Вла­ди­слав Федо­ров: Тра­ге­дия Гер­ма­нии

0 0

Все­гда счи­тал, что махо­вик дена­ци­фи­ка­ции нач­нет рас­кру­чи­вать­ся в обрат­ку. Отку­да эта уве­рен­ность… Вос­при­я­тие наро­да, как у вас, как у всех, когда вы зна­е­те, допу­стим, бело­ру­сов, или каза­хов: были там, или кто-то из род­ствен­ни­ков там живет, и вы име­е­те пред­став­ле­ние о них, или сами про­ис­хо­ди­те отту­да. Ско­рее все­го, ваше пред­став­ле­ние о них близ­ко к истине, пото­му что сен­сор­ные сфе­ры надеж­нее логи­че­ских.

Про­изо­шед­шее в Гер­ма­нии в XX веке в самых жут­ких про­яв­ле­ни­ях зако­но­мер­но, настоль­ко, что аль­тер­на­ти­вы после депрес­сии 1929 года быть не мог­ло. То, что про­изо­шло в Гер­ма­нии, это не поли­ти­ка, не эко­но­ми­ка, хотя поли­ти­ка и эко­но­ми­ка — триг­ге­ры, они акти­ви­ру­ют квант энер­гии, настоль­ко неза­мет­ный в чело­ве­ке, что он может рыдать от орган­ной музы­ки, над коти­ком, или даже над повер­жен­ным вра­гом, что не меша­ет ему фото­гра­фи­ро­вать­ся на фоне висе­ли­цы. Извест­но, что они сен­ти­мен­таль­ны. Они и сами это гово­рят.

Но газо­вые каме­ры в них, это один про­мил­ле, это как в гал­лон воды доба­вить кап­лю, а потом из него доба­вить в дру­гой гал­лон, и в тре­тий (гал­ло­ны — поко­ле­ния): неза­мет­но, но это будет уже не вода, пить это нель­зя, и пере­гон­ка не помо­жет.

Важен не про­цент, а нали­чие, а так же то, что это свой­ство не части попу­ля­ции, а ее подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства, и нац­ха­рак­тер с этой точ­ки зре­ния пред­став­ля­ет собой гомо­ген­ную нераз­де­ли­мую смесь инди­ви­ду­аль­ных харак­те­ров.

Вирус созна­ния зата­ил­ся, он не осо­зна­ет­ся ни инди­ви­дом, ни обще­ством, но при бла­го­при­ят­ству­ю­щих усло­ви­ях реп­ли­ци­ру­ет­ся и захва­тит орга­низм. Как имен­но рабо­та­ют систе­мы его кон­сер­ва­ции и акти­ва­ции, нау­ка вряд ли зна­ет. Ван­гую, ответ будет полу­чен при изу­че­нии адап­та­ци­он­ных меха­низ­мов, отлич­ных по каче­ству и силе у раз­ных наций.

Аме­ри­кан­цы осо­зна­ли, что это в них, и по зако­ну раз­бав­ле­ния неза­мет­но, не диа­гно­сти­ру­ет­ся, но не исчез­ло. Аме­ри­кан­цы дума­ли, что делать с этим, и, види­мо, сочли, что надо дать мигран­там пере­тра­хать немок, чтоб вытра­вить куль­тур­ный код посред­ством жест­кой лом­ки. Для наро­да нет ниче­го более уни­зи­тель­но­го, чем невоз­мож­ность защи­тить сво­их баб, когда они под­вер­га­ют­ся наси­лию.

Дело не в коли­че­стве сек­су­аль­ных пре­ступ­ле­ний, а в их пуб­лич­но­сти, без­на­ка­зан­но­сти и этни­че­ской направ­лен­но­сти. Нем­ки не могут чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти нигде, начи­ная с круп­ных горо­дов цен­траль­ных пло­ща­дей. Нем­ки не при­над­ле­жат боль­ше нем­цам. Это серьез­ная заяв­ка на гено­цид, совсем не то же, что изна­си­ло­ва­ния уго­лов­ных или пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских при­чин. Вытес­не­ние одной нации дру­гой, инстру­мент поли­ти­ки, сти­хий­ный или моде­ри­ру­е­мый.

Газе­ты не читать и не смот­реть ТВ, но невоз­мож­но быть без­раз­лич­ным наси­лию над жен­щи­на­ми. Здесь не может быть ней­тра­ли­те­та. Кто в сто­роне, тот дегра­дант, лишен­ный чув­ства стаи, зем­ли и соб­ствен­но­сти. Если нация про­гло­тит и не даст ответ­ки на без­об­раз­ный сабж, она на пути к пере­рож­де­нию, с точ­ки зре­ния нац­куль­ту­ры — к выми­ра­нию. Резуль­тат, отда­лен­ный и поэто­му неоче­вид­ный — умень­ше­ние рож­да­е­мо­сти, эми­гра­ция, депрес­сия и смерт­ность — в ито­ге физи­че­ское исчез­но­ве­ние.

Похо­же, гер­ман­цы нача­ли что-то такое пони­мать. Опас­ность в том, что вирус в их кол­лек­тив­ной голо­ве нику­да не дел­ся. Про­ли­ста­ли семей­ные аль­бо­мы, и на этот раз смот­ре­ли их с осо­бен­ным вни­ма­ни­ем? Не лги­те. Знаю, что смот­ре­ли.

Горя­щие маши­ны на ули­цах Гам­бур­га — про­тест дру­гой при­ро­ды, не той, что воз­буж­да­ла анар­хи­стов в 70-ые. В нем есть поли­ти­ка со сто­ро­ны лиде­ров уль­трас, но его при­чи­на в угро­зе выс­ше­го поряд­ка — циви­ли­за­ци­он­ной. Фашизм будет пре­под­не­сен им в новом каче­стве — как един­ствен­ное сред­ство спа­стись от рас­тво­ре­ния в орде. На этом фоне поли­ти­ка по важ­но­сти — вопрос вто­рич­ный.

Фашизм будет назван по-дру­го­му, но поч­ва для него в Гер­ма­нии бла­го­дат­ная, несмот­ря на все уси­лия Аме­ри­ки по дефе­ка­ции про­дук­тов наци­о­нал-соци­а­лиз­ма. Гад­жет Эсмар­ха и хоро­шая про­блев­ка не спа­са­ют от тле­ю­ще­го вос­па­ле­ния синап­сов моз­га. Вопрос толь­ко в момен­те пере­хо­да хро­ни­че­ской фазы в острую.

Все, что ни дела­ли аме­ри­кан­цы, при­во­ди­ло к про­ти­во­по­лож­ным целям: боро­лись с тер­ро­риз­мом, полу­чи­ли тер­ро­ризм. Объ­яс­нить наме­ре­ния аме­ри­кан­цев иди­о­тиз­мом нель­зя, а ско­рее тем, что это и есть истин­ные цели. Отсю­да смысл зло­ве­ще­го кве­ста: аме­ри­кан­цы хотят фашиз­ма в Гер­ма­нии? Навя­зав Мер­кель подо­бо­стра­стие к мигран­там, они дела­ют все, что­бы в Гер­ма­нии побе­дил фашизм.

Вме­сто того, чтоб предо­ста­вить им воз­мож­ность пол­но­цен­но раз­ви­вать­ся и раз­мно­жать­ся, и урав­но­ве­сить маят­ник, “центр тяже­сти” само­со­зна­ния сме­сти­ли, и теперь он воз­вра­ща­ет­ся. Но в точ­ке рав­но­ве­сия он не оста­но­вит­ся. Если про­дол­жит резо­ни­ро­вать, а про­ис­хо­дя­щее не столь­ко анти­г­ло­ба­лизм, но уже не пер­вый резуль­тат тако­го резо­нан­са, Гер­ма­ния ста­нет дру­гой. С высо­кой веро­ят­но­стью этот про­цесс пере­ки­нет­ся, сло­ва­ми Ору­эл­ла, на дру­гие фер­мы. Мыш­ле­ние белой циви­ли­за­ции ста­ло тако­во, что объ­ек­тив­но ее надо защи­щать. “Спа­си­бо” толе­рант­но­сти.

Тра­ге­дия этой стра­ны в том, что она все­гда будет хотеть реван­ша: на кухне, на ули­це или в Рейхс­та­ге. Что делать с этим, непо­нят­но, но толь­ко не то, что тво­рят с ними сей­час.

Мне уди­ви­тель­но, что евреи туда едут. При­чи­на это­го — еврей­ский опти­мизм (тоже адап­та­ци­он­ный меха­низм). Хоро­шая чер­та, но здесь он неуме­стен.

Вла­ди­слав Федо­ров

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *