Вик­тор Мара­хов­ский: “Минут­ка Роком­по­та”

0 0

Девя­но­сто восемь лет назад в г. Пет­ро­гра­де было сверг­ну­то Тре­тье Вре­мен­ное Пра­ви­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Рос­сия. И в част­но­сти:

юрист А.Ф. Керен­ский, в буду­щем ски­та­ю­щий­ся пуб­ли­цист и аги­та­тор за кре­сто­вый поход про­тив Совет­ской Рос­сии;

бан­кир и саха­ро­за­вод­чик М.И. Тере­щен­ко, актив­но гото­вив­ший заго­во­ры ещё про­тив царя, инте­гри­ро­ван­ный в миро­вую эли­ту оли­гарх, чей внук Мишель недав­но полу­чил укра­ин­ский пас­порт и город Глу­хов в Сум­ской обла­сти на корм­ле­ние от П.А. Поро­шен­ко;

Д.Н. Вер­де­рев­ский, в буду­щем досто­чти­мый мастер ложи “Юпи­тер”, три­жды могу­чий мастер Дру­зей Любо­муд­рия, нако­нец, выс­ший мастер Аре­о­па­га;

юрист Н.А. Ники­тин, адво­кат, в буду­щем дея­тель коопе­ра­ции и фигу­рант ряда дел об анти­со­вет­ской дея­тель­но­сти, рас­стре­лян­ный в 1938;

тек­стиль­ный маг­нат А.И. Коно­ва­лов, член вер­хов­но­го сове­та ложи Вели­ко­го Восто­ка Наро­дов Рос­сии, в буду­щем пиа­нист;

магистр полит­эко­но­мии М.И. Бер­нац­кий, в буду­щем неяр­кий эми­грант­ский дея­тель;

тек­стиль­ный маг­нат С.Н. Тре­тья­ков, в буду­щем эми­грант, затем вооб­ще совет­ский раз­вед­чик, рас­стре­лян­ный Геста­по;

адво­кат П.Н. Малян­то­вич, кото­рый, будучи мини­стром юсти­ции, сам пре­ду­пре­дил В.И. Лени­на о гото­вя­щем­ся аре­сте. Остал­ся в Совет­ской Рос­сии, одна­ко в 1939 году рас­стре­лян;

тек­стиль­ный (да что ж такое, опять) маг­нат С.А. Смир­нов, в буду­щем гер­ман­ский и фран­цуз­ский биз­нес­мен;

эко­но­мист С.Н. Про­ко­по­вич, осно­ва­тель Ложи Про­ко­по­ви­ча, в буду­щем тихий швей­цар­ский гран­то­по­тре­би­тель-учё­ный;

био­хи­мик С.С. Салаз­кин, в буду­щем про­фес­сор Ленин­град­ско­го меди­цин­ско­го инсти­ту­та, скон­чав­ший­ся дирек­то­ром Все­со­юз­но­го инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной меди­ци­ны;

инже­нер А.В. Ливе­ров­ский, в буду­щем награж­дён орде­на­ми Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни, Крас­ной Звез­ды, Лени­на, награж­дён­ный меда­лью «За обо­ро­ну Ленин­гра­да»;

эсер С.Л. Мас­лов, в буду­щем дея­тель пром­ко­опе­ра­ции, так­же не пере­жив­ший 1938 г.;

мень­ше­вик К.А. Гвоз­дев, в буду­щем дея­тель анти­боль­ше­вист­ских коми­те­тов, затем рабо­чей коопе­ра­ции, затем сто­рон­ник боль­ше­ви­ков, затем заклю­чён­ный, затем ссыль­ный, про­жив­ший дол­гую живу­чую био­гра­фию и скон­чав­ший­ся при Хру­щё­ве после осво­бож­де­ния;

врач Н.М. Киш­кин, скон­чав­ший­ся в Москве в пожи­лом воз­расте в 1930 г. в оби­де на совет­скую власть, ото­брав­шую у него пен­сию за анти­со­вет­скую дея­тель­ность;

бого­слов А.В. Кар­та­шёв, тоже член ложи Вели­ко­го Восто­ка, в буду­щем вид­ный дея­тель пра­во­слав­ной эми­грант­ской мыс­ли. Он тоже был за кре­сто­вый поход про­тив Сове­тов, но гер­ман­ский вари­ант ему не понра­вил­ся.

…Что объ­еди­ня­ло всех-всех-всех этих граж­дан, ува­жа­е­мые дру­зья? Всех этих буду­щих пари­жан и буду­щих рас­стре­лян­ных, буду­щих кава­ле­ров орде­на Лени­на и сотруд­ни­ков Фон­да Кар­не­ги, буду­щих три­жды могу­чих масте­ров и буду­щих аген­тов совет­ской раз­вед­ки?

На пер­вый взгляд ответ — ниче­го.

Но на деле у них была одна общая чер­та. Ни один из них не был сто­рон­ни­ком сохра­не­ния преж­ней Рос­сии, Кото­рую Мы Поте­ря­ли (“Роком­пот”). Ни один не высту­пал за воз­вра­ще­ние фран­цуз­ской бул­ки, обря­жен­ной в эпо­ле­ты, дам в широ­ко­по­лых собач­ках и солид­но­го боро­да­то­го слу­ги Анти­па.

И ока­жись любой из них на про­смот­ре како­го-нибудь кино­филь­ма сто лет спу­стя, где Вели­кая Октябрь­ская рево­лю­ция изоб­ра­же­на как наскок вне­зап­но­го пья­но­го быд­ла на зали­тый солн­цем эли­зи­ум (дамы, собач­ки, сель­тер­ская, абрау-дюр­со, маль­чи­ки-в-мат­рос­ских-костюм­чи­ках) — они все бы друж­но ржа­ли.

В дей­стви­тель­ной исто­рии Вели­кая Октябрь­ская ста­ла все­го лишь пово­рот­ным момен­том в дол­гой и страш­ной болез­ни. Вели­кая Октябрь­ская не поте­ря­ла Рос­сию, а слу­чи­лась в уже поте­рян­ной Рос­сии, в пост-Рос­сии “ста вождей”, где уже сце­пи­лись масо­ны с анар­хи­ста­ми, фаши­сты с марк­си­ста­ми, тек­стиль­ные маг­на­ты с бун­дов­ца­ми и никто-никто-никто не желал под­би­рать ту Рос­сию, кото­рую мы поте­ря­ли.

…В Музее Рево­лю­ции есть под стек­лом одна инте­рес­ная газе­та послед­них пред-рево­лю­ци­он­ных лет. Изда­на в Румы­нии, рас­про­стра­ня­лась в Рос­сии дея­те­ля­ми ста­ро­об­ряд­че­ства. Что может быть солид­нее, боро­да­тее, кон­сер­ва­тив­нее ста­ро­об­ряд­ца, спро­сим мы? Пере­до­ви­ца, над кото­рой я завис на чет­верть часа, реши­тель­но при­зы­ва­ла покон­чить с про­кля­тым само­дер­жа­ви­ем и осво­бо­дить, нако­нец, Рос­сию.

Никто не хотел сохра­нять роком­пот.

Когда его дое­ли, в огнен­ном октяб­ре 1917-го к вла­сти про­сто при­шли те, кто смог. Они тоже были неод­но­род­ны, они тоже ещё дол­го потом выяс­ня­ли, в чём план и кто глав­ный. Но они созда­ли сле­ду­ю­щую вер­сию Рос­сии, кото­рая про­жи­ла XX сто­ле­тие, что­бы потом тоже поте­рять­ся и сме­нить­ся нынеш­ней.

…Я это всё к чему, ув. дру­зья. На самом деле ниче­го не теря­ет­ся. Преж­ние вер­сии Рос­сии не тонут как бар­жа с эпо­ле­та­ми, усту­пая место чужим и новым. Рос­сии насла­и­ва­ют­ся друг на дру­га, про­рас­та­ют друг в дру­га, вне­зап­но обна­ру­жи­ва­ют в каж­дом новом поко­ле­нии пред­ко­вые чер­ты и при­об­ре­та­ют новые.

В 2050 году в сто­лич­ном Импер­ско-Рес­пуб­ли­кан­ском теат­ре им. Л. Берии ещё поста­вят мюзикл со спе­ц­эф­фек­та­ми “1812”, и три­жды крас­но­зна­мён­ная труп­па полу­чит пре­мию Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та.

Вик­тор Мара­хов­ский

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *