Рамзан Кадыров: Любить народ, бояться Бога

Беседа главного редактора “Завтра” и главы Чеченской республики.

Визит делегации Изборского клуба в Чеченскую Республику, к главе которой Рамзану Кадырову сейчас приковано внимание едва ли не всего мира,  был насыщен встречами, дискуссиями, обменом мнениями с учёными, политологами, общественными деятелями, со студентами и военными.

И одним из ключевых событий стала трёхчасовая встреча с Рамзаном Кадыровым, который в беседе с председателем Изборского клуба Александром Прохановым был предельно откровенен.

 

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, мы благодарны вам за приглашение посетить республику, за приём. В Изборском клубе объединены люди с разными взглядами, но все мы едины в любви к стране. Мы все — государственники.

У нашего клуба по России уже около 25-ти отделений. И есть мечта создать в Чечне своё гнездо. Здесь всё для этого есть: поле интенсивной борьбы, мощная консолидированная интеллектуальная среда.

Рамзан КАДЫРОВ.

Александр Андреевич, мы поддерживаем эту идею на 100%. И мы тоже — разные люди, у каждого своё мышление, но у нас есть одно — любовь к Родине. И я очень рад, что вы приехали к нам в Чеченскую республику. Сами всё увидите своими глазами. Мы готовы ответить на все ваши вопросы.

А то у нас в России много сейчас появилось умников, политологов, которые рассказывают о нас такое, что мы даже подумать не могли. Сами о себе не знаем того, что слышим от кого-то. Ищут любые поводы, чтобы очернить нас. Информационная война в полной мере.

Александр ПРОХАНОВ.

Для вас эти нападки стали неожиданностью?

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы ожидали, что такую информационную атаку, которая ведётся против республики и меня лично, начнут в конце февраля, 23 февраля используют, чтобы поднять молодёжь. Понимали, что будут использовать вайнахский народ, ингушей, чеченцев, которые были депортированы. Но атаку против нас начали ещё в январе. И что нам остаётся? Если тебе навязывают борьбу — надо бороться. Жизнь — это борьба. И каждый день, только просыпаешься, — уже начинается борьба. Ложишься спать, пока не заснул — в голове прокручиваешь, что и как.

Если бы наши критики защищали интересы государства, народ, то, пожалуйста, отстаивай его интересы. Мы за государство, за народ погибали и не раз смотрели в глаза смерти.

А нападки на нас за что? За то, что мы любим свою Родину. За то, что готовы отстаивать интересы нашего государства. У нас нет никаких активов, никаких интересов в Европе. Лошади были, но сейчас им не дают в скачках участвовать — санкции объявляют. Вообще интересная жизнь: если ты любишь свою Родину, значит, ты плохой человек; если ты продаёшь свою Родину — весь мир тебя приветствует.

Про меня, про команду, которая сформировалась ещё при первом президенте Чечни Ахмат‑хаджи Кадырове, разные мнения. Говорят и хорошее, и плохое. Если вы со стороны дали бы мне ещё и совет, что и как сделать хорошо, я был бы благодарен. И если бы вы спросили у меня что-то вам интересное, что есть у нас, чтобы потом всем рассказывать и говорить: давайте поедем к Рамзану и спросим, как у него получилось, или давайте его привезём, пусть он нам расскажет, — я с вами всем своим опытом поделюсь.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, сейчас самая насущная идеологическая задача — сформулировать и заявить на весь мир концепцию справедливости. Даже не экономика, не внешняя оборона, не проблемы элит столь важны. Владимир Владимирович Путин каждый год на Валдайском форуме произносит концептуальные манифестальные речи, когда звучит что-то абсолютно новое, выстраивающее идеологию новой России. И я жду, когда он скажет о справедливости — о базовой основе жизни любого государства.

Рамзан КАДЫРОВ.

Единственный человек в мире, который открыто говорит и поступает справедливо — это Путин. И весь западный мир вдруг против встал. Они не могут у него выиграть, не могут его сломить. Все его прогнозы, разработанные стратегии, оправданны. Он говорит: мы — великая Россия, мы никому не позволим оскорблять, унижать. Мы не хотим встать на колени, мы хотим достойную жизнь на полноправных условиях. Это всё оправданно. В чём он здесь не прав? Прав абсолютно! Справедливость олицетворяет наш президент, наш национальный лидер.

Александр ПРОХАНОВ.

И я предлагаю одно из заседаний Изборского клуба, когда его отделение будет здесь образовано, посвятить справедливости как категории, которой живёт чеченский народ. Мечта чеченского народа о справедливости: национальной, социальной, религиозной

Рамзан КАДЫРОВ.

Хорошая идея. Все хорошие начинания у нас всегда найдут поддержку.

Александр ПРОХАНОВ.

Я помню, Рамзан Ахматович, нашу с вами встречу в Гудермесе. Мы встретились ночью. Вы пришли после трудов праведных, оставив автоматы за порогом, и мы разговаривали. Меня поразила одна ваша фраза, которую я везде повторяю: лидер должен любить народ и бояться Бога. Гениальная формулировка. Это двуединство. С одной стороны — любить народ, а любить народ можно, только если сам — часть этого народа, и ты его люби так, чтобы не навредить ему своей любовью. И бояться Бога! Это грандиозная идея.

И потому ещё одно заседание нашего клуба может быть посвящено концепции лидера, проблеме лидера. Кто такой духовный лидер своего народа или своей губернии. И формула “любить народ бояться Бога” уникальна. Надо, чтобы у любого нашего губернатора в кабинете эта формула висела.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы готовы, Александр Андреевич, создать отделение и провести такие заседания. А готовы — значит, профессионально обучены, чтобы выполнить. Если готовы выполнить приказ — это говорит о том, что есть возможность выполнить.

Нас волнует ещё вот какой вопрос: Россия многонациональная, многоконфессиональная. Мы говорим о том, что нет предпочтений. Все равны. Но равноправия при этом нет. Есть регионы, города, где не разрешают строить мечеть. 100 тысяч мусульман, 10 тысяч мусульман проживает, а у них даже молельной комнаты нет, чтобы они могли читать молитву. И этих людей завтра Запад с удовольствием будет использовать против России. Скажет: вас притесняют.

Почему нельзя мечеть построить? Мы покупаем участок, сами строим, оплачиваем коммунальные услуги. Это религиозно-общественная организация, она имеет право строить для себя объект. В Чеченской республике мы строим храмы. Когда я стал вице-премьером, сразу поручение дал — привести в порядок христианское кладбище. Мы и сами вышли на субботник, почистили кладбище, на котором лежат и герои Советского Союза.

Но где взаимоуважение? Говорят, что у местного населения это может вызвать недовольство, что будут конфликты на национальной почве. Да если губернатор не может решить межнациональную ситуацию, его надо сажать попросту. Не выговор делать, не снимать с поста за то, что не справился, а именно сажать.

У нас улицы названы именами Трошева, Угрюмова, псковских десантников. Они и наши герои. Они защищали Чеченскую республику, Российскую Федерацию. Какая разница русский он, чеченец? Он герой.

В обществе должно меняться сознание. Все эти террористически настроенные организации, которые абсолютно не связаны с великим исламом, они сегодня пустые головы забивают. А сейчас в Дагестане, в Ингушетии уже 11 мечетей салафитов.

И вот, например, много чеченцев родилось и рождается в Европе. Люди выехали туда в 2000 году, у них появляются дети. С 15 лет по нашему чеченскому обычаю ты считаешься мужчиной: надевают кинжал, шапку, и ты — мужчина. А им там внушают: в Чечне хаос, Россия убивала, Россия коррумпирована. Всё что угодно говорят, а молодёжь, эти парни, верят. Как с ними вести диалог, как им объяснить, что у нас происходило, происходит, что делать?

Сейчас многие, кто ранее уехал, хотят вернуться домой из той же Турции. Кого-то мы вернули своими возможностями, покупали квартиры. Ведь они всё распродали, думали, что будущего нет у Чечни. Сейчас их всех привезти домой не получается. Потихоньку возвращаем, их вопросы решаем. Но там их около 200 тысяч. В Австрии — 70–80 тысяч. В Польше, в Германии, Франции, по всем европейским странам разбросаны.

И ведь их в любое время могут использовать. В Сирии в ряды воюющих вошли тысячи чеченцев, которые жили в Европе. Я ещё несколько лет назад говорил: почему европейские спецслужбы оставляют оружие у эмиров, которые, возможно, в Чечне были? Зелёная улица была у тех людей, которые у нас в федеральном розыске. Им разрешали всё. Потом собирали на натовские базы, обучали, чтобы в любое время этих людей использовать, На Украине создавали батальоны из людей, которые жили не только на Украине, но и в Европе, и собрали батальон имени Джохара Дудаева. Сегодня в Сирии самые сильные воины, кто воюет против сирийской армии — чеченцы.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, вашим людям удалось проникнуть в центр ИГИЛ. А что такое ИГИЛ?

Рамзан КАДЫРОВ.

Это сформированная Западом, финансируемая арабскими странами группировка. Определённый контингент финансирования — Катар, Турция, Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт. Там разные организации: “Братья-мусульмане”, шииты, сунниты…

Когда мы были в Эмиратах, я поехал к королю Иордании, говорю: мусульмане, что вы делаете? Идёт братоубийственная война, нас использует Америка. Они же бомбят вас. И вы, финансируя, убиваете наших детей, женщин. Они вынуждены переселяться, миллионы людей с голоду умирают. Если вы говорите, что быть неверными плохо, хотим “Исламское государство” создавать, почему вы убиваете мусульман? Посмотрите: вот территория Сирии, она стала местом разборок между мусульманами. Зачем вы этому способствуете?

Что вы делаете? Не финансируйте. Верните своих людей домой. Это вы контролируете их сейчас, потом будет поздно. Сейчас уже и новые командиры появились, и у них взаимосвязи нет. Убили там их агента, командира, и встал на его место другой, который думает, что это джихад, надо воевать. Он из религиозных соображений поехал туда. Он этого убивает, другого убивает, третьего. Он сам себе хозяин. Это специально созданная сила, финансируемая разными государствами. Очень опасные подготовленные люди. Могут их отправить в Россию, в другие государства. Они умеют воевать. Их ведущие специалисты обучали всему, взрывному делу в том числе. Я в Эмиратах наследному принцу — он сейчас исполняющий обязанности президента — говорил: это опасность для вас в том числе. Ну, хорошо, сегодня к вам никто не придёт, у вас охрана. Но у вас у каждого есть телефон. Заходите в Интернет, а они смотрят, изучают, вербуют. В любой дом может зайти террорист, даже в мой. Как? Не открывая дверь. Если я разрешу телефон носить своим детям, они могут послушать их проповеди. И откуда знаешь, что в голову придёт? Они убедительно говорят про Коран. Люди не понимают, он правду говорит или ложь. Необразованный человек — это пища для них. Они внушают: это Аллах тебе говорит… Я всегда говорю: Аллах в этой жизни относится ко всем одинаково — и к мусульманам, и к христианам, и к иудеям.

Жизнь Пророка для мусульман — пример. Если ты пойдёшь по этому пути — попадёшь в рай. И нигде никогда Пророк не оскорбил человека — ни христианина, ни иудея.

Нам ислам говорит: если у вас в государстве вам разрешают строить мечети, молиться, соблюдать обязательные процедуры, вы обязаны защищать это государство, этого президента ли, командира ли, или царя. Если вы, защищая, погибнете — вы попадёте в рай, вы на пути Всевышнего.

Нам кто запрещает в республике строить мечети, кто запрещает изучать Коран? Никто! Самое лучшее место в мире для мусульман — Чеченская республика. И для христиан тоже. У нас самый беспроблемный регион, межконфессиональный, межнациональный.

Говорю русским, туркам, татарам, аварцам, ногайцам: давайте молодёжь растить, расширять наше влияние. Каждому русскому, кто приходит, я говорю: езжай в Надтеречный район, в Наурский, почитай людям проповедь, чтобы они проснулись, чтобы поняли, что это их регион, что они здесь равноправные.

Александр ПРОХАНОВ.

А почему проповедь, о которой ты говоришь, иногда бывает слабее той, которая произносится врагами? Ведь тысячи идут воевать за ИГИЛ.

Рамзан КАДЫРОВ.

В России думают, что в религиозном плане опасность от мусульман исходит с Кавказа, Башкирии, Татарстана. Но самая взрывоопасная в религиозном плане точка — это Москва. Салафитское направление развивается с каждым днём. Мы, все последователи Пророка, которые живут у нас, приняли решение, что в республике кто даже подумает послушать проповеди их — он уже не наш, ему среди нас не место. Я говорю: у нас в республике салафитов не будет.

Говорим: докажи свою правоту. Мы говорим им: из вас последовательно создают религиозную группу, чтобы вы стали террористами. Взяли в руки оружие — уже террористы, потому что вы выполняете те функции, которые Усама бен Ладен выполнял, сейчас ИГИЛ выполняет.

Мы пригласили: давайте диалог проведём, посмотрим, насколько вы правы научно. Они не приехали, не хотят. Почему не хотите, если правы?

Я говорю: соберите всех имамов, возьмите проповеди, докажите им научно, что у них нет ничего, связанного с религией ислама. И Пророк не имел к ним отношения.

Александр ПРОХАНОВ.

Изборский клуб недавно был в Иране, в священном городе Кум, где около 300 исламских университетов. И я поразился как их аятоллы, их муфтии подробно исследуют все тексты Корана, чтобы направить на борьбу с этими страшными ересями. Они подыскивают лексику, слова, последовательность слов, интонации, они этой проповеди посвящают огромную часть своего времени. А рядом с тобой, Рамзан, есть такие?

Рамзан КАДЫРОВ.

У нас самые сильные учёные, которые получали высшее образование, аспирантуру заканчивали, докторские защищают в лучших исламских вузах в Египте, в Сирии, в других государствах. Там “Братья-мусульмане” по своим направлениям работают. Сейчас для нас самое опасное течение — это “Братья-мусульмане”.

Александр ПРОХАНОВ.

Но их же разгромили.

Рамзан КАДЫРОВ.

Нет. Не тот самый страшный враг, который автоматом водит. Ты знаешь, что у него автомат, ты видишь его. Идеологически они очень страшны. Я с пятнадцати лет прошёл путь с Ахматом-хаджи. Я встречался с разными людьми. Я читал. Я слушал Ахмата-хаджи и людей, которые с ним разговаривали, обсуждали проблемы. Я видел, как они реализовали это всё.

Есть практика, и есть теория, и военных действий, и социальных вопросов. В любом вопросе практика лучше, нагляднее, чем теория. Какой-то профессор сидит где-то в Москве и обсуждает Рамзана. Он никогда меня в жизни не видел, только мои некоторые высказывания послушал, и то не в контексте, а иногда фразы, просто вырванные из разговора. Я говорю: приезжай, поговори со мной. Я тебе всё объясню, если ты считаешь, что неправильно я это делаю. Но результат посмотри и поймёшь, что я делал правильно. Я знаю психологию моего народа, знаю религиозные соображения людей. Знаю, как вести себя в тех или иных условиях. И конечный результат, на который я работаю и которого добиваюсь, — это мир, стабильность, процветание, развитие во всех смыслах этого слова.

Я делаю добрые дела. Дороги строю, школы, детские спортивные комплексы, промышленность развиваем, сельское хозяйство. Главное — я делаю это всё для народа. По каждой позиции по развитию той или иной отрасли у нас 100–200% прироста. Это и есть результат. Как я это делаю? Все думают, что всё — на федеральные или бюджетные средства. Но во всём, что вы видите вокруг, — здания, мосты, дорога — ни одной копейки нет бюджетных средств.

Александр ПРОХАНОВ.

А как ты этого добиваешься. Как руководишь?

Рамзан КАДЫРОВ.

Когда на совещания собираю министров, я им повестку дня даже не говорю. Если он министр — должен знать всё про свою отрасль. И в любой момент отчитаться, что и как.

Когда я вошёл в руководство, не все вопросы понимал, и меня начали дурить. Я на три месяца погрузился в изучение вопросов, потом провёл заседание. Я лучше каждого министра знал, что у него в отрасли происходит. Я несу перед Всевышним ответственность. Именно как глава. Мне скажут: что ты делал? Вот это. А что ты мог сделать? Вот это! Почему не сделал? С меня спросят!

У нас в республике была программа, которую мы обосновали, какие потребности у нас. На 130 миллиардов рублей. Она секвестрировалась до 75 миллиардов. Сравните: на реконструкцию Большого театра в Москве 50 миллиардов дали, а на социально-экономическое развитие нам выделили 75 миллиардов. На театры, школы, мосты — на всё! И говорят, что Чечне, Кадырову, чтобы он не ругался, чтобы его боялись, выделяют огромные деньги, и они всё равно такие плохие.

Различные регионы по разным программам больше получили за это время, чем мы. Карачаево-Черкессия, Ингушетия. Сейчас Дагестану по экономической программе 200 миллиардов выделяют. А республика, разрушенная двумя военными кампаниями, получила по федеральной целевой программе развития и восстановления экономики 75 миллиардов.

И мне обидно бывает. Мы тоже платим налоги. У нас тоже забирают нефть, газ. Мы тоже граждане России, это тоже территория РФ. Все думают, что Чечне выделяют миллиарды. Где эти миллиарды? Где наши налоги, на что они уходят?

Всё, что видите кругом, — и проспекты Путина, Кадырова — я восстановил на спонсорские деньги. Не только чеченцы — русские ребята, которые занимаются бизнесом, выделяют нам средства, но и арабы, и немцы. Можно выйти на смотровую площадку высотного здания полюбоваться на город. И я могу про любой объект, про каждый кирпич часами рассказывать.

Это всё не моё, это построено для республики. Я хочу, чтобы люди жили в красоте. Зачем существовать, выживать? Если ты живёшь, надо жить. Давайте научимся жить. Я хочу не выживать, а жить. И чтобы мой народ жил. У каждого своя культура, обычаи, традиции. Давайте жить своими обычаями, традициями.

И я знаю из первых рук, как люди живут. У людей со мной есть прямая связь в соцсетях, и мне пишут каждый день. Я отправляю обращения министру, главе района: помоги.

Давайте, Александр Андреевич, прямо сейчас туда зайдём. Вот: “Здравствуйте, Рамзан Ахматович! Пожалуйста, отзовитесь на моё сообщение. Мне 24 года, с Казахстана, но живу в Грозном, с мамой. Мы приехала сюда 5 лет назад, у меня есть сын 3 года и 5 месяцев, у которого ДЦП. Мы с его отцом в разводе. Сын у него, и должного лечения не получает”.

И она мне отправляет свой номер. Я должен послать людей всё проверить. И если реально нужна помощь — бывают ведь и аферисты — помочь.

Ещё: “Я жительница посёлка. Мне 24 года. В прошлом году закончила ЧГУ, экономический факультет, специальность “экономический специалист”. Прошу вас помочь мне устроиться на работу, так как очень в ней нуждаюсь. У меня трое детей, и у мужа нет постоянного дохода”.

И вот: “Уважаемый Рамзан Ахматович! Я понимаю, что к вам обращается очень много людей и мне очень неловко, но наша семья столкнулась с одной проблемой. Мы являемся молодой семьёй. Мой муж вырос в Ингушетии, он воспитывался без отца. Дом, в котором проживает его семья, находится в аварийном состоянии, и мы снимаем жильё. У нас трое детей. Мы бы хотели попросить у вас помощи в приобретении жилья”.

Александр ПРОХАНОВ.

Я не забуду, Рамзан: когда в тот мой визит я ночью с вами беседовал, то показал вам письмо женщины. Она его дала мне, когда я был в церкви Михаила Архангела. В письме просьба “Рамзан Ахматович, а квартиру можно”. Жительница Грозного, она ютилась по углам, потому что дома лишилась. И ты сразу набрал телефон и на следующий день в квартиру, ей тобой выделенную, уже мебель вносили. Я ей звонил несколько раз из Москвы: “Как?” — “Молюсь за Кадырова”.

Рамзан КАДЫРОВ.

И русскому, и чеченцу всё, что в наших силах, мы даём. Я говорю федеральным чиновникам: у вас всегда вопросы в отношении русскоязычного населения, мол, что вы делаете для них? Так вы тоже помогайте! Русские уехали отсюда, но на новых местах не прижились. И сюда возвращаться как? Они же продали всё. Я говорю: помогайте нам, пожалуйста, этих людей устраивать. Вы свои функциональные обязанности выполняйте, я свои. Я защищаю интересы региона, народа, а вы, правительство, должны сами выявлять проблемы, помогать их решать.

Так что каждый день борьба, борьба. Борьба — это жизнь. Если ты не борешься — считай, что не живёшь, а существуешь. Мы люди, мы граждане, мы родились, чтобы жить и пронести свой груз достойно, потом достойно погибнуть. Не умереть, а погибнуть.

Вот сейчас опять повышенное внимание к региону. А я привёз всех правозащитников с Ганнушкиной вместе. Все вопросы, которые они поднимали, у них необоснованные. Я доказывал, сидел часами, отправлял комиссии. Но они не хотели с нами работать. Я собрал всех правозащитников, говорю: задайте мне вопрос, докажите, что вы большие правозащитники, чем я. Вы зарабатываете деньги, гранты получаете, придумываете дела, а я реально занимаюсь этими вопросами. Всегда говорю: приезжайте, защитники, смотрите, что хотите. Но честно рассказывайте, не обманывайте. Я — защитник. Из рода Кадыровых пять человек погибло. Многие ранены. Зачем мне играться судьбами народа?

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан, идёт охота на Путина. Идёт охота на Кадырова. Это охота не с винтовкой, это охота с помощью информационного оружия.

Рамзан КАДЫРОВ.

Винтовка — это не опасно. Опасно — когда болтают люди, и этому верят.

Тут ещё один правозащитник приехал в Ингушетию, сел в такси, выключил все свои телефоны, приехал сюда, абсолютно ему никто не мешал ни в чём. Сфотографировался там, там, ни с кем не встречался, быстро убежал. И вот он говорит: я поехал, я встречался с людьми, я готовлю доклад.

Я готов отчитаться перед кем угодно за свою деятельностью. Нет ни одного дела, которое бы я не решал лучше, чем эти правозащитники. Потому что я за народ отвечаю перед Всевышним, перед президентом, перед самим народом. У меня дети, племянники, племянницы. По моей вине они не должны страдать, и они должны ходить свободно, жить мирной жизнью. Да, я воевал, да, я уничтожал ваххабитов, террористов, за то, что они убивают мой народ.

Я не боюсь ни одного человека. Мои дети в школу ходят, в детский сад, как все. У них никаких привилегий нет. Учатся, занимаются в спортзале, в танцевальном ансамбле. Мы должны быть чистыми в том плане, что ни один человек не имеет права нас упрекнуть, что где-то мы допустили ошибку. Даже те матери, дети которых погибали, с нами воюя, меня обнимают, плачут: я хотела бы видеть своего сына рядом с тобой. Я в любой дом могу зайти. И если они меня не ценят, я сразу напишу заявление об уходе. Если человек задаст вопрос, на который я не могу ответить, я напишу заявление.

Александр ПРОХАНОВ.

Впереди выборы, и есть огромная опасность, что противником будет принесена очередная сакральная жертва. Выбирать её будут по принципу медийности, кто сделал громкое заявление. Убьют и постараются скомпрометировать либо вас, либо президента.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мой представитель в Европе говорит, выступает там один деятель, всякие слова про меня говорит, про систему. И мой представитель опасается: если что-то с ним случится, обвинят и тебя, меня, и чеченцев, которые в Европе мирно живут. И мы, говорит, на него молимся, чтобы ему никто ничего не сделал.

Даже можно уже понять, кого американцы готовят у нас, чтобы в жертву принести и обвинить власти в политических расправах.

Но меня-то почему выбрали для нападок? Ходорковскому я чем мешаю? Почему он меня называет? Когда его сажали, я маленький был. При чём я?

Я вообще не в теме. Навального я никогда не видел в жизни и Немцова я два раза видел. Разные взгляды могут быть у людей. Иногда очень полезно критику выслушать. Но разве они — оппозиция?

Они не государственные деятели, не государственники, они не мыслят как государственники, у них есть свои личные планы и интересы. А в сегодняшней системе каждый человек должен быть государственником. Милиционер, уборщик, журналист. Должен уметь делать прогнозы, то есть понимать, к чему что ведёт. Каждый должен беспокоиться за судьбу государства. Если могут всё рассчитать только там, наверху, считай, что мы погибли. Каждый должен думать о стране и действовать в её интересах.

Человек, который сегодня говорит, что мы должны своих лётчиков сдавать, мы должны тех людей, которые воюют, предавать, — он кто? Что мы должны отдать им свой Крым… Если вы Крым отдаёте — отдайте Чеченскую республику, потом Татарстан. Так получается? Развалили Советский Союз, хотели развалить и Россию. Пришёл Путин, он не дал. Второго Путина у нас нет.

Как мы, вы можем не быть благодарными ему? Он же поднял и русский дух, при нём всё стало возрождаться. Значимость русского человека, русского народа он стал сохранять и поднимать.

Я патриот своего государства, России. Я готов выполнить приказ любой сложности. Только дайте приказ.

Александр ПРОХАНОВ.

Если что, мы их встретим, да?

Рамзан КАДЫРОВ.

Кого угодно. Абсолютно не проблема. Я на всё готов. Главное, была бы воля командира. Я вёл свою жизнь достойно, и если погибнуть, то тоже нужно достойно.

Мы готовы к борьбе. Мы всё время учимся. Отправляем специалистов учиться в разные государства. В Израиль, Европу, арабские страны… Изучать технику, что у них происходит, какие возможности. Обмен опытом ведём, участвуем в сборах.

Мы должны знать, что они делают. Если ты военный и будет приказ — ты должен понимать, куда идёшь. Если не знаешь, куда идти, ты не дойдёшь до цели. Поэтому специалисты опытом делятся. Мы говорим чуть-чуть, они тоже говорят чуть-чуть. Мы много полезного взяли для себя из обмена опытом. Министры обороны разных стран выходили на меня, чтобы направить своих специалистов в республику, поделиться опытом. Мы принимали, делились. Сотрудники полиции республики выигрывали чемпионат России, мировой чемпионат, где 43 государства принимали участие, в том числе Америка, Канада, Китай. И не какие-то сверхъестественные, а обычные милиционеры, которые службу несут, выиграли у всех ведущих стран. Дух, сила, профессионализм победили. Хорошо, что у нас высокий дух. Вот технически мы отстали, а по духу не отстаём.

Если ты военный человек, и у тебя есть всё необходимое, ты в любых обстоятельствах найдёшь возможность не погибнуть, найдёшь выход из положения. И у военного человека интересы государства — превыше всего.

Путин — человек, кому я обязан жизнью. В самый трудный момент в жизни моего народа и самой сложной ситуации в моей жизни он заменил мне всё. И он мне доверился. Его доверие я никогда не забуду. Я считаю это честью.

Мы — граждане России, и это выбор нашего народа. Мы не говорим, что это выбор всех. Но это выбор нашего народа. Мы проголосовали, мы хотим жить в составе РФ! Всё, это печать! Люди думают: Путин уйдёт, деньги закончатся, Кадыров начнёт расшатывать Россию… Зачем это говорить? Кому это нужно? Зачем мне, семьянину, у которого девять детей, война или разборки? Я тоже хочу жить спокойно, выходить на улицу, в парках гулять, по магазинам ходить. Моя мама говорит: я пошла в магазин в Гудермес за продуктами, в хозяйственный, я давно так спокойно одна не ходила по республике. Она такая счастливая. Просто пошла в хозяйственный магазин, сделала покупки. Мы скучаем по такой жизни — по мирной. Я сколько себя помню с 16–17 лет, я всегда на войне жил. Ни разу не выходил в отпуск. Был в Дубае несколько дней, и то в день десять встреч, заходить-уходить только и успевал со встречи на встречу.

Меня мой брат Сергей Аксёнов приглашает в Крым, я очень хочу поехать, но всё никак не получается.

Моя мама говорит: Рамзан, мне тебя жалко, поезжай отдохни, выключи телефон. Я говорю: мама, ты с ума сойдёшь, если я выключу телефон. Я в день три раза должен ей звонить, через день ехать к ней. Если я очень занят и не ответил на телефон, она всем звонит, как, что, где. Переживает.

Она такой человек. Вот в больницу ей надо. Поезжай, говорю. Нет, не могу я в больницу — внуки, внучки. Надо ими заниматься. Это сохранение семейного очага. Пока она есть — мы есть. Мы собираемся у неё, получаем советы, расходимся. Опять же, если мы быстро уезжаем, она начинает ругать: пять минут побыли, и всё! Мы час-два сидим, всё равно ей мало. Всё равно должен находить время для мамы каждый человек, и я должен находить время.

У нас не принято говорить о личной жизни. Но я как-то пару раз, когда рядом со своим домом был в обед, домой зашёл. И жена говорит: я думала, что умру, не увидев этого дня, что ты домой пришёл не так поздно, как всегда. Говорит: я такая счастливая, что ты домой зашёл, поел, с детьми пообщался.

Жена говорит: мне жалко детей наших, они спрашивают, почему папа не приезжает домой, с нами не играет. Мне самому страшно стало, что я делаю! Так страдают из-за меня. Сейчас я с собой в спортзал их беру, в футбол играть с сыновьями хожу. С собой их стараюсь брать, под них подстраиваюсь, чтобы в спортзал с ними вместе зайти.

Дочери учатся. Старшей семнадцать.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, у нас есть скромные дарения, которые мы привезли из Москвы. Думали: что дарить Кадырову? Одни предлагают: давай автомат подарим. Я говорю: да у них целый арсенал. Кто-то предлагает: самоходку. Говорят: да у него в карман не влезет. И мы решили подарить очень редкое и красивое издание Корана.

Рамзан КАДЫРОВ.

Это моя жизнь. Спасибо большое.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо, Рамзан Ахматович, за встречу. Настоящее откровение.

Рамзан КАДЫРОВ.

Спасибо вам большое за отношение, за поддержку, мы не подведём.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *