О несо­сто­я­тель­но­сти иллю­зий Запа­да

0 0

Адво­кат Дагир Хаса­вов: “О про­ва­ле и несо­сто­я­тель­но­сти иллю­зий Запа­да, о вер­но­сти выбран­но­го ими пути к все­об­ще­му сча­стью наро­дов”.

Любые пра­ви­те­ли, осу­ществ­ляя пре­об­ра­зо­ва­ния в обще­стве, при­ни­мая те или иные зако­ны, в боль­шей сте­пе­ни пре­под­но­сят это как их забо­ту о наро­де, а наро­ды извест­но, как и нации, быва­ют раз­ные.

Что­бы понять пози­цию сего­дняш­них кон­сер­ва­тив­ных поли­ти­ков Запа­да, навер­ное, полез­но вспом­нить, кто они, кого пред­став­ля­ют и как созда­ва­ли свои госу­дар­ства? Отку­да у них эти идеи кон­сер­ва­тиз­ма, какой смысл они вклю­ча­ют в это поня­тие?

Если для наше­го обще­ства боль­ше понят­но сло­во «наци­о­на­лизм», то на Запа­де все пере­ме­ша­лось, и они в при­о­ри­те­те сво­ей поли­ти­ки ори­ен­ти­ру­ют­ся, яко­бы на кон­сер­ва­тив­ные и либе­раль­ные идеи. И для них исти­на и пра­виль­ный путь меж­ду эти­ми дву­мя иде­я­ми. Хотя, я думаю, что поиск исти­ны, вне веры – это сме­на одних иллю­зий на дру­гие, будь они либе­раль­ны­ми или кон­сер­ва­тив­ны­ми.

О либе­ра­лах у нас очень мно­го пишут, срав­ни­ва­ют их даже с реак­ци­о­не­ра­ми и сажа­ют порой за экс­тре­мизм.

Кон­сер­ва­тизм, воз­ник на Запа­де, как реак­ция на фран­цуз­скую рево­лю­цию.

В 1789 г. про­изо­шла, так назы­ва­е­мая, «Вели­кая фран­цуз­ская рево­лю­ция», при­вед­шая к уни­что­же­нию в стране ста­ро­го поряд­ка и монар­хии, и про­воз­гла­ше­нию рес­пуб­ли­ки (1792г.) сво­бод­ных и рав­ных граж­дан под деви­зом «Сво­бо­да, равен­ство, брат­ство». Эти при­тя­га­тель­ные сло­ва и ока­за­лись для них роко­вы­ми, и тяга к это­му ведет к раз­ру­ше­нию усто­яв­ших­ся режи­мов и форм прав­ле­ния, о чем сви­де­тель­ству­ют нынеш­ние собы­тия внут­ри этих стран.

Види­мо с тех пор на Запа­де живут меч­та­те­ли, сме­нив­шись в несколь­ких поко­ле­ни­ях, так и не сумев­шие жить в обще­стве, где име­ет место реаль­ная «сво­бо­да, равен­ство, брат­ство».

Имен­но в XVI-XVII веках и воз­ни­ка­ет то самое «поли­ти­че­ское тело» — «народ», кото­рый может быть репре­зен­ти­ро­ван раз­лич­ным обра­зом. Как ни пара­док­саль­но, но ста­но­вит­ся неприн­ци­пи­аль­ным, како­ва будет госу­дар­ствен­ная фор­ма – монар­хия, ари­сто­кра­тия или демо­кра­тия, — это вопрос прак­ти­че­ский, реша­е­мый в зави­си­мо­сти от обсто­я­тельств.

Полу­ча­ет­ся, как бы реша­ю­щим ста­но­вит­ся усмот­ре­ние и лич­ный выбор пра­ви­те­лей:

Сего­дня, после нашу­мев­шей речи коро­ле­вы Вели­ко­бри­та­нии Ели­за­ве­ты II в сте­нах Вест­мин­стер­ско­го двор­ца, пони­ма­ния исто­ков этой про­бле­мы и воз­мож­но­сти выбо­ра пути для наро­да очень важ­но. Эту «мину» для соб­ствен­но­го рас­па­да, они зало­жи­ли, когда опре­де­ля­ли тен­ден­цию к урав­ни­ва­нию пра­ви­те­лей – импе­ра­то­ров и коро­лей, кня­зей и гер­цо­гов, кото­рая полу­чи­ла юри­ди­че­ское закреп­ле­ние в Вест­фаль­ском мир­ном дого­во­ре 1648г. Под­пи­са­ни­ем это­го дого­во­ра, закон­чи­лась трид­ца­ти­лет­няя вой­на, извест­ный нам как обще­ев­ро­пей­ский кон­фликт, вызван­ный меж­ду като­ли­ка­ми и про­те­стан­та­ми, меж­ду чеха­ми и нем­ца­ми, меж­ду импе­ра­то­ром Гер­ма­нии и немец­ки­ми кня­зья­ми.

Поче­му важ­но напом­нить забыв­чи­вым евро­пей­цам, в том чис­ле об этом дого­во­ре? Если до это­го фак­та ста­тус пра­ви­те­ля опре­де­лял­ся в рам­ках сакраль­ной иерар­хии, то по новой логи­ке власть пра­ви­те­ля опи­ра­ет­ся на низ­шее, он не «всту­па­ет в пере­го­во­ры» с сосло­ви­я­ми, посколь­ку он и есть един­ствен­ная поли­ти­че­ская реаль­ность, а «народ» ста­но­вит­ся види­мым через сво­е­го пра­ви­те­ля. Наро­ды ста­но­вят­ся раз­мен­ной «моне­той» в руках пра­ви­те­лей, их исполь­зу­ют в уго­ду соб­ствен­ным инте­ре­сам, экс­плу­а­ти­руя как хотят.

И неслу­чай­но, пони­ма­ние места пра­ви­те­ля и «наро­да» неви­ди­мо­го, нашло достой­ное место в раз­ные пери­о­ды исто­рии и у нас в Рос­сии.

Кон­сер­ва­тизм вла­сти, дает боль­ше уве­рен­но­сти и опре­де­лен­но­сти, опре­де­лен­ным мыс­ля­щим людям, тут я умыш­лен­но не исполь­зую сло­во «наро­ду» в целом. Неслу­чай­но у нас либе­ра­лизм, вос­при­ни­ма­ет­ся, как я отме­тил в нача­ле, как «ради­ка­лизм». Види­мо, это послед­ствия излиш­ней веры в утвер­жде­ния, подоб­ные тому, что напи­сал «о либе­ра­лиз­ме» наш исто­рик Васи­лий Клю­чев­ский, хотя он обра­щал­ся не к наше­му «наро­ду»:

«На что им либе­ра­лизм? Они из него не могут сде­лать ника­ко­го упо­треб­ле­ния, кро­ме зло­упо­треб­ле­ния». А вот более понят­но и обра­ща­ясь к сво­е­му наро­ду, Федор Досто­ев­ский напи­сал: «Либе­ра­лы. Они свя­за­ли себя как верев­ка­ми и, когда надо выска­зать сво­бод­ное мне­ние, тре­пе­щут, преж­де все­го: либе­раль­но ли будет? Все тре­пе­щут, все до еди­но­го и выки­ды­ва­ют ино­гда такие либе­ра­лиз­мы, что и самойи наси­лию ни при­ду­мать. Глав­ное, что у нас либе­ра­лы совер­шен­но не зна­ют ино­гда, что либе­раль­но, что нет…»

Полу­ча­ет­ся, для нас и либе­ра­лизм срод­ни с тира­ни­ей, что пло­хо с этим и у Запа­да, пото­му как их либе­ра­лизм, дове­ден­ный до абсур­да, угро­жа­ет един­ству их стран, если верить Бри­тан­ско­му «The Times», угро­жа­ет их без­опас­но­сти не толь­ко извне (вра­ги, конеч­но, «джи­ха­ди­сты») и даже изнут­ри. Что это за внут­рен­няя угро­за, мы пока не зна­ем, если речь не о рас­па­де Бри­та­нии. Евро­пей­цы заблуж­да­лись и пло­хо чита­ли сво­их фило­со­фов, допус­кая, что «сво­бо­да» лишить их наро­ды вся­ко­го стра­ха в обще­стве, в том чис­ле, за свои пра­ва. Одна­ко, прав был дат­ский тео­лог, фило­соф и писа­тель Серен Кьер­ке­гор, кото­рый имел сан епи­ско­па, утвер­ждав­ший, что «страх есть воз­мож­ность сво­бо­ды». Не рас­про­стра­ня­ясь по это­му ска­жу, что страх чело­ве­ка рели­ги­оз­но­го перед Богом – это и есть неоспо­ри­мая сво­бо­да лич­но­сти! Хотя у нас в стране быту­ет мне­ние, что страх перед зако­ном, тюрь­мой, в пра­во­вом госу­дар­стве тоже есть – сво­бо­да!

Если бы это было прав­дой, то надо бы исхо­дить из того, что госу­дар­ство и нуж­но нам, что­бы стать счаст­ли­вы­ми и сво­бод­ны­ми, как види­мо, пола­га­ли на Запа­де. Хотя по образ­но­му утвер­жде­нию Бер­дя­е­ва: «Госу­дар­ство суще­ству­ет не для того, что­бы пре­вра­тить зем­ную жизнь в рай, а для того, что­бы поме­шать ей окон­ча­тель­но пре­вра­тить­ся в ад».

Воз­вра­ща­ясь к Запа­ду, с про­цес­сом рас­па­да Евро­со­ю­за, мож­но отме­тить, что это объ­ек­тив­ный про­цесс с одной сто­ро­ны, а с дру­гой — жела­ние упо­до­бить­ся таким стра­нам, как Фран­ция, Гер­ма­ния и Вели­ко­бри­та­ния, силе наше­го госу­дар­ства – Рос­сии, ее исклю­чи­тель­но­му поло­же­нию и весу в миро­вой поли­ти­ке, само­сто­я­тель­но­сти, под­лин­ной неза­ви­си­мо­сти и уни­каль­но­сти по внут­рен­не­му устрой­ству.

Если исполь­зо­вать юри­ди­че­ский тер­мин, то Запад, Евро­со­юз и отдель­ные круп­ные дер­жа­вы, в сво­ем искус­ствен­ном един­стве, про­ти­во­ре­ча­щем наци­о­наль­ным, под­лин­ным инте­ре­сам «наро­дов», поте­ря­ли «пре­зумп­цию вме­ня­е­мо­сти» и будут нуж­дать­ся в помо­щи Рос­сии, если не в опе­кун­стве, как того тре­бу­ет любой «невме­ня­е­мый» чело­век.

Бри­тан­цам, преж­де все­го, сле­ду­ет вспом­нить сво­е­го сооте­че­ствен­ни­ка, извест­но­го англий­ско­го дея­те­ля, ора­то­ра и поли­ти­че­ско­го мыс­ли­те­ля, Эдмун­да Бёр­ка, извест­но­го, преж­де все­го, сво­ей фило­со­фи­ей кон­сер­ва­тиз­ма. Он впер­вые сфор­му­ли­ро­вал пози­цию «либе­раль­но­го кон­сер­ва­тиз­ма», исхо­дя­ще­го из осно­во­по­ла­га­ю­ще­го тези­са: реаль­ность слож­нее любых раци­о­наль­ных фор­му­ли­ро­вок. Из это­го прин­ци­па слож­но­сти выте­ка­ет, что мы не можем дей­ство­вать, опи­ра­ясь исклю­чи­тель­но на сами раци­о­наль­ные пред­став­ле­ния о том, как устро­ен мир и как нам под­ле­жит его пере­устро­ить. Он счи­тал, что обще­ство не начи­на­ет­ся с нас и нами не закан­чи­ва­ет­ся, надо учи­ты­вать про­шлое тех, кто жил ранее и еще нерож­ден­ных.

А какое буду­щее они ищут в одно­по­лых бра­ках, отри­цая суще­ство­ва­ние Бога, и в этом раз­ве «сво­бо­да, равен­ство», к чему они шли и в какую «циви­ли­за­цию» попа­ли?

Оцен­ку их ори­ен­ти­рам и поли­ти­ке луч­ше давать через пере­осмыс­ле­ние, сфор­му­ли­ро­ван­ной Бёр­ком, «пре­зумп­ции вме­ня­е­мо­сти» — это, когда свое пони­ма­ние, нынеш­ней гра­ни­цы раци­о­наль­но­го пони­ма­ния выда­ют за реаль­ность, когда осмыс­лен­ность мира не сов­па­да­ет с тем, что мы спо­соб­ны осмыс­лить в дан­ный момент.

Я пола­гаю, что утвер­жде­ние поль­ско­го изда­ния «Polityce» о пол­ном кра­хе евро­пей­ско­го про­ек­та «Восточ­ное парт­нер­ство», соглас­но кото­рой они ожи­да­ли, что такие быв­шие совет­ские рес­пуб­ли­ки как Азер­бай­джан, Арме­ния, Бело­рус­сия, Гру­зия, Укра­и­на будут посте­пен­но дви­гать­ся на Запад, пол­но­стью евро­пе­и­зи­ру­ют­ся и мак­си­маль­но отой­дут от сфе­ры Рос­сий­ских инте­ре­сов, — под­твер­жде­ние «пре­зумп­ции невме­ня­е­мо­сти» Запад­ных стран, ожи­дав­ших это­го дви­же­ния.

А пото­му, эта ситу­а­ция вполне слу­жит вре­мен­ным инте­ре­сам не наро­дов, а наци­о­нал-кон­сер­ва­тив­ных поли­ти­ков Запа­да.

Запа­ду сто­ит вспом­нить, что их рас­цвет начал­ся в эпо­ху ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья, когда про­изо­шло Вели­кое пере­се­ле­ние наро­дов туда, когда в Евро­пу при­шли викин­ги и тюр­ки. Они при­шли с Восто­ка, где сей­час Рос­сия. Пото­му Запад по сво­им забы­тым кор­ням и есть Восток. Они раз­де­ля­ют нераз­де­ли­мое и пыта­ют­ся соеди­нять раз­дель­ное. В моем пони­ма­нии, они в поло­же­нии заблуд­ших и без ори­ен­ти­ров на буду­щее.

Суще­ство­ва­ние либе­ра­лов, отдель­но от кон­сер­ва­то­ров, как искус­ствен­но создан­ных, кон­ку­ри­ру­ю­щих пар­тий и тече­ний тоже из обла­сти «поста­нов­ки» демо­кра­ти­че­ско­го устрой­ства госу­дар­ства. Хотя ниче­го не меша­ет объ­еди­нить эти сло­ва и тер­ми­ны, пре­вра­тив­ших­ся в про­ти­во­бор­ству­ю­щие силы, в один, как это сде­лал их сооте­че­ствен­ник Эдмунд Бёрк в «либе­раль­ный кон­сер­ва­тизм», и учи­ты­вать в поли­ти­ке опыт про­шло­го, как и инте­ре­сы буду­щих поко­ле­ний.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *