В 1612 году каза­ки осво­бо­ди­ли Моск­ву

0 0

51982a441f9d0b21362e70787c184cac.jpg1612 году осво­бо­ди­ли Моск­ву и в 1613 г. при­ве­ли дина­стию Рома­но­вых на рус­ский пре­стол каза­ки 

Вся исто­рии Рос­сии сде­ла­на каза­ка­ми. 
Л. Тол­стой 
Одни вое­ва­ли, дру­гие писа­ли исто­рию. 
Орби­ни 
(Замет­ки по слу­чаю 400-летия окон­ча­ния пер­вой рус­ской сму­ты, вви­ду явно неком­пе­тент­но­го и тен­ден­ци­оз­но­го осве­ще­ния во мно­гих СМИ одно­го из собы­тий Смут­но­го Вре­ме­ни – изгна­ния интер­вен­тов из Моск­вы в 1612 году). 

Мож­но толь­ко посме­ять­ся над заяв­ле­ни­ем по госу­дар­ствен­но­му теле­ка­на­лу о том, что празд­ник Народ­но­го еди­не­ния назна­чен на 4 нояб­ря, посколь­ку в этот день Минин и Пожар­ский вошли в Моск­ву. На самом деле опол­че­ние высту­пи­ло из Тро­и­цы 18 авгу­ста ( 28 – го по ново­му сти­лю ), 22 – го чис­ла при­ня­ло в Москве бой с отря­дом литов­ско­го гет­ма­на Хот­ке­ви­ча (см. кн. Смут­ное Вре­мя поль­ско­го исто­ри­ка К. Вали­шев­ско­го, издан­ную в 1911 году). 
Об этом бое – несколь­ко поз­же, сей­час запом­ним толь­ко наци­о­наль­ность руко­во­ди­те­ля отря­да, пото­му как в одной из теле­про­грамм утвер­жда­лось на пол­ном «сурье­зе», что в рядах опол­чен­цев шли литов­цы – като­ли­ки, что вое­ва­ло опол­че­ние не толь­ко про­тив поля­ков, но и про­тив каза­ков, что толь­ко Мини­ну и Пожар­ско­му обя­за­на Москва осво­бож­де­нию от поля­ков. При­чем не попра­вил такие утвер­жде­ния вид­ный исто­рик, участ­ник про­грам­мы (вот уж воис­ти­ну «бой­ся исто­ри­ков, слу­жа­щих поли­ти­кам», — как ска­зал один умный чело­век). 
На самом деле интер­вен­ция Руси была польско–литовской и швед­ской. Лит­ва и Поль­ша в то вре­мя были одним Госу­дар­ством под назва­ни­ем Речь Поспо­ли­тая. При­чем ока­то­ли­че­ны в Литов­ских зем­лях были толь­ко вер­хи, ведь Брест­ская уния, утвер­див­шая гла­вен­ство Папы Рим­ско­го, была при­ня­та толь­ко в 1596 году. Еще после Смер­ти коро­ля Бато­рия (1584 г), быв­ше­го на поль­ском пре­сто­ле шве­да, посол мос­ков­ский пытал­ся рас­по­ло­жить литов­ских панов избрать мос­ков­ско­го госу­да­ря на Вели­кое Кня­же­ство Литов­ское отдель­но от Поль­ши. «Вы зна­е­те, — гово­рил он по нака­зу сво­е­го пра­ви­тель­ства, — поля­ки веру­ют с хри­сти­а­на­ми раз­но, а вы паны рада литов­ская и вся зем­ля литов­ская с нашею зем­лею одной веры и одно­го обы­чая» (Нико­лай Косто­ма­ров. Ста­рый Спор) Так что не шли литов­цы – като­ли­ки в рядах зем­ской рати. 

5191cd65d50b7ef219d03ecd70b3f95e.jpg
Но самое зло­вред­ное утвер­жде­ние теле­ба­ла­бо­лов – о борь­бе опол­че­ния про­тив каза­ков. В дей­стви­тель­но­сти имен­но каза­ки сыг­ра­ли реша­ю­щую роль в изгна­нии раз­но­пле­мен­ных интер­вен­тов из Моск­вы и Руси. 
Вот мне­ние при­знан­ных авто­ри­те­тов. 
Клю­чев­ский. ВТО­РОЕ ОПОЛ­ЧЕ­НИЕ… 
«На при­зыв ниже­го­род­цев ста­ли сте­кать­ся остав­ши­е­ся без дела и жало­ва­ния, а часто и без поме­стий слу­жи­лые люди, горо­до­вые дво­ряне и дети бояр­ские, кото­рым Минин нашел и вождя, кня­зя Дмит­рия Михай­ло­ви­ча Пожар­ско­го. Так соста­ви­лось вто­рое дво­рян­ское опол­че­ние. 
По бое­вым каче­ствам оно не сто­я­ло выше пер­во­го, хотя было хоро­шо сна­ря­же­но бла­го­да­ря обиль­ной денеж­ной казне, само­от­вер­жен­но собран­ной посад­ски­ми людь­ми ниже­го­род­ски­ми и дру­гих горо­дов. Меся­ца четы­ре опол­че­ние устро­я­лось, с пол­го­да дви­га­лось к Москве, попол­ня­лось по пути тол­па­ми слу­жи­лых людей, про­сив­ших при­нять их на зем­ское жало­ва­ние. 

536bbc854322d7eeca07bc29708cc004.jpg
Под Моск­вой сто­ял казац­кий отряд кн. Тру­бец­ко­го, оста­ток пер­во­го опол­че­ния. Зем­ская дво­рян­ская рать на пред­ло­же­ние кн. Тру­бец­ко­го отве­ча­ла: «отнюдь нам вме­сте с каза­ка­ми не ста­и­вать». Но ско­ро ста­ло вид­но, что без под­держ­ки каза­ков ниче­го не сде­лать, и в три меся­ца сто­ян­ки под Моск­вой без них ниче­го важ­но­го не было сде­ла­но. В рати кн. Пожар­ско­го чис­ли­лось боль­ше соро­ка началь­ных людей все с родо­ви­ты­ми слу­жи­лы­ми име­на­ми, но толь­ко два чело­ве­ка сде­ла­ли круп­ные дела, да и те были не слу­жи­лые люди: это – монах А. Пали­цин и мяс­ной тор­го­вец К. Минин. Пер­вый по прось­бе кн. Пожар­ско­го в реши­тель­ную мину­ту уго­во­рил каза­ков под­дер­жать дво­рян, а вто­рой выпро­сил у кн. Пожар­ско­го 3–4 роты и с ними сде­лал удач­ное напа­де­ние на мало­чис­лен­ный отряд гет­ма­на Хот­ке­ви­ча, уже под­би­рав­ше­го­ся к Крем­лю со съест­ны­ми при­па­са­ми для голо­дав­ших там соот­чи­чей. Сме­лый натиск Мини­на при­обод­рил дво­рян-опол­чен­цев, кото­рые выну­ди­ли гет­ма­на к отступ­ле­нию, уже под­го­тов­лен­но­му каза­ка­ми. 

bc14f4fb5436ef22f6270a9ff3bcb266.jpg
В октяб­ре 1612 года каза­ки же взя­ли при­сту­пом Китай-город. Но зем­ское опол­че­ние не реши­лось штур­мо­вать Кремль; сидев­шая там горсть поля­ков сда­лась сама, дове­ден­ная голо­дом до людо­ед­ства. Казац­кие же ата­ма­ны, а не мос­ков­ские вое­во­ды отби­ли от Воло­ко­лам­ска коро­ля Сигиз­мун­да, направ­ляв­ше­го­ся к Москве, что­бы воро­тить ее в поль­ские руки, и заста­ви­ли его вер­нуть­ся домой. Дво­рян­ское опол­че­ние здесь еще раз пока­за­ло в Сму­ту свою мало­при­год­ность к делу, кото­рое было его сослов­ным ремеслом и госу­дар­ствен­ной обя­зан­но­стью». 
ИЗБРА­НИЕ МИХА­И­ЛА… 
«Вожди зем­ско­го и казац­ко­го опол­че­ния кня­зья Пожар­ский и Тру­бец­кой (после ухо­да Сигиз­мун­да «со сра­мом» из под Воло­ко­лам­ска в Смо­ленск, затем в Поль­шу, после чего мос­ков­ские вое­во­ды опо­ве­сти­ли гра­мо­той от 21 декаб­ря по всей зем­ле об избав­ле­нии Моск­вы и при­ка­за­ли повсю­ду петь молеб­ны и зво­нить в коло­ко­ла на радо­сти, что Москва осво­бо­ди­лась от поль­ских и литов­ских людей, В.А.) разо­сла­ли по всем горо­дам повест­ки, при­зы­ва­ю­щие в сто­ли­цу духов­ные вла­сти и выбор­ных людей из всех чинов для зем­ско­го собо­ра и госу­дар­ско­го избра­ния. Памят­ни­ки, близ­кие к тому вре­ме­ни, изоб­ра­жа­ют ход это­го дела на собо­ре не свет­лы­ми крас­ка­ми. Еди­но­мыс­лия не ока­за­лось. Было боль­шое вол­не­ние; каж­дый гово­рил за сво­е­го, одни пред­ла­га­ли того, дру­гие это­го, все раз­но­ре­чи­ли. В самый раз­гар борь­бы пар­тий какой-то дво­ря­нин из Гали­ча подал пись­мен­ное мне­ние, что бли­же всех по род­ству к преж­ним царям сто­ит М. Ф. Рома­нов, а пото­му его и надоб­но выбрать в цари. Про­тив Миха­и­ла были мно­гие чле­ны собо­ра, хотя он дав­но счи­тал­ся кан­ди­да­том и на него ука­зы­вал еще пат­ри­арх Гер­мо­ген, как на жела­тель­но­го пре­ем­ни­ка царя В. Шуй­ско­го. Мне­ние галиц­ко­го дво­ря­ни­на раз­дра­жи­ло мно­гих. Раз­да­лись сер­ди­тые голо­са: кто при­нес такое писа­ние, отку­да? В это вре­мя из рядов выбор­ных выде­лил­ся дон­ской ата­ман и, подо­шед­ши к сто­лу, так­же поло­жил на него писа­ние. «Какое это писа­ние ты подал, ата­ман?» — спро­сил его кн. Д.М. Пожар­ский. «О при­род­ном царе Миха­и­ле Федо­ро­ви­че», отве­чал ата­ман. 
Этот ата­ман буд­то бы и решил дело: «про­чет­ше писа­ние ата­ман­ское и быть у всех согла­сен и еди­но­мыс­лен совет» (из кн. Лат­кин В.Н. Зем­ские собо­ры древ­ней Руси, их исто­рия и организация…СПБ, 1885) Изло­жен­ное выше по Кур­су Рус­ской Исто­рии, кото­рый читал в Мос­ков­ском Уни­вер­си­те­те про­фес­сор Клю­чев­ский, выде­ля­ет­ся лако­низ­мом. При­том обра­ща­ет на себя вни­ма­ние, что при­ве­ден­ные раз­де­лы лек­ции (их назва­ние выде­ле­но заглав­ны­ми бук­ва­ми) отнюдь не посве­ще­ны каза­кам». 
Для боль­шей убе­ди­тель­но­сти сошлем­ся на дру­гие источ­ни­ки и пояс­ним неко­то­рые собы­тия, помя­ну­тые масти­тым уче­ным доре­во­лю­ци­он­ной Руси. 
Об «ОСТАТ­КАХ ПЕР­ВО­ГО ОПОЛ­ЧЕ­НИЯ»… 
Собра­лось оно в 1611 году по ини­ци­а­ти­ве рязан­ца Ляпу­но­ва, к нему при­со­еди­ни­лись люди из Муро­ма и Суз­да­ля, Волог­ды и Помо­рья, из Гали­ча, Костро­мы и Ниж­не­го Нов­го­ро­да … (Вали­шев­ский). В Москве вспых­ну­ло вос­ста­ние, жесто­ко подав­лен­ное поля­ка­ми и кара­те­ля­ми наем­ни­ка Мар­же­ре­та, по одним дан­ным – фран­цу­за, по дру­гим – нем­ца, кото­рые вер­ну­лись в Кремль, где с 1610 г сиде­ли тай­но при­гла­шен­ные бояра­ми поля­ки, обрыз­ган­ные кро­вью рус­ских людей «как мяс­ни­ки». 
На ули­цах лежа­ли непри­бран­ны­ми 7000 тру­пов. (Вали­шев­ский). 
Моск­ву интер­вен­ты спа­ли­ли дотла. «Бояре, дер­жав­шие сто­ро­ну поля­ков, и теперь силь­но наста­и­ва­ли, что­бы не оста­вить в сто­ли­це брев­на на бревне, что­бы не дать нико­им обра­зом опра­вить­ся непри­я­те­лю коро­ля поль­ско­го». 
В такой обста­нов­ке, после гибе­ли Ляпу­но­ва пер­вое опол­че­ние в резуль­та­те внут­рен­них про­ти­во­ре­чий рас­па­лось. 

f9d5303ac572c5a3831b0aa6079dea90.jpg
Лишь каза­ки Тру­бец­ко­го оста­лись под Моск­вой. 
В отли­чие от «хоро­шо сна­ря­жен­но­го» вто­ро­го опол­че­ния каза­ки были босы и голы, одна­ко «когда быв­шие тушинцы…(сторонники Лже­д­мит­рия II, В.А.) пыта­лись исполь­зо­вать голод и нуж­ду рядо­вых каза­ков, что­бы соста­вить заго­вор про­тив Пожар­ско­го, Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь исполь­зо­вал все свое вли­я­ние, что­бы покон­чить с вол­не­ни­я­ми в табо­рах опол­че­ния. Денеж­ная каз­на мона­сты­ря исто­щи­лась, и мона­хам ниче­го не оста­ва­лось, как при­нять­ся за гар­де­роб. Из тай­ни­ков извлек­ли дра­го­цен­ные ризы, акку­рат­но сло­жи­ли их в повоз­ки и отвез­ли в табо­ры. Там послан­цы монастыря…предложили рат­ни­кам при­нять от них вещи в виде закла­да. Как толь­ко мона­стырь собе­рет обро­ки со сво­их кре­стьян, заяви­ли мона­хи, они тот­час выку­пят заклад за тыся­чу руб­лей. Ата­ма­ны собра­ли Круг, поста­но­вив­ший немед­лен­но вер­нуть вещи в мона­стыр­скую каз­ну. Нуж­да пра­во­слав­но­го люда была жесто­кой, но тор­гов­ля цер­ков­ны­ми веща­ми пред­став­ля­лась им недо­пу­сти­мым свя­то­тат­ством. 
В кон­це кон­цов, рат­ни­ки собра­лись в лаге­ре под Моск­вой, что­бы защи­тить свою зем­лю и свою веру. Два ата­ма­на выеха­ли в Тро­и­цу с пись­мом к архи­манд­ри­ту. Каза­ки писа­ли, что ника­кие скор­би и мно­го­чис­лен­ные беды не заста­вят их отсту­пить от Моск­вы. (Р.Г. Скрын­ни­ков. Свя­ти­те­ли и вла­сти)… 
Об ОТРЯ­ДЕ ГЕТ­МА­НА ХОД­КЕ­ВИ­ЧА… 
«Босые, обо­рван­ные с ору­жи­ем в руках лете­ли каза­ки и при­зы­ва­ли имя св. Сергия…Тогда Минин ска­зал Пожар­ско­му: «Князь, дай мне вой­ска, я пой­ду»… По почи­ну Мини­на мос­ков­ские люди бро­си­лись на Замоск­во­ре­чье. В пол­день каза­ки достиг­ли литов­ско­го обо­за, отре­за­ли и захва­ти­ли 400 возов с запа­са­ми. Ход­ке­вич при­ка­зал отхо­дить, спа­сать оста­ток возов», (и ушел в Лит­ву, В.А), (Нико­лай Косто­ма­ров. Смут­ное вре­мя Мос­ков­ско­го госу­дар­ства). 

3cf9c9a5b5b55f2dbf3b7c172919fb0a.jpg
О ВЗЯ­ТИИ КИТАЙ-ГОРО­ДА и сда­че вра­же­ско­го гар­ни­зо­на Крем­ля… 
«22 октяб­ря (1 нояб­ря н.ст., В.А.) пол­ков­ник Струсь (комен­дант крем­лев­ско­го гар­ни­зо­на В.А.) начал пере­го­во­ры с Пожар­ским о сда­че Крем­ля. Рус­ские тре­бо­ва­ли без­ого­во­роч­ной капи­ту­ля­ции, рыцар­ство домо­га­лось раз­лич­ных усту­пок. Когда тре­бо­ва­ния поля­ков ста­ли извест­ны каза­кам и рат­ным людям, каза­ки поте­ря­ли тер­пе­ние. Они уда­ри­ли в коло­ко­ла и, под­няв­ши хоруг­ви, бро­си­лись на штурм Китай – горо­да. На этот раз уда­ча сопут­ство­ва­ла им. Наем­ни­ки дрог­ну­ли перед их яро­стью. Одни были уби­ты на месте, дру­гие, те, кому доста­ло сил, успе­ли укрыть­ся в Крем­ле. 
Пора­же­ние окон­ча­тель­но подо­рва­ло мораль­ный дух гар­ни­зо­на… 26 октяб­ря 1612 года Струсь выслал из Крем­ля чле­нов семи­бо­яр­щи­ны (рус­ских измен­ни­ков, В.А.). На дру­гой день зем­ские вое­во­ды при­ня­ли капи­ту­ля­цию от вра­же­ско­го гар­ни­зо­на» (Скрын­ни­ков). 
Полу­ча­ет­ся, что 27‑е, 6 нояб­ря н. ст. – это дата глав­но­го собы­тия в Москве? 
Об этих же собы­ти­ях — Вали­шев­ский. 
«22 октяб­ря каза­ки Тру­бец­ко­го взя­ли при­сту­пом Китай-город… 26 октяб­ря поля­ки сда­лись… На дру­гой день (23-го) два крест­ных хода – один из церк­ви Казан­ской божьей мате­ри, а дру­гой – от Ива­на Вели­ко­го, отря­ды опол­чен­цев и каза­ков сошлись на Лоб­ном Месте (Кр. Пло­ща­ди), где архи­манд­рит Тро­иц­кой лав­ры отслу­жил бла­го­дар­ствен­ный моле­бен; сюда же крест­ным ходом при­бы­ло духо­вен­ство, неся с собою ико­ну Вла­ди­мир­ской божьей мате­ри. При виде этой неоце­нен­ной ико­ны, кото­рую счи­та­ли погиб­шей, изруб­лен­ной поля­ка­ми, все мно­же­ство наро­да зары­да­ло. Затем вой­ско и народ вошли в свя­щен­ную огра­ду Крем­ля, из кото­рой уда­лось, нако­нец изгнать поля­ков, — и радость сме­ни­лась скор­бью перед раз­ди­ра­ю­щим душу зре­ли­щем: раз­ру­шен­ные и осквер­нен­ные церк­ви, пору­ган­ные и обез­об­ра­жен­ные ико­ны, а в под­ва­лах скла­ды вну­ша­ю­щей ужас про­ви­зии: омер­зи­тель­ное кро­ше­во, в кото­ром вооб­ра­же­ние кое – кого из моск­ви­чей рисо­ва­ло себе части тела дру­га или род­ствен­ни­ка!» 
О роли каза­че­ства в выбо­ре на цар­ство Миха­и­ла Рома­но­ва. 
Косто­ма­ров. 
«Каза­ки, соста­вив­шие глав­ную воен­ную силу, кри­ча­ли, что не допу­стят ино­го царя, кро­ме Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча». 
Скрын­ни­ков. 
«Выступ­ле­ние каза­ков и воору­жен­но­го наро­да под­толк­ну­ло выбо­ры, поло­жив конец рас­ко­лу собо­ра и рас­прям, кото­рым не вид­но было кон­ца… Литов­ский канц­лер Лев Сапе­га бро­сил в лицо плен­но­му Фила­ре­ту (буду­ще­му пат­ри­ар­ху) такую фра­зу: «Поса­ди­ли сына тво­е­го на Мос­ков­ское госу­дар­ство одни каза­ки – дон­цы». 
Вали­шев­ский. 
«…уста­но­вив­ше­е­ся пре­да­ние упор­но наста­и­ва­ет на том, что това­ри­щи Тру­бец­ко­го име­ли очень важ­ное, даже пре­об­ла­да­ю­щее вли­я­ние на собо­ре; поля­ки назы­ва­ли Миха­и­ла их избран­ни­ком, и даже в 1614 году швед­ский гене­рал Горн писал нов­го­род­цам, что и тогда каза­ки рас­по­ря­жа­лись в Москве как хозя­е­ва». 
Еще кос­нусь утвер­див­ше­го­ся посту­ла­та бояр­ско – дво­рян­ской вер­сии исто­рии Сму­ты (см. эпи­граф) о том, что яко­бы подви­ги Пожар­ско­го и Мини­на были недо­ста­точ­но воз­на­граж­де­ны. Вот мне­ние по это­му вопро­су Нико­лая Косто­ма­ро­ва (кн. Смут­ное вре­мя Мос­ков­ско­го госу­дар­ства) «Дмит­рий Михай­ло­вич Пожар­ский был пожа­ло­ван бояри­ном, Минин полу­чил зва­ние дум­но­го дво­ря­ни­на. Но более их и более всех был награж­ден Дмит­рий Тимо­фе­е­вич Трубецкой…получил от вели­ко­го зем­ско­го собо­ра вот­чи­ну Вагу, бога­тую область, кото­рая неко­гда была у Году­но­вых и Шуй­ских. И госу­дарь, еще не твер­дый в сво­ей вла­сти, утвер­дил ее за ним в награ­ду за его вели­кие подви­ги и поль­зу, ока­зан­ные зем­ле рус­ской». 
Гово­ря о роли каза­ков в пре­одо­ле­нии рус­ской сму­ты, нель­зя не ска­зать о Гер­мо­гене (Ермо­гене), казан­ском архи­епи­ско­пе, затем Пат­ри­ар­хе. Вид­ный совет­ский исто­рик Р. Скрын­ни­ков пишет. «Поляк А. Гон­сев­ский, хоро­шо знав­ший пат­ри­ар­ха, имел пись­мен­ное сви­де­тель­ство одно­го мос­ков­ско­го свя­щен­ни­ка, по сло­вам кото­ро­го Гер­мо­ген пре­бы­вал в каза­ках дон­ских, а потом – попом в Каза­ни. Как вид­но, моло­дость свою Ермо­лай (Ермо­ген) про­вел с воль­ны­ми каза­ка­ми, в похо­дах и вой­нах…» 
Про­ко­пий Ляпу­нов (вождь пер­во­го опол­че­ния. В.А.) писал, что идет на очи­ще­ние Моск­вы «по бла­го­слов­ле­нию свя­тей­ше­го Ермо­ге­на». Ранее Гер­мо­ген ярост­но про­ти­вил­ся вступ­ле­нию ино­зем­ных войск в Моск­ву, еще рань­ше реши­тель­но осу­дил помолв­ку Дмит­рия (Лже­д­мит­рия I) с Мари­ной Мни­шек и тре­бо­вал повтор­но­го кре­ще­ния «поль­ской дев­ки», за что был ото­слан в Казань и там заклю­чен в мона­стырь. В фев­ра­ле 1611 года ниже­го­род­цы писа­ли «при­ка­зы­вал к нам свя­тей­ший Ермо­ген пат­ри­арх, чтоб нам, собрав­ся с окол­ны­ми и повол­ски­ми горо­да, одно­лич­но идти на поль­ских и литов­ских людей к Москве вско­ре». 
После мар­тов­ско­го вос­ста­ния моск­ви­чей Гер­мо­ге­на обви­ни­ли в «вели­кия сму­та» по умыш­ле­нию, изгна­ли с пре­сто­ла и при­ста­ви­ли стра­жу в 30 чело­век, заклю­чив в один из мос­ков­ских мона­сты­рей. В авгу­сте 1611- го напра­вил в Ниж­ний Нов­го­род гра­мо­ту, сво­е­го рода заве­ща­ние. Когда в янва­ре 1612 г. Минин и Пожар­ский изве­сти­ли горо­да, что они наме­ре­ны начать поход, поля­ки потре­бо­ва­ли от пат­ри­ар­ха задер­жать наступ­ле­ние. Узник «рече им: да будут те бла­го­слов­ле­нии, кото­рые идут на очи­ще­ние Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, а вы, ока­ян­ные мос­ков­ские измен­ни­ки будь­те про­кля­ты». Гер­мо­ге­на пере­ве­ли в под­зем­ную тюрь­му Чудо­ва мона­сты­ря, где « умо­ри­ше его глад­ною смер­тию… лето 7120 (1612) году, меся­ца фев­ра­ля в 17 день». Гер­мо­ген умер, не посту­пив­шись сво­и­ми прин­ци­па­ми. Таков был столп Пра­во­слав­ной Веры – из дон­ских каза­ков. 
Выда­ю­ща­я­ся роль пат­ри­ар­ха в пре­одо­ле­нии Сму­ты ста­но­вит­ся осо­бен­но оче­вид­ной, если вспом­нить, что в то вре­мя, как Госу­дар­ство Мос­ков­ское ста­ло пока­зы­вать при­зна­ки раз­ло­же­ния «…на Руси креп­че госу­дар­ства была дру­гая соеди­ня­ю­щая связь – вера. Пско­вец, нов­го­ро­дец, рус­ский каза­нец, сиби­ряк, казак – все чув­ство­ва­ли оди­на­ко­во, что они пра­во­слав­ные все люди одной рус­ской веры, при­над­ле­жат одной церк­ви. Даже каза­ки мало­рус­ские, вооб­ще чуж­дые Мос­ков­ско­му госу­дар­ству (южно­рус­ские зем­ли тогда при­над­ле­жа­ли поля­кам. В.А.), на этом вопро­се чув­ство­ва­ли свое с ним соеди­не­ние и ста­но­ви­лись в ряды его защит­ни­ков». (Косто­ма­ров). 
Спра­вед­ли­во­сти ради сле­ду­ет ска­зать, что часть каза­ков под­дер­жи­ва­ла «воров» (само­зван­цев). Но, во-пер­вых, сле­ду­ет учи­ты­вать обста­нов­ку. Если в Лже­д­мит­рии I при­зна­ла сво­е­го сына Мар­фа Нагая, вдо­ва Ива­на Гроз­но­го, если от Лже­д­мит­рия II при­нял пат­ри­ар­ше­ство Федор (Фила­рет) Рома­нов, отец буду­ще­го царя, если Вла­ди­сла­ву, сыну коро­ля Сигиз­мун­да при­сяг­ну­ли, как рус­ско­му царю, кня­зья, бояре и дво­ряне, то сле­ду­ет ли с высо­ты нынеш­них зна­ний осуж­дать неко­то­рые отря­ды каза­ков. 
Во-вто­рых, вер­нув­шись к зло­на­ме­рен­но­му, либо неве­же­ствен­но­му заяв­ле­нию из теле­я­щи­ка о яко­бы имев­шей место борь­бе опол­че­ния с каза­ка­ми, сле­ду­ет сра­зу ска­зать, что воен­ные столк­но­ве­ния рус­ских вои­нов с каза­ка­ми были толь­ко после избра­ния Миха­и­ла на цар­ство, когда несколь­ко сот каза­ков под води­тель­ством Заруц­ко­го упор­ство­ва­ли в стрем­ле­нии поса­дить на рус­ский пре­стол «ворен­ка» — сына Мари­ны. Что каса­ет­ся пери­о­да изгна­ния поля­ков из Моск­вы, то были раз­но­гла­сия меж­ду опол­чен­ца­ми и каза­ка­ми, о неко­то­рых из них ска­за­но выше, одна­ко до воору­жен­ных столк­но­ве­ний дело нико­гда не дохо­ди­ло. 
Будучи потом­ствен­ным каза­ком, автор не мог прой­ти мимо умол­ча­ния роли каза­ков в пре­одо­ле­нии Пер­вой Рус­ской Сму­ты. 
Думаю, когда Л. Тол­стой утвер­ждал: «Вся исто­рия Рос­сии сде­ла­на каза­ка­ми», он имел в виду в том чис­ле и их само­от­вер­жен­ную борь­бу с поль­ско-литов­ски­ми, швед­ски­ми, про­чи­ми интер­вен­та­ми вре­мен Сму­ты. 
Талант­ли­вей­ший рус­ский писа­тель Кавад Раш утвер­жда­ет: «каза­ки вырас­та­ли перед вра­гом всю­ду, где рус­ским угро­жа­ли полон, гра­беж, раб­ство, истя­за­ния». 
Так было в Первую Сму­ту, так будет все­гда. 

3152a62f536f17e4094f167c0ce42112.jpg
Вой­ско­вой стар­ши­на Сою­за Каза­ков Рос­сии Абро­си­мов В. А. 
Пресс-служ­ба Сою­за каза­ков Рос­сии 
Источ­ник

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *