Семейные реликвии. Не прервётся связь поколений

Однажды по телевизору я увидела, как в день Великой Победы, в Москве, много –много людей заполнили полностью от края и до края и далеко в глубину всю большую, просто огромную улицу. Это множество людей несли, несли и показывали всем-всем плакаты и таблички с фотографиями, пожелтевшими, старыми, с военного времени. Их несли бережно и с большим почтением. Мой папа сказал, что эти фотографии с фронта–семейные реликвии потомков участников войны.

Владимир Фёдорович Бандуркин, курсант Качинского лётного училища
Письмо-карточка Ф.Н.Бандуркина сентбярь 1941

Потом папа объяснил, как он думает, что такое связь поколений. На примере поезда, который едет на станцию с названием «Общее Будущее». Паровоз в такой поезде история, а вагончики – все наши семьи. И все эти вагончики соединены между собой, крепко присоединены друг к другу. А если соединения между вагончиками-семьями не прочные, то, когда появится много дорог они отсоединяться и не все поедут к станции «Общее будущее». Поедут и по разным дорогам к станциям «Чужое Будущее». Поэтому связь между вагончиками-семьями должна быть крепкой и постоянной. Это очень важно, чтобы не потерять свою дорогу из прошлого в будущее.  И не потеряться.

Я спросила, и папа ответил, что у нас тоже есть семейные реликвии. Из уроков истории я знала, что была Великая Отечественная война, но кто из моей семьи в ней участвовал мне было не известно.  И тогда я стала изучать письма, фотографии, документы, рассматривала ордена и грамоты.

Письмо-карточка Ф.Н.Бандуркина сентябрь 1941 года

Мне стали особенно интересными 14 почтовых карточек –писем с дороги на фронт папиного деда, моего прадеда, написанные и отправленные им 79 лет назад. И старая фотография дедушки моего отца, а моего прадеда Фёдора Никифоровича Бандуркина. Фотография не военная, а довоенная, как раз перед войной, перед отправкой на фронт. На фотографии мой прадед в обыкновенной фуфайке и кепке, пришёл с работы в колхозе в военкомат за повесткой на войну. Так и получилась что эта одна –единственная фотография. Невзрачная на вид, но очень дорогая потому, что единственная для его детей, внуков и правнуков.

 А ещё у нас есть семейная реликвия – это быль, рассказ о том, на что мой прадед потратил свои трудодни, заработанные в колхозе. Мой прадедушка Фёдор Никифорович любил и умел хорошо петь. Поэтому на свои трудодни купил патефон и пластинку с песнями певца Лемешева, которого просто обожал. И голос прадеда был очень похож на голос певца Лемешева. Выучил прадед его песни и пел на праздниках. А когда в августе 1941 года его вместе с земляками Ростовской области быстро  в эшелоне  отправили к местам боёв с фашистским захватчиками на Украине, мой прадед всю дорогу пел и пел.

Поднимал настроение всем, кто был с ним. Его голос был слышен не только в их вагоне, а далеко — далеко в других вагонах эшелона. Близкие его по месту жительства призывники хутора Кугоея, неподалёку от станицы Егорлыкской, рассказывали, что, когда прадед весело пел для всех, по его щекам текли слёзы. Хуторяне-однополчане считали и много лет спустя, что мой прадед предчувствовал что скоро, совсем скоро погибнет. Но пел и поднимал настроение своих товарищам. Чтобы вспоминали своё самое лучшее. За что надо было идти в бой и что надо было защитить.

Солдаты, с которыми мой прадед пошёл в бой, попали под минный обстрел. Все залегли, а был приказ бежать в атаку. Прадед первым поднялся и бросился со своей винтовкой в атаку. И был сразу же убит разорвавшейся впереди миной. Говорят, что всегда первыми погибали на войне лучшие — кто первым поднимает за собою в бой.  Товарищи, однополчане прадеда выбили врагов из их окопов. А моего прадеда похоронили в одной общей братской могиле.

14 писем прадеда с дороги на фронт, и перед его первым и последним боем, были написаны химическим карандашом. Буквы многие выцвели и поблекли, текст трудно читался. В одном письме он просил мою прабабушку, Евдокию Сергеевну, обязательно выучить их детей: Любашу и Володю. Даже, если останется одна, если он погибнет.

Фурс Любовь — выпускница РГУ 1949 г.
Бандуркин В.Ф. Орден Социалистической Республики Вьетнам

Моя бабушка, Любовь Фёдоровна, невысокая, хрупкая, синеглазая, блондинка, весёлая, но с железной волей, выполнила волю погибшего отца. В предпоследний военный, 1944 год, в тапочках, практически босиком, туфли для занятий были в сумке, пришла и поступила на биологический факультет Ростовского государственного университета. Как ещё одна семейная реликвия, хранится её знак окончившей государственный университет. Брат бабушки Владимир Фёдорович, как сын погибшего солдата, моего прадеда, был принят в авиа спецшколу (думаю, это как сейчас наш Преображенский кадетский корпус). Окончил Качинское лётное училище, много лет отмечался как лучший лётчик, во Вьетнаме был представлен к награждению Орденом

Виталий Фурс-лётчик, участник войны

Хошимина, в 1982 году, в звании полковника, удостоен высокого звания «Заслуженный лётчик СССР». А ещё раньше получил звание «Лётчика-

снайпера». Его знаки высшего лётного мастерства — тоже реликвии нашей большой семьи.

Бандуркин В.Ф. В гермошлеме перед полётом
Коллективное фото Заслуженных военных лётчиков

Бабушка, Любовь Фёдоровна, вышла замуж за активного участника Великой Отечественной — Фурса Виталия Герасимовича, в 17 лет отправившегося на фронт. Лётчика, горевшего в самолёте, контуженного, много раз раненного. Летавшего и воевавшего в одном экипаже с дважды Героем Советского Союза Павлом Плотниковым.  Деду после войны врачи запретили летать. Он в Ростове-на-Дону дружил и участвовал в литературных конкурсах вместе со своими земляками Анатолием Калининым и Николаем Доризо.

К сожалению, тяжёлые ранения и болезни не позволили моему дедушке Виталию заниматься полностью литературными трудами. Семейные реликвии моего дедушки Виталия после ухода его из жизни: фото военных лет, орден «Красной Звезды», медали. Да вот беда: затерялась среди книг нашей огромной домашней библиотеки, в 19 папиных переездах по квартирам и гарнизонам,  фронтовая тетрадь деда Виталия Герасимовича с повестью «Воздушный богатырь»  о лётчике, его командире, дважды Герое Советского Союза Плотникове. Это тоже семейная реликвия и она обязательно найдётся.

Бандуркин В.Ф. Орден За службу Родине
Бандуркин В.Ф. интернационалист

Мой папа продолжил традиции, стал военным. Служил на Дальнем Востоке, в Венгрии, в Германии, в Прибалтике. Потом в Министерстве внутренних дел России, принимал участие в контртеррористической операции и переговорах в Чечне в 1995 году. Получил звание генерал-майора. Его награды — тоже наши семейные реликвии. Среди них: орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3 степени за освоение боевой техники.

Средний брат Роман воевал добровольцем-снайпером в пограничной части в Таджикистане, после трагедии с Московской пограничной заставой.  И у него осталась ещё одна реликвия – документ участника боевых действий. Потом он закончил факультет журналистики МГУ. А стремление получить университетское образование – это, наверное, от реликвии университетского знака бабушки Любы, поступившей в университет в военное время, выполнившей наказ погибшего прадеда Фёдора. Мой папа и три моих брата тоже закончили государственные университеты в Ростове, в Риге и Москве (МГУ). Младший брат Виталий, стал кандидатом философских наук, преподавателем-доцентом, получил звание майора МЧС.

Мария Коханова после приёма присяги 20.12.2019

Из реликвий моей семьи: писем, документов, фотографий, наград, памятных, знаков я узнала главное, что хотела узнать –как мои родственники, родные и близкие мне люди участвовали в Великой Отечественной войне. А после войны продолжали традиции — учились, служили Родине, выполняли интернациональный долг. Новым фактом для меня, открывшимся из прошлого, стало то, что в годы войны в нашей стране была очень высокая организованность. И одним из примеров этого является чёткая работа почты и 14 писем доставленные с фронта, с места боёв родным и близким, и нам: в будущее.

Фурс Александр Витальевич, вице – президент Фонда поддержки проекта «Дань памяти» имени Мусы Джалиля, член правления Международной общественной организации Общество «Россия – Германия», член Союза писателей России, историк – германист, генерал-майор в отставке
А.В.Фурс (в центре в камуфляже и фуражке) на завершении переговоров в ОБСЕ в июле 1995г. Рукопожатие министра РФ В.А. Михайлова и Главы делегации Ичкерии (Чечни) после подписания договора. В центре сидят Шандор (Месарош) Венгрия и Пелен (Франция).

В конце прошлого, 2019 года, папа поделился со мной одной замечательной идеей — его проектом «Кедры Великой Победы», котором могут участвовать все, желающие увековечить память своих отцов, дедов, прадедов, родственников — участников Великой Отечественной войны с возможностью получить паспорт на именной «Кедр Великой Победы». Этот паспорт будет передаваться от отца к сыну, затем к внуку, правнуку. И дальше через поколения, как семейная реликвия, хранящая легендарную память на 800‑1000 лет — сколько живут кедры.

Мы с папой обязательно высадим два «Кедра Великой Победы». Один посвятим моему деду Виталию, другой прадеду Фёдору. Придёт время, и я передам паспорта на именные кедры моему сыну или дочери — как реликвии нашей семьи. А они — своим детям. И тогда не прервётся связь поколений нашей семьи.

Я продолжу свою работу, подготовлю рассказ и обращусь в редакцию ежемесячного научно-популярного журнала «Военные знания» с просьбой опубликовать этот рассказ, как продолжение моего сочинения. Может быть, это повысит у моих сверстников интерес к семейным реликвиям, к истории семьи и нашей страны.

Мария Коханова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *