Валерий Чурилов: Украинские жетоны и русский топор

Я признателен депутатам польского сейма, принявшим резолюцию о геноциде УПА (Украинской повстанческой армией) польского населения Волыни даже несмотря на то, что для меня это не столько подтверждение реальности оценки УПА, сделанной в публикации от 08.07.16, сколько не запланированное отвлечение от хода моих мыслей в связи с грядущим русским бунтом в Бандерлогии, кровавым и беспощадным. Я благодарен депутатам польского сейма за то, что благодаря им я узнал то, чего я не знал ранее, а именно о том, что помимо других зверств геноцида документально подтверждены массовые насилия девушек, которым каратели вспарывали животы и набивали их мусором. Я не стану, щадя нервы читающих, расшифровывать символику этого мистического ритуального зверства, но в той же публикации я приводил свидетельства очевидцев о том, что те же самые мистические ритуальные зверства практикуются и в карательных операциях УПА на Юго-Востоке Украины.

УПА своими легальными подразделениями, Правым сектором, карательными батальонами не просто присутствует в Бандерлогии, УПА реализует идеологию ОУН и реализует мистический геноцид по лекалам СС и сейчас в отношении москалей, завтра в отношении евреев, поляков и других этносов. Послезавтра УПА вырвется на просторы Европы. Мир может меняться, но и ОУН, и УПА остаются преемниками нацизма в идеологии и практики СС в ее реализации. 

Для того, чтобы понять глубинные корни аналогии и наследования идеологии и практики НСДАП (нацистской партии Германии) и ОУН, СС и УПА, поясняю, что в нацистской Германии СС были военным формированием НСДАП, в Бандерлогии УПА является военным формированием ОУН. 
Но единство человеконенавистнической идеологии и практики и в нацистской Германии и в Бандерлогии не может быть естественным – оно должно было быть организационно обеспечено и обеспечено эффективно. Организационно это достигалось в нацистской Германии тайной службой внутренней и внешней безопасности СД, исключительно подчиненной высшему руководству НСДАП, в ОУН это достигается тайной СБ (службой безопасности) ОУН, исключительно подчиненной высшему руководству ОУН. Что такое СБ ОУН, существует ли она сейчас и какова ее роль в том, что происходило и происходит в Бандерлогии я разъяснял в следующей публикации. Вот она:
Украина-Славянск-0020

В пасхальную ночь в результате боестолкновения на северном блок-посту гор. Славянск Донецкой области на убитом нападавшем был обнаружен специальный жетон, на аверсе которого отштампована надпись “Правый сектор”, на реверсе — “№ 0020” и “СБ”.

Жетон не кустарного, заводского изготовления и вряд ли он может быть квалифицирован даже не сведущим посторонним как сувенир или брелок. Однако значение такого трофея, не комментируемого Правым сектором по вполне понятным причинам, должно быть выяснено и понято.

Для понимания последующего изложения надо принять как факт, что Правый сектор — это не случайное объединение нескольких известных легальных пассионарных и националистических общественных организаций, Правый сектор — это легальное подразделение нелегеальной УПА (Украинськои повстанськои армии), территориальные формирования которой не только существуют, но и действуют до сих пор на территории Западной Украины. Сегодня УПА, помимо легального Правого сектора, уже отметилась в Киеве не только своим черно-красным знаменем и повязками боевиков, но и вооруженными акциями с гибелью сотрудников ГАИ.

Но причем здесь аббревиатура СБ? Немного из документированного прошлого.
Из показаний сотника УПА Бурлака (Щигельского): “УПА трымаеться на страху терору. Нихто нэ мае права цикавытыся тым, що безпосередньо нэ звъязано з поставлэным перед ным завданням, и тым бильше обговорюваты сами наказы — кожный, хто пытае, прыслуховуеться чы заводыть розмовы про структуру, бойови операции, командырив, миг буты автоматычно зарахованным до шпыгунив.

Дысциплина и конспирация в УПА насаджуеться оунивською службою безпекы СБ жорстокымы засобамы. Жертвамы внутришнього терору впало чымало бойовыкив, яки навить ничым нэ провынылыся пэрэд УПА, або СБ. Кара едына – удавка або пуля .”

Итак, СБ (Служба безпекы), ОУН — внешняя по отношению к УПА внутренняя контрразведка с ничем не ограниченными правами проверки лояльности, поведения, выполнения приказов и инструкций, с правом дознания, следствия, вынесения приговора и приведения его в исполнение. В каждом подразделении УПА действует агент СБ и каждый агент СБ имеет “лицензию” на ликвидацию. И в Правом секторе тоже. По примеру СД, в котором агенты имели служебные жетоны СД, агенты СБ так же имеют служебные жетоны.

Кстати, служебные жетоны СБ не единственный подарок и память о сотрудничестве с СД. Практике работы агенты СБ учились под прямым руководством и в тесном взаимодействии с СД и гестапо. Сотрудничество с гестапо и прямое обучение агентов СБ в центрах подготовки СД было начато после успешной аудиенции, данной Е .Коновальцу (тогда руководитель ОУН, предщественник С.Бандеры) и А.Мельнику ( тогда шеф СБ) полковником фон Рейхенау и Рудольфом Дильцем (тогда шеф гестапо) в квартире Геринга на Рейхканцлейплац в Берлине в феврале 1934 года.

В точном соответствии с инструкциями СД дисциплина и конспирация в УПА насаждается и поддерживается СБ жестокими методами. Любое инакомыслие, проявление нелояльности, малейшая попытка небезусловного исполнения приказа или распоряжения командира карается немедленно и показательно. Каждый член УПА находится под постоянным колпаком СБ и психологическим прессингом, основанным на страхе либо своей смерти, либо показательной смерти своих близких — заложников его преданности УПА, СБ и своим командирам.

В таких условиях боевики УПА превращаются в бандитов, запуганных страхом смерти палачей. Отсюда и берет начало изуверская жестокость боевиков в отношении своих жертв, а сама УПА становится бандой садистов и террористов. 
В целях создания необходимого психологического и пропагандистского воздействия на боевиков СБ достаточно умело реализует практику провоцирования необходимой для выполнения актуальной боевой задачи психологической готовности боевиков. Примером успешности такой практики может служить провокационный расстрел т.н. Небесной сотни и бойцов Беркута на Майдане.

Убитый в Славянске владелец жетона так же был агентом СБ с личным номером 0020. Его заданием видимо было осуществить проверку “вогнэм и зализом” в боевых условиях группы боевиков, скорее всего новеньких, которым не очень доверяли. Его труп, вопреки инструкции, не был эвакуирован боегруппой, и это наводит на размышления — кем он был убит. Эсбистов не любят и боятся. И в УПА, и в Правом секторе.

И если Д.Ярош, т.н. лидер Правого сектора, на самом деле крайовый провиднык УПА (звание аналогичное званию группенфюрер СС), то где-то рядом с ним, и над ним, должен быть шеф СБ Правого сектора с аналогичным служебным жетоном СБ и номером Агента СБ 001. Круче, чем Джеймс Бонд, который всего лишь агент 007. Кто он? Неужели Парубий?
Причастность последнего к провокации — расстрелу на майдане Беркута и Небесной сотни, а провокации — это отработанная практика СБ, говорит в пользу этого предположения.

Итак, СБ ОУН существует, и в Бандерлогии тоже.. Но в какой организационной форме?

Прошу не падать со стула. Все просто. Вспомните, какая организация осуществляет репрессии населения не согласного с нацистским режимом Бандерлогии, какая организация держит без суда и следствия, пытает в своих подвалах активистов сопротивления. Эта организация называется СБУ. По факту от украинской СБУ в этой организации ничего не осталось. СБУ в Бандерлогии – это территориальный филиал СБ ОУН, достойный наследник нацистских СД и гестапо со всеми отсюда вытекающими последствиями и садистской практикой. Не каждый сотрудник СБУ – агент СБ ОУН, но часть сотрудников, может быть уже большинство, помимо служебного удостоверения СБУ имеет жетоны СБ ОУН, определяющие иерархию в СБ ОУН и требующие беспрекословного повиновения каждого боевика УПА.

Единство идеологий НСДАП и ОУН определяет единство карательной практики СС и УПА. Исходя из этого же единства идеология НСДАП в конечном счете привела к Нюрнбергскому трибуналу, идеология ОУН закономерно должна закончиться Львовским, опять же по аналогии с Нюрнбергом, трибуналом.

Но для того, чтобы состоялся Нюрнбергский трибунал, потребовался беспримерный в истории подвиг русского народа. Для того, чтобы состоялся Львовский трибунал, и чтобы Бандерлогия снова стала Украиной, потребуется по той же аналогии – подвиг и это опять будет подвиг, подвиг русского народа Украины, который рано или поздно поднимет освободительный топор русского бунта.

Валерий Чурилов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *