Вик­тор Аксю­чиц: “Октябрь 1917-го. Роко­вой и инфер­наль­ный фак­то­ры”

0 0
Кажет­ся зага­доч­ным то, что так стре­ми­тель­но рух­ну­ло рос­сий­ское госу­дар­ство. Рус­ская эко­но­ми­ка с нача­ла века креп­ла и наби­ра­ла тем­пы, как нико­гда ранее и как нигде в мире. При­рост во всех веду­щих обла­стях эко­но­ми­ки состав­лял 15–17%. Уро­жай зер­но­вых за два пред­во­ен­ных деся­ти­ле­тия вырос почти в два раза, после четы­рех­лет­ней изну­ри­тель­ной вой­ны в Рос­сии хва­та­ло про­до­воль­ствен­ных запа­сов: «Стра­на была пере­пол­нен­ной чашей. И по мно­гим дру­гим про­дук­там, напри­мер по саха­ру, потреб­ле­ние никак не дости­га­ло про­из­во­ди­тель­но­сти. Даже и к 1916 не уба­ви­лось в Рос­сии ни круп­но­го рога­то­го ско­та, ни овец, ни сви­ней, а жере­бят по воен­но-кон­ской пере­пи­си обна­ру­жи­лось на 87% боль­ше, чем в 1912 до всех моби­ли­за­ций. Посев­ная пло­щадь, счи­тая неис­поль­зу­е­мую, пре­вос­хо­ди­ла потреб­но­сти стра­ны в пол­то­ра раза» (А.И. Сол­же­ни­цын). В Рос­сии была совер­шен­ная систе­ма стра­хо­ва­ния тру­да и гаран­тий для наём­ных рабо­чих. Уро­вень жиз­ни был срав­ним с евро­пей­ски­ми стра­на­ми.
Стра­на была вполне управ­ля­е­ма. Рус­ская армия к нача­лу 1917 года пере­во­ору­жа­лась и гото­ви­лась к наступ­ле­нию. «Паде­ние Рос­сии ничем не оправ­ды­ва­ет­ся. Неиз­беж­на была рус­ская рево­лю­ция или нет? Ника­кой неиз­беж­но­сти, конеч­но, не было, ибо, несмот­ря на все эти недо­стат­ки, Рос­сия цве­ла, рос­ла, со ска­зоч­ной быст­ро­той раз­ви­ва­лась и видо­из­ме­ня­лась во всех отно­ше­ни­ях…
Была Рос­сия, был вели­кий, ломив­ший­ся от вся­ко­го скар­ба дом, насе­лён­ный огром­ным и во всех смыс­лах могу­чим семей­ством, создан­ный бла­го­сло­вен­ны­ми тру­да­ми мно­гих и мно­гих поко­ле­ний, освя­жён­ный бого­по­чи­та­ни­ем, памя­тью о про­шлом и всем тем, что назы­ва­ет­ся куль­том и куль­ту­рой» (И.А. Бунин).
Октябрь­ская рево­лю­ция 1917 года 
Уин­стон Чер­чилль писал о рус­ской ката­стро­фе: «Ни к одной стране судь­ба не была так жесто­ка, как к Рос­сии. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Она уже пре­тер­пе­ла бурю, когда всё обру­ши­лось, все жерт­вы были уже при­не­се­ны, вся рабо­та завер­ше­на. Отча­я­ние и изме­на овла­де­ли вла­стью, когда зада­ча уже была выпол­не­на». Да, в реаль­ном изме­ре­нии ниче­го неиз­беж­но­го не было. Но всё реши­лось в незри­мых духов­ных сфе­рах. У. Чер­чилль был вра­гом Рос­сии, тем более объ­ек­тив­ны его сви­де­тель­ства: «Пред­став­ле­ние о цар­ском режи­ме, как об узко­сер­деч­ном и гни­лом, отве­ча­ет поверх­ност­ным утвер­жде­ни­ям наших дней. Но один толь­ко взгляд на трид­ца­ти­ме­сяч­ную вой­ну про­тив Гер­ма­нии и Австрии дол­жен изме­нить это пред­став­ле­ние и уста­но­вить основ­ные фак­ты. По тем уда­рам, кото­рые Рос­сий­ская Импе­рия пере­жи­ла, по ката­стро­фам, кото­рые на неё сва­ли­лись — мы можем судить о её силе… На поро­ге побе­ды она рух­ну­ла на зем­лю, зажи­во пожи­ра­е­мая чер­вя­ми…»
Ещё более цен­но мне­ние вра­га Рос­сии: «Побе­ду Рос­сии мож­но было оття­нуть – но по всем чело­ве­че­ским пред­ви­де­ни­ям она была неот­вра­ти­ма» (Адольф Гит­лер «Майн Кампф). «Гит­лер даже не пишет о „побе­де союз­ни­ков“, он пишет толь­ко о побе­де Рос­сии. Соб­ствен­но, он повто­ря­ет то, что гово­рит и Чер­чилль: в 1917 году Рос­сия сто­я­ла на поро­ге побе­ды. И сред­ний чело­век – Нико­лай Вто­рой – несмот­ря на его „страш­ные ошиб­ки“ – вёл и почти при­вёл Рос­сию к этой побе­де. Где были бы мы с вами, если бы чер­ви не уго­то­ви­ли нам всем – все­му миру – ката­стро­фы фев­ра­ля 1917 года? И как мы можем исто­ри­че­ски, поли­ти­че­ски и, в осо­бен­но­сти, мораль­но ква­ли­фи­ци­ро­вать тех людей, кото­рые ещё и сей­час что-то тал­ды­чат о народ­ной рево­лю­ции 1917 года – о двух или даже четы­рёх народ­ных рево­лю­ци­ях? В фев­ра­ле 1917 года свер­ши­лось зара­нее и задол­го обду­ман­ное вели­чай­шее пре­ступ­ле­ние вовсей исто­рии Рос­сии: чер­ви про­фес­си­о­наль­ных про­грес­си­стов, созна­тель­но и упор­но под­та­чи­ва­ли „жизнь и сла­ву Рос­сии“. Подточили»(И.Л. Соло­не­вич).
Иван Лукья­но­вич Соло­не­вич
В Рос­сии было ещё мно­го здо­ро­вых сил, она име­ла внут­рен­ние резер­вы для раз­ре­ше­ния вста­ю­щих перед нею про­блем. Не сва­ли­ли бы Рос­сию ни миро­вая вой­на, ни рево­лю­ци­он­ное бро­же­ние, если бы реша­ю­щую роль не сыг­ра­ла огром­ная и целе­на­прав­лен­ная помощь извне силам раз­ру­ше­ния в кри­ти­че­ские момен­ты. По пред­ло­же­нию меж­ду­на­род­но­го аван­тю­ри­ста – рево­лю­ци­о­не­ра Парву­са – Гер­ма­ния в годы вой­ны ста­ла мощ­но финан­си­ро­вать боль­ше­вист­скую пар­тию. В Виль­но немец­кий штаб изда­вал на рус­ском язы­ке боль­ше­вист­ские газе­ты, кото­рые затем рас­про­стра­ня­лись на фрон­те. В апре­ле 1917 года Мини­стер­ство финан­сов Гер­ма­нии выде­ля­ет боль­ше­ви­кам 5 мил­ли­о­нов марок. Об эффек­тив­но­сти исполь­зо­ва­ния средств доло­жил статс-сек­ре­тарь МИДа Гер­ма­нии Рихард Кюль­ман: «Наша рабо­та дала ося­за­е­мые резуль­та­ты. Без нашей непре­рыв­ной под­держ­ки боль­ше­вист­ское дви­же­ние нико­гда не достиг­ло бы тако­го раз­ме­ра и вли­я­ния, кото­рое оно име­ет теперь. Всё гово­рит за то, что это дви­же­ние будет про­дол­жать рас­ти». Мил­ли­о­ны гер­ман­ско­го ген­шта­ба поз­во­ли­ли мало­чис­лен­ной боль­ше­вист­ской пар­тии летом 1917 года изда­вать лите­ра­ту­ры боль­ше, чем всем осталь­ным пар­ти­ям вме­сте взя­тым, и раз­вер­нуть беше­ную про­па­ган­ду. Немец­кая финан­со­вая под­держ­ка боль­ше­ви­ков про­дол­жа­лась и после октябрь­ско­го пере­во­ро­та. 13 мая 1918 года посол Гер­ма­нии в Москве писал: «Наши инте­ре­сы тре­бу­ют сохра­не­ния вла­сти боль­ше­вист­ско­го пра­ви­тель­ства… Было бы в наших инте­ре­сах под­дер­жать боль­ше­ви­ков мини­му­мом средств, что­бы под­дер­жать их власть». В июне Мини­стер­ство финан­сов Гер­ма­нии ста­ло выде­лять для под­дер­жа­ния боль­ше­вист­ской дик­та­ту­ры по 40 мил­ли­о­нов марок в месяц. Финан­со­вую помощь боль­ше­ви­кам ока­зы­ва­ла не толь­ко Гер­ма­ния, но и меж­ду­на­род­ная финан­со­вая оли­гар­хия – от бан­ки­ра Я. Шиф­фа до лор­да Миль­не­ра. Финан­си­ро­ва­ние уси­ли­лось после Фев­раль­ской рево­лю­ции.
Миро­вые силы зла кон­цен­три­ро­ва­лись в Рос­сии не толь­ко в есте­ствен­ном, но и в инфер­наль­ном изме­ре­нии. Созда­ёт­ся впе­чат­ле­ние, буд­то чере­да собы­тий скла­ды­ва­лась под воз­дей­стви­ем оккульт­ных и маги­че­ских сил. Оче­вид­но, в нача­ле XX века из-за накоп­лен­ных гре­хов куль­тур­ных и пра­вя­щих сло­ёв Рос­сия лиши­лась небес­ной защи­ты и ока­за­лась наедине с роко­вы­ми сила­ми и фаталь­ны­ми сти­хи­я­ми, в пото­ке сле­пых слу­чай­но­стей и чёр­ных пред­зна­ме­но­ва­ний. Что ни про­ис­хо­дит с тех пор в Рос­сии – всё закан­чи­ва­ет­ся наи­худ­шим обра­зом, все беды, кото­рые мож­но себе пред­ста­вить, не обо­шли нас в роко­вой момент.
Рево­лю­ци­он­ные мат­ро­сы Крон­штад­та с фла­гом «Смерть бур­жу­ям»
Если бы не две вой­ны под­ряд, если бы не неуда­чи на фрон­те в этот момент, если бы не искус­ствен­ный голод в сто­ли­цах при избыт­ке хле­ба в стране, если бы в Пет­ро­гра­де была рас­квар­ти­ро­ва­на гвар­дия, а не запас­ни­ки. Фев­раль­ские собы­тия пред­став­ля­ли собой ред­чай­шее соче­та­ние роко­вых обсто­я­тельств. «Прав­да: и рево­лю­ци­о­не­ры были гото­вы к этой уди­ви­тель­ной рево­лю­ции не намно­го боль­ше пра­ви­тель­ства. Деся­ти­ле­ти­я­ми наши рево­лю­ци­он­ные пар­тии гото­ви­ли толь­ко рево­лю­цию и рево­лю­цию. Но, силь­но раз­дроб­лен­ные после неудач 1906 года, затем сби­тые вос­ста­нов­ле­ни­ем рос­сий­ской жиз­ни при Сто­лы­пине, затем взлё­том пат­ри­о­тиз­ма в 1914 году, – они к 1917 ока­за­лись ни в чём не гото­вы и почти не сыг­ра­ли роли даже в под­го­тов­ке рево­лю­ци­он­но­го настро­е­ния (толь­ко будо­ра­жи­ли заба­стов­ки) – это всё сде­ла­ли не соци­а­ли­сти­че­ские лозун­ги, а Госу­дар­ствен­ная Дума, это её речи пере­воз­бу­ди­ли обще­ство и под­го­то­ви­ли к рево­лю­ции. А яви­лась рево­лю­ция как сти­хий­ное дви­же­ние запас­ных бата­льо­нов, где и не было регу­ляр­ных тай­ных сол­дат­ских орга­ни­за­ций. В совер­ше­нии рево­лю­ции ни одна из рево­лю­ци­он­ных пар­тий не про­яви­ла себя, и ни еди­ный рево­лю­ци­о­нер не был ранен или оца­ра­пан в улич­ных боях – но с тем боль­шей энер­ги­ей они кину­лись захва­ты­вать добы­чу, власть в пер­вые же сут­ки и вго­нять совер­шив­ше­е­ся в свою идео­ло­гию… Так рево­лю­ция нача­лась без рево­лю­ци­о­не­ров… Рево­лю­ция – это хаос с неви­ди­мым стерж­нем. Она может побе­дить и никем не управ­ля­е­мая» (А.И. Сол­же­ни­цын). Неви­ди­мый ано­ним сгу­щал все быв­шие и насто­я­щие духи зла в инфер­наль­ный стер­жень.
Далее, если бы Керен­ский не отрёк­ся от Кор­ни­ло­ва, что реани­ми­ро­ва­ло боль­ше­ви­ков! Если бы в Рос­сии не было в этот момент такой пар­тии, как боль­ше­вист­ская, если бы у боль­ше­ви­ков не было тако­го вождя, как Ленин (без его беше­ной энер­гии и бес­прин­цип­но­го рас­чё­та боль­ше­ви­ки не смог­ли бы совер­шить пере­во­рот), если бы Лени­ну не была про­тя­ну­та рука помо­щи из Евро­пы (и с бесов­ской энер­ги­ей Лени­на ниче­го не уда­лось бы без гер­ман­ских мил­ли­о­нов)! (Г.В. Пле­ха­нов, осно­во­по­лож­ник рус­ско­го марк­сиз­ма и учи­тель Лени­на, хоро­шо знав­ший сво­е­го уче­ни­ка, при изве­стии о захва­те вла­сти боль­ше­ви­ка­ми в отча­я­нии возо­пил: «Про­па­ла Рос­сия, погиб­ла Рос­сия».)
Алек­сандр Фёдо­ро­вич Керен­ский. Вто­рая поло­ви­на 1917 г.
Цепь таких «если бы» мож­но про­дол­жать, но отсут­ствие хотя бы одно­го из них дела­ет октябрь­ский пере­во­рот 1917 года невоз­мож­ным. Рас­те­ряв бла­го­дать Божию, Рос­сия попа­ла под коле­со рока и фату­ма. В реша­ю­щий момент роко­вая слу­чай­ность опре­де­ля­ла ход собы­тий, какая-то власт­ная сила выстра­и­ва­ла ряд неслу­чай­ных слу­чай­но­стей на поги­бель Рос­сии. Оче­вид­но, духов­ное помут­не­ние в Рос­сии достиг­ло тако­го пре­де­ла, когда собы­тия обу­слов­ли­ва­ют­ся не толь­ко нату­ра­ли­сти­че­ски­ми зако­но­мер­но­стя­ми, но дик­ту­ют­ся инфер­наль­ны­ми сила­ми. «С каж­дым веком, с каж­дым годом нарас­та­ло в Рос­сии то страш­ное раз­дво­е­ние, кото­рое завер­ши­лось тор­же­ством боль­ше­виз­ма… Нико­гда, кажет­ся, не откры­ва­лась так свя­зан­ность все­го в исто­рии, спле­те­ние при­чин­но­сти и сво­бо­ды, добра и зла, как в нарас­та­нии рус­ской ката­стро­фы. А так­же конеч­ная уко­ре­нён­ность все­го имен­но в самой глу­бине, там, где совер­ша­ет­ся духов­ный выбор. В Рос­сии одно­вре­мен­но с нарас­та­ни­ем све­та шло и нарас­та­ние тьмы: и есть страш­ное предо­сте­ре­же­ние, суд и напо­ми­на­ние в том, что тьма ока­за­лась силь­нее» (прот. Алек­сандр Шме­ман). Народ изме­нил соб­ствен­но­му пред­на­зна­че­нию и уте­рял линию сво­ей судь­бы, впал в эпо­ху без­вре­ме­нья вновь, по образ­но­му выра­же­нию про­то­по­па Авва­ку­ма, «выпро­сил у Бога свет­лую Рос­сию сата­на». На Рос­сию буд­то напра­вил взор сам дух небы­тия… Что-то в те годы рас­па­лось в чело­ве­че­стве в резуль­та­те неко­ей мета­фи­зи­че­ской ката­стро­фы, и это реши­ло судь­бу Рос­сии, а затем и все­го мира. Рос­сия ока­за­лась стра­ной, на кото­рую опол­чи­лись силы миро­во­го зла, и разыг­ра­лась тра­ге­дия обще­ми­ро­вая.
Когда мощ­ней­шая в исто­рии анти­хри­сти­ан­ская сила внед­ря­лась в Рос­сию, в Церк­ви пре­об­ла­да­ло индиф­фе­рент­ное отно­ше­ние к духам ком­му­низ­ма. Как пас­тырь и духо­во­ди­тель наро­да Цер­ковь не смог­ла моби­ли­зо­вать наци­о­наль­ное созна­ние на борь­бу со смер­тель­ной опас­но­стью. В момент вели­чай­ших испы­та­ний в Рос­сии воз­об­ла­да­ло все­об­щее раз­об­ще­ние, что и яви­лось пред­те­чей вой­ны граж­дан­ской.
Раз­да­ча газе­ты «Изве­стия Пет­ро­град­ско­го Сове­та рабо­чих и сол­дат­ских депу­та­тов» для воин­ских частей.
В Рос­сии роль «духов­ной сиву­хи»[1] сыг­ра­ла идео­ло­гия марк­сист­ско­го ком­му­низ­ма, создан­ная в запад­но­ев­ро­пей­ских интел­лек­ту­аль­ных лабо­ра­то­ри­ях и внед­рен­ная рус­ской интел­ли­ген­ци­ей. К 1917 году все­об­щее идей­ное помут­не­ние вызва­ло кру­ше­ние духов­ных основ рус­ской циви­ли­за­ции, тра­ди­ци­он­но­го жиз­нен­но­го укла­да, тра­ди­ци­он­ной госу­дар­ствен­но­сти. Носи­тель наи­бо­лее ради­каль­ной фор­мы соци­аль­ной идео­ма­нии – пар­тия боль­ше­ви­ков захва­ты­ва­ет власть, наси­ли­ем и ложью навя­зы­ва­ет идео­ло­ги­че­скую манию огром­ной стране.



[1] Ленин­ская харак­те­ри­сти­ка рели­гии под­хо­дит опре­де­ле­нию ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *