О ситу­а­ции в Осе­тии и Абха­зии

0 0

Вита­лий Лабахуа: “О ситу­а­ции в Осе­тии и Абха­зии”

Думаю, что ситу­а­ции у нас в Абха­зии и в Южной Осе­тии кар­ди­наль­ным обра­зом отли­ча­ют­ся, хотя и име­ют сход­ство по опре­де­лен­ным при­зна­кам. И там, и там агрес­сия Гру­зии. И там, и там неже­ла­ние гру­зин­ско­го госу­дар­ства видеть в сво­их рядах лиц иной наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти. И как след­ствие — про­воз­гла­ше­ние наши­ми рес­пуб­ли­ка­ми суве­ре­ни­те­та.

Вме­сте с тем, Абха­зия, так или ина­че, ранее име­ла опыт госу­дар­ствен­но­сти, ска­жем так, даже в рам­ках Гру­зии была суве­рен­ной доста­точ­но. Абха­зия вошла в состав Гру­зии, в прин­ци­пе, толь­ко в 1931 году, когда была лик­ви­ди­ро­ва­на Абхаз­ская рес­пуб­ли­ка и вклю­че­на в состав Гру­зин­ской Совет­ской Соци­а­ли­сти­че­ской Рес­пуб­ли­ки, на пра­вах авто­ном­ной. До это­го Абха­зия функ­ци­о­ни­ро­ва­ла само­сто­я­тель­но. Это и Абхаз­ское кня­же­ство девят­на­дца­то­го века, а если загля­нуть вглубь веков мы дой­дем до Абхаз­ско­го цар­ства.

Что каса­тель­но Южной Осе­тии, там пред­по­сыл­ки несколь­ко иные. Южная Осе­тия все­гда была частью Гру­зин­ско­го госу­дар­ства. Хотя, это были зем­ли осе­тин изна­чаль­но. Еще Стра­бон писал об этом наро­де. Писал, что там живут пле­ме­на род­ствен­ные ски­фам и сар­ма­там и живут по их обы­ча­ям, таким обра­зом сооб­щив нам, что эти зем­ли были испо­кон веков осе­тин­ски­ми. Но управ­ля­лись они гру­зин­ски­ми кня­зья­ми и под­чи­ня­лись Карт­лий­ско­му царю.

Если гово­рить об вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Абха­зии и ее сосе­дей в совре­мен­ном мире, нель­зя не учи­ты­вать этот опыт мно­го­ве­ко­вой госу­дар­ствен­но­сти. Соот­вет­ствен­но, вза­и­мо­от­но­ше­ния Абха­зии и Рос­сии ско­рей все­го будут стро­ить­ся — это самая пози­тив­ная, пер­спек­тив­ная и инте­рес­ная для обо­их госу­дарств модель — модель «Фран­ция – Мона­ко». Тогда, когда неболь­шое госу­дар­ство –Абха­зия, как там Мона­ко, явля­ет­ся суве­рен­ным во всех внут­рен­них вопро­сах, само опре­де­ля­ет­ся внут­рен­нюю эко­но­ми­че­скую и поли­ти­че­скую пози­цию, но в тоже вре­мя с внеш­ним миром оно обща­ет­ся через приз­му инте­ре­сов круп­но­го сосе­да, там Фран­ция, здесь Рос­сия, кото­рая, так или ина­че пре­тво­ря­ет свои инте­ре­сы в первую оче­редь.

Что каса­ет­ся Южной Осе­тии, эта это модель там непри­ем­ле­ма имен­но из-за некой ста­рин­ной моде­ли про­жи­ва­ния мест­но­го насе­ле­ния, с одной сто­ро­ны, а с дру­гой сто­ро­ны, все-таки, осе­тин­ский народ раз­де­лен. И раз­де­лен он не толь­ко Кав­каз­ским хреб­том, но раз­де­лен он был меж­ду дву­мя госу­дар­ства­ми. С одной сто­ро­ны — Закав­ка­зье, с дру­гой — Север­ный Кав­каз. И пока все эти тер­ри­то­рии нахо­ди­лись в рам­ках еди­но­го госу­дар­ства, Рос­сий­ской Импе­рии или Совет­ско­го Сою­за, раз­дель­ность осе­тин­ско­го наро­да не так чув­ство­ва­лась.

Когда же, в 1990‑х годах Гру­зия про­воз­гла­си­ла суве­ре­ни­тет и взя­ла курс, фак­ти­че­ски, на русо­фо­бию, отрыв от рос­сий­ско­го госу­дар­ства и раз­рыв со всем рус­ским куль­тур­но-исто­ри­че­ским про­стран­ством, осе­ти­ны попа­ли в слож­ную пози­цию. Про­воз­гла­ше­ние суве­ре­ни­те­та Южной Осе­тии, в том чис­ле, было попыт­кой людей отсто­ять свои инте­ре­сы в рос­сий­ском, в рус­ском куль­тур­но-исто­ри­че­ском про­стран­стве, в кото­ром Осе­тин­ский народ про­цве­тал и про­цве­та­ет.

Вла­ди­кав­каз и Цхин­вал — это две совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ные сто­ли­цы, одна про­цве­та­ет и вели­ко­леп­но себя чув­ству­ют, вто­рую же все вре­мя гно­би­ли, имен­но из-за ее «осе­тин­но­сти».

Таким обра­зом, буду­щее Южной Осе­тии, ско­рее все­го, это объ­еди­не­ние осе­тин­ско­го наро­да и объ­еди­не­ние под кры­лом Рос­сии в рам­ках суще­ству­ю­ще­го фор­ма­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *