Тривиальный Социализм

ТРИВИАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

 

          Всякий раз, когда капиталистическая действительность погружается в очередную понижательную тенденцию экономического развития[1], с чередой отраслевых, а с 1929–1933 годов и мировых кризисов, на поверхности политической жизни активизируется социалистическая публика. При этом всё разнообразие их политических лозунгов сводится к известному изречению — «взять всё, да и поделить»[2].

          Казалось бы уже давно решенный вопрос, вновь и вновь искажается в бурной фантазии молодых активистов, не желающих почитать «дрянного старикашку» Маркса, но ловко прикрываясь им, протаскивают свои наивно-вредные представления о социализме[3].

          Социализм не хуже и не лучше рабовладения, феодальных отношений или капитализма, он всего лишь банальный, тривиальный, более высокий уровень развития производительных сил, которыми люди добывают себе средства существования. Он всего лишь показывает величину времени, затрачиваемого на необходимый труд, и величину времени прибавочного труда, которое позволяет нам говорить об истинном богатстве общества — свободном времени индивида и всего общества[4].

          Социализму вообще чужда всякая политическая возня, так как общество за границами капитала переходит от управления людьми непосредственно к управлению производством[5]. Отсюда естественным образом социализм еще более прагматичен, чем капитализм. Потому что он превращает прибавочный труд в свободное время, где частная творческая инициатива только тогда и может реализоваться, когда она без обмена становится достоянием всего общества, с гиперзвуком[6] увеличивая его материальное богатство.

          Никто не придумывал рабовладение, просто на такие части делилось необходимое и прибавочное время, затрачиваемое на добывание средств существование. Этой пропорции хватало, чтобы силой оружия закабалить человека и заставить его трудиться во благо развития всего общества, каким его представлял доминирующий класс.

          Как только эти пропорции изменились в пользу времени прибавочного труда, потребовалось освободить раба до определенного уровня. Процесс дальнейшего освобождения отражался в наших представлениях об этике и эстетике справедливости[7], социального устройства и прочих необходимых, но вторичных вещах общественного бытия [общественных отношений].

          Капитализм стал результатом внутренних глубинных процессов развития производительных сил людей, роста их производительности, основанной на изменении средств производства и более сложной, но более эффективной организации общественного производства. Эти новые средства производства потребовали освободить человека и приставить этого свободного человека к этим средствам производства[8]. На этом процесс не остановился, и через открытия Маркса пришло понимание того, что ожидает нас впереди, с изменением пропорций в общественном труде.

          Дальнейший рост общественной производительности труда не только уменьшил время необходимого труда, он ещё уменьшил время прибавочного труда, превратив часть его в свободное время. С этого момента в обществе запустился мощный процесс снятия противоречия и возврата на более высоком уровне к своей сущности — к человеческому обществу и общим, совместным управлением общественным воспроизводством.

          Именно величина необходимого времени в пропорции с прибавочным временем общественного труда и величина с свободного времени всех членов общества показывают нам на каком уровне развития мы находимся. Если среди этих трёх пропорций свободный труд является самой малой величиной, то мы можем утверждать — мы всё ещё в капитализме.

          Изменения средств производства должны быть таковы, чтобы все люди имели возможность воспользоваться ими, а организация общественного производства — обеспечить свободу человека в принятии решения, какими средствами производства воспользоваться, чтобы удовлетворить свои жизненные и общественные потребности. Сегодня такие средства производства только-только стали появляться в человеческом обществе, а обобществление их представлено в убогих (неразвитые) прямых и косвенных формах акционерного капитала и общественных фондах, реализуемых через бюджет государства. Их будет появляться все больше по мере того, как физический труд будет вытесняться из производства, концентрируясь в умственном труде управления и генерирования идей[9].

          Время, которое потребуется, чтобы достичь границ капитала, растянуто на несколько веков. Судя по тому как развивается в диалектических противоречиях капитализм от зарождения в IX‑X веках, через становление в XIII веке, далее в развитие XIV-XV веков Великих открытий и первого политического господства в XVI веке, до провозглашения своей гегемонии в XVIII веке, пройдет 5–7 веков, прежде чем он растворится в свободном времени свободных тружеников. По сути: он только к XIX-XX векам взошел на свой Олимп господства. При этом совершенно не заметил зародившейся в его недрах, в самом начале XVI века, новой идеи другого социального устройства, обусловленной самой общественной организацией функционирования капитала.

          Именно поэтому, любой шаг в качественном изменении средств производства и организации управления общественным производством, будет очередным гвоздем в крышке гроба капитализма, который он сам забивает в безудержной погоне за прибылью, все больше и больше увеличивая производительность общественного труда. Теперь, когда информация становится главным средством производства, он готов отдавать свои средства производства всему человечеству, и даже увеличивать распределение прибавочного продукта через общественные фонды, уменьшая относительно свою долю в общем общественном пироге, одновременно увеличивая ее в абсолютных значениях до астрономических размеров.

          Если производственные технологии всего лишь очередной шаг к социализму, то технологии управления, а тем более эффективные технологии управления общественным производством — это «гигантский скачок для всего человечества»[10]. Именно такой эффективной технологией управления общественным производством является межотраслевой межсекторный баланс разработанный в 70‑х годах XX века д.э.н., кибернетиком Николаем Ведутой[11]. Именно поэтому, невзирая на предстоящую пыльную работу, которую нам необходимо проделать за несколько веков, мы должны уже сейчас, уже сегодня внедрить в практику человечества знания, полученные советским учеными в управлении, как переход от общественного управления людьми к управлению общественным производством.

          Возбуждение публики, которое вызывает в обществе очередной капиталистический кризис, ничего общего с социализмом не имеет.

 

О.А. Ряполов

Экономист, буржуазный философ

11 мая 2020 г.

 

 

 

 

 

 

__________________________

1.Кроме собственно экономического кризиса перепроизводства, как родимого пятна капитализма, общество на всём своем историческом пути подвержено цикличности при переходах к следующему технологическому уровню, что существенно влияет на капиталистическое производство, которое не может вырваться из больших циклов, открытых Николаем Кондратьевым. Авт. 

2.Булгаков М.А. Собачье сердце. / Глава VII

3.«Помимо всего вышеизложенного, было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение.
Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства
. Распределение же последних выражает характер самого способа производства. Например, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства — рабочей силой. Раз элементы производства распределены таким образом, то отсюда само собой вытекает и современное распределение предметов потребления. Если же вещественные условия производства будут составлять коллективную собственность самих рабочих, то в результате получится также и распределение предметов потребления, отличное от современного. Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения. Но когда истинное отношение давным-давно уже выяснено, к чему же снова возвращаться вспять?» Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, Второе издание. Т.19. / К. Маркс. Критика Готской программы. — М.: ГИПЛ, 1961. — С.20–21.

  1. «Нация по-настоящему богата лишь тогда, когда вместо 12 часов работают 6 часов. Богатство» (реальное богатство) «представляет собой не распоряжение прибавочным рабочим временем, а такое время, которым можно свободно располагать за пределами времени, затрачиваемого на непосредственное производство,— свободное время для каждого индивида и всего общества» [«The Source and Rem­e­dy of the Nation­al Dif­fi­cul­ties». Lon­don, 1821, стр. 6] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.46. Ч.II. / К. Маркс. Экономические рукописи 1857—1859 годов. Первоначальный вариант Капитала. Часть вторая. — М.: ИПЛ, 1969. — С. 213–214.

«Самому автору памфлета это, очевидно, не ясно. Тем не менее, во всяком случае остается этот прекрасный тезис: «Нация действительно богата тогда, когда вместо 12 часов работают 6 часов. Богатство есть такое время, которым можно свободно располагать, и ничего больше»». Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.26. Ч.III. / К. Маркс. Теории прибавочной стоимости. Глава двадцать первая— М.: ИПЛ, 1964. — С. 263–264.

  1. «Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами». Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.20. / Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. — М.: ГИПЛ, 1961. — С. 292. 

6, Мода на выражение, возникшая после российского прорыва в ракетостроении и материаловедение в 20‑х годах XXI века. Авт.

  1. Этика, эстетика, как и справедливость — исторические сущности. Те сущности, которые следуют за изменениями в общественном бытие. Несомненно, справедливость не может определяться устоявшимися нормами общения или взглядами на красоту, но чтобы подчеркнуть приходящую сущность справедливости здесь уместно придать именно такую форму и оттенки для справедливости. Авт. Аристотель о справедливости: «И военное искусство можно рассматривать до известной степени как естественное средство для приобретения собственности, ведь искусство охоты есть часть военного искусства: охотиться должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначенными к подчинению, не желают подчиняться; такая война по природе своей справедлива». Аристотель. Политика. Афинская политика. М. Мысль 1997 с.44–53 (п.8)
  2. «Таким образом, владелец денег лишь в том случае может превратить свои деньги в капитал, если найдет на товарном рынке свободного рабочего, свободного в двояком смысле: в том смысле, что рабочий — свободная личность и располагает своей рабочей силой как товаром и что, с другой стороны, он не имеет для продажи никакого другого товара, гол, как сокол, свободен от всех предметов, необходимых для осуществления своей рабочей силы. (…) Иначе обстоит дело с капиталом. Исторические условия его существования отнюдь не исчерпываются наличием товарного и денежного обращения. Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы, и уже одно это историческое условие заключает в себе целую мировую историю. Поэтому капитал с самого своего возникновения возвещает наступление особой эпохи общественного процесса производства” Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе, Том 23. / К.Маркс. Капитал Том I. Глава IV. Превращение денег в капитал. — М.: ГИПЛ, 1960 — С.179–181».
  3. Диалектика этого движения раскрывается в понимании того, что эти противоположности — физический и умственный труд, являются в сущности единством человеческой деятельности, а снятие их противоречия совершается в движении к своей противоположности. Если на заре человечества физический труд в человеческом труде занимал большую часть времени в общественном производстве, то сегодня умственный труд становится доминантой в указанном процессе. Это еще одно свидетельство того, что мы движемся за границы капитала. Авт. 
  4. «Thats one small step for [a] man, one giant leap for mankind» — фраза американского астронавта Н. Армстронга, когда он впервые ступил на Луну 20 июля 1969 года. 
  5. Николай Иванович Ведута (6 февраля 1913 — 25 апреля 1998) — советский и белорусский экономист- кибернетик, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Белоруси, основоположник Научной школы стратегического планирования. Автор более 100 научных трудов. Национальная академия наук Белоруси, 2020. 

[1] Кроме собственно экономического кризиса перепроизводства, как родимого пятна капитализма, общество на всём своем историческом пути подвержено цикличности при переходах к следующему технологическому уровню, что существенно влияет на капиталистическое производство, которое не может вырваться из больших циклов, открытых Николаем Кондратьевым. Авт.

[2] Булгаков М.А. Собачье сердце. / Глава VII

[3] «Помимо всего вышеизложенного, было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение.

Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства. Например, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства — рабочей силой. Раз элементы производства распределены таким образом, то отсюда само собой вытекает и современное распределение предметов потребления. Если же вещественные условия производства будут составлять коллективную собственность самих рабочих, то в результате получится также и распределение предметов потребления, отличное от современного. Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения. Но когда истинное отношение давным-давно уже выяснено, к чему же снова возвращаться вспять?» Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, Второе издание. Т.19. / К. Маркс. Критика Готской программы. — М.: ГИПЛ, 1961. — С.20–21.

[4] «Нация по-настоящему богата лишь тогда, когда вместо 12 часов работают 6 часов. Богатство» (реальное богатство) «представляет собой не распоряжение прибавочным рабочим временем, а такое время, которым можно свободно располагать за пределами времени, затрачиваемого на непосредственное производство,— свободное время для каждого индивида и всего общества» [«The Source and Rem­e­dy of the Nation­al Dif­fi­cul­ties». Lon­don, 1821, стр. 6] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.46. Ч.II. / К. Маркс. Экономические рукописи 1857—1859 годов. Первоначальный вариант Капитала. Часть вторая. — М.: ИПЛ, 1969. — С. 213–214.

«Самому автору памфлета это, очевидно, не ясно. Тем не менее, во всяком случае остается этот прекрасный тезис: «Нация действительно богата тогда, когда вместо 12 часов работают 6 часов. Богатство есть такое время, которым можно свободно располагать, и ничего больше»». Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.26. Ч.III. / К. Маркс. Теории прибавочной стоимости. Глава двадцать первая— М.: ИПЛ, 1964. — С. 263–264.

[5] «Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает. На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами». Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Второе издание. Т.20. / Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. — М.: ГИПЛ, 1961. — С. 292. 

[6] Мода на выражение возникшая после российского прорыва в ракетостроении и материаловедение в 20‑х годах XXI века. Авт.

[7] Этика, эстетика, как и справедливость — исторические сущности. Те сущности, которые следуют за изменениями в общественном бытие. Несомненно, справедливость не может определяться устоявшимися нормами общения или взглядами на красоту, но чтобы подчеркнуть приходящую сущность справедливости здесь уместно придать именно такую форму и оттенки для справедливости. Авт. Аристотель о справедливости: «И военное искусство можно рассматривать до известной степени как естественное средство для приобретения собственности, ведь искусство охоты есть часть военного искусства: охотиться должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначенными к подчинению, не желают подчиняться; такая война по природе своей справедлива». Аристотель. Политика. Афинская политика. М. Мысль 1997 с.44–53 (п.8)

[8] «Таким образом, владелец денег лишь в том случае может превратить свои деньги в капитал, если найдет на товарном рынке свободного рабочего, свободного в двояком смысле: в том смысле, что рабочий — свободная личность и располагает своей рабочей силой как товаром и что, с другой стороны, он не имеет для продажи никакого другого товара, гол, как сокол, свободен от всех предметов, необходимых для осуществления своей рабочей силы. (…) Иначе обстоит дело с капиталом. Исторические условия его существования отнюдь не исчерпываются наличием товарного и денежного обращения. Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы, и уже одно это историческое условие заключает в себе целую мировую историю. Поэтому капитал с самого своего возникновения возвещает наступление особой эпохи общественного процесса производства” Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе, Том 23. / К.Маркс. Капитал Том I. Глава IV. Превращение денег в капитал. — М.: ГИПЛ, 1960 — С.179–181».

[9] Диалектика этого движения раскрывается в понимании того, что эти противоположности — физический и умственный труд, являются в сущности единством человеческой деятельности, а снятие их противоречия совершается в движении к своей противоположности. Если на заре человечества физический труд в человеческом труде занимал большую часть времени в общественном производстве, то сегодня умственный труд становится доминантой в указанном процессе. Это еще одно свидетельство того, что мы движемся за границы капитала. Авт.

[10] «Thats one small step for [a] man, one giant leap for mankind» — фраза американского астронавта Н. Армстронга, когда он впервые ступил на Луну 20 июля 1969 года.

[11] Николай Иванович Ведута (6 февраля 1913 — 25 апреля 1998) — советский и белорусский экономист-кибернетик, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Белоруси, основоположник Научной школы стратегического планирования. Автор более 100 научных трудов. Национальная академия наук Белоруси, 2020.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *