Валерий Попов: “Пиарщики “Израиля” в свободное время работают на Первом”

Очередная часть сериала Познера и Урганта «Еврейское счастье» посвящена Тель-Авиву.

Больше всего сериал стал похож на среднего качества туристическую рекламу курорта, который усиленно рекламируют два сиониста. Но для туризма авторы многовато грузят “национальной исключительностью”, слишком здесь людно и слишком шумно. Видимо, поэтому зрителя убеждают, что терроризма нет, кроме “палестинского”, в субботу работают все дискотеки, есть сало, проститутки и воры, но их бояться не стоит – они же еврейские, ненастоящие. Много не украдут.

Есть еще “еврейский терроризм”, этим термином авторы называют не “государственную” политику в отношении палестинцев. О, нет! Так они именуют насильственное приучение иммигрантов к искусственному, выдуманному языку иврит.

«Иврит установлен путем террора», — радостно сообщают в фильме. И авторы поясняют, что на заре сионизма женщины ходили с черными от уколов булавок руками, поскольку за разговор не на иврите дети кололи своих матерей по наущению сионистов-папаш.

Воистину, этот народ из хвастовства сам на себя наговорит на нюренбергский процесс, опасаясь, что другие что-то упустят.

В Тель Авиве, тоскливо-однообразном и безликом городе, нет никаких достопримечательностей, почти нет палестинцев, не чувствуется напряжения, а поэтому все здесь навевает скуку на самих евреев.

Ведь еврей ощущает смысл своего существования только тогда, когда нужно доказывать не-еврею, как тот плох по сравнению с ним, “венцом творения”.

Но тут все – «венцы». И никто друг другу не верит.

Больше всего “столица” «Израиля» напоминает спальные районы Одессы.

 Ведущие скучают – говорить особо не о чем, разве что спрашивать, ест ли их собеседник свинину. Да, большинство едят, не верят в бога и совершенно не понимают, зачем они тут вообще живут.

 Весь фильм ведущие жуют, пробуют, говорят о еде и убеждают друг друга, что это очень по-еврейски. Кофе они тоже относят к еврейской кухне, хотя кофе варить здесь умеют только палестинцы.

 Познер с Ургантом в качестве еврейского блюда рекламируют яичницу с помидорной пастой. Они удержались от того, чтобы в этом качестве рассматривать арабские фалафель и хумус, хотя “израильская” пропаганда от этого не удерживается.

Один герой на русском языке хвастается, что его предки живут в Палестине с 1492 года. Если бы Познер порасспросил своего визави об именах предков, то тот не смог бы их назвать. В отличие от палестинца, который точно знает, где жили его пращуры, где они похоронены и как их звали, даже если “израильски“е солдаты сровняли с землей кладбище и выстроили на его месте торговый центр.

По капле Познер дозирует “израильский” стандарт пропаганды: мол, когда евреи приехали сюда, то был один песок, а теперь “город-сад”… Весь еврейский “Израиль” – это по сути дом на песке. Печальна судьба таких домов.

 В фильме мелькнул Шломо Занд, автор книги о том, что евреев не существует, а вся “священная история” евреев – выдумка. Правда, произносит он лишь одну фразу: «Неужели тот уродливый еврей думает, что мы одной расы?»

Второе по яркости выражение в фильме – это что есть «писатель, которого мы называем Всевышний»…

Есть в фильме легкий намек, что сто лет назад в Палестине были загадочные русско-еврейские поселения. Вот, мол, как много у нас общего, дорогие россияне. Ничего такого, разумеется, не было.

Русские жили в монастырях и при монастырях. А евреи из России, преимущественно караимы, ютились в бедных поселках, радовались пенсии, которую им выделяло царское правительство, старательно копя деньги, чтобы отправить отпрысков в манящую барышами Америку.

Особая тема – восхваление евреев из СССР и России. Они и самые яркие, и самые талантливые, и самые образованные. Они – элита.

Дело же обстоит прямо противоположным образом. Русские евреи живут в худших местах, работают на худших работах, служат в армии, их не считают полноценными евреями, с ними стараются не родниться и не пускать их в политику в силу их особой скандальной склонности к жестокому расизму.

Один из героев фильма произносит слово «жиды» — причем так он именует самых плохих не-евреев.

Познер ест, пьет и у всех интересуется, а что такое быть евреем? И
получает ответ, что это – поиск ответа на сам вопрос. Оказывается, если евреи найдут ответ, то жить им станет сразу очень скучно.

Короче, евреи – это такие люди, которые готовы зачморить род людской рассуждениями о том, кто они, как они ужасны и прекрасны. А если род людской перестанет ими интересоваться, то евреи с тоски зачахнут.

Судя по всему, в Тель Авиве поговорить о сути еврейства особо не с кем. Здесь легко слетает с уст, что еврей не в том, ест он свинину или нет. И Познер с Ургантом опрокидывают по стаканчику «крови тигра», как бы намекая, что в этом городе сняты вообще все запреты.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *