Дмитрий Лысенков: “Уроки толерантности”

Навеяно одним постом и напрямую относится к тому, что происходит в эти дни.
Помните историю про таджикского парня, который нашел кучу денег и вернул русской гражданке? А азербайджанского водителя маршрутки, который бесплатно возит стариков в русском городе? Эти истории абсолютно реальные, как и многие другие,под которыми я никогда не ставил лайки и никогда не поставлю.

Расскажу почему. И тут, в нашей помоечке, часто гуляют выдуманные рассказы про гастарбайтеров, которые помогли девушке дотолкать машину до заправки или вообще сбегали с пустой канистрой до заправки за семьдесят верст, а потом с доброй улыбкой сказали — деньги не надо. 

 

Моя позиция проста как овсяная каша. Уроки толерантности — огромный вред, я бы даже назвал это провокацией. Если тебе назойливо внушают мысль, что таджик, азербайджанец, киргиз, еврей, татарин, негр, араб или мордвин — “тоже человек”, то это так или иначе подталкивает тебя к мысли, что либо “все они не люди, а вот этот — человек”, либо к тому, что “гляди-ка, а еще разговаривает”. Что абсолютно оскорбительно по отношению не только к людям любой национальности, но и к основной аудитории — русским, которым внушают, что мы — неполноценные придурки и дикари, расисты и нацисты, которым надо рассказать, что другие — “тоже люди”.

Нет, я не против того, чтобы нам всем внушили убежденность в том, что поступки и добрые дела “не русских” — это нормально и естественно. Но какими же методами вы это делаете? Это вы мне, русскому человеку, родившемуся и выросшему в Душанбе, неплохо понимающему таджиксакий язык, которому меня учил выдающийся ученый и человек рассказываете, что “таджик — тоже человек”? Что моему народу вообще свойственно выраженное любопытство к тому как живет, думает , во что одевается, что читает и ест представитель другого народа? Мне, который знает, что в моей стране живет 138, кажется, представителей разных народов?

Мне всегда было интересно, кто человек по национальности. Потому, что мне интересен мир другого народа, интересно спросить, увидеть, понять. Но теперь меня пытаются вогнать в парадигму атлантического отношения к “не моему” народу, приучить к мысли, что я должен быть терпим. Зачем? Мы ведь вообще по-другому сделаны. В России есть правила жизни. Тот, кто их соблюдает, кому мама с папой в свое время рассказали, что добро, а что — нет, не нуждается в том, чтобы меня уговаривали, что они тоже люди. Это меня оскорбляет.

Дмитрий Лысенков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *