Тер­цы и кубан­цы Став­ро­по­лья

0 0

Терцы и кубанцы СтавропольяКаза­че­ство ста­ло рас­се­лять­ся на тер­ри­то­рии Став­ро­поль­ско­го края сти­хий­но. Тер­цы зани­ма­ют рай­он Кав­каз­ских Мине­раль­ных Вод, южные и восточ­ные части края, но на запа­де про­жи­ва­ют каза­ки Кубан­ско­го вой­ска. В фор­ми­ро­ва­нии став­ро­поль­ско­го каза­че­ства в раз­ное вре­мя при­ни­ма­ли уча­стие дон­ские, волж­ские, ураль­ские и тер­ские каза­ки, рус­ские и укра­ин­ские кре­стьяне-пере­се­лен­цы. Став­ро­по­лье рас­по­ло­же­но на тер­ри­то­рии Цен­траль­но­го Пред­кав­ка­зья, и в цен­тре края есть насе­лен­ные пунк­ты, где жили каза­ки Кав­каз­ско­го линей­но­го вой­ска. Поз­же они были пере­ве­де­ны в кре­стьян­ское сосло­вие, но жите­ли этих сел до сих пор счи­та­ют себя каза­ка­ми.

Азо­во-Моз­док­ская линия

После осно­ва­ния Тер­ской кре­по­сти в 1588 году меж­ду Тере­ком и Аст­ра­ха­нью воз­ник­ло сооб­ще­ние через сте­пи восточ­но­го Став­ро­по­лья. Для охра­ны это­го пути в Мад­жа­рах (теперь это Буден­новск), был устро­ен каза­чий сто­ро­же­вой пост. Тер­ский и аст­ра­хан­ский вое­во­ды полу­ча­ли нака­зы царя: регу­ляр­но отправ­лять кон­ные разъ­ез­ды в став­ро­поль­ские сте­пи. В 1676 году с Дона на Куму пере­се­ли­лась пар­тия каза­ков-ста­ро­об­ряд­цев. Как отме­ча­ет исто­рик каза­че­ства Васи­лий Пот­то, дон­цы шли сюда уже хоро­шо зна­ко­мой доро­гой. Каза­ки-ста­ро­об­ряд­цы устро­и­ли неда­ле­ко от совре­мен­но­го Буден­нов­ска укреп­лен­ный горо­док. Обжи­вать­ся им помо­га­ли гре­бен­ские каза­ки. В даль­ней­шем «ново­се­лы» рас­тво­ри­лись в сре­де наро­дов Север­но­го Кав­ка­за. Проч­ное ста­нов­ле­ние каза­че­ства на зем­лях Став­ро­по­лья про­изо­шло в послед­ней тре­ти XVIII сто­ле­тия. Тогда осно­вы­ва­ют­ся ста­ни­цы Сто­де­рев­ская и Галю­га­ев­ская. В них по ука­зу Ека­те­ри­ны II были посе­ле­ны волж­ские каза­ки для охра­ны трак­та Моз­док – Киз­ляр – Гроз­ный. В 1773 году появ­ля­ет­ся ста­ни­ца Ста­ро­пав­лов­ская. Ее обра­зо­ва­ли яиц­кие (ураль­ские) каза­ки – участ­ни­ки Пуга­чев­ско­го вос­ста­ния, бежав­шие сюда после подав­ле­ния бун­та.

В 1777 году в Пред­кав­ка­зье устра­и­ва­ет­ся Азо­во-Моз­доксstavropolsbormapкая обо­ро­ни­тель­ная линия, про­тя­жен­но­стью в 500 верст. Она начи­на­лась от впа­де­ния реки Мал­ки в Терек, пере­се­ка­ла сте­пи Став­ро­по­лья и соеди­ня­лась с зем­ля­ми Дон­ско­го каза­чье­го вой­ска. Сюда с Дона был пере­се­лен Хопер­ский каза­чий полк в 500 каза­ков. Его состав был мно­го­на­ци­о­наль­ным: укра­ин­цы, рус­ские, пер­сы, кал­мы­ки. С Вол­ги пере­си­ли­ли Волж­ский каза­чий полк в 700 вои­нов. Им пред­сто­я­ло обжи­вать­ся здесь с семья­ми. Лишь полк дон­цов, охра­няв­ший кре­пост­ные рабо­ты, сме­нял­ся. Пав­лов­ская, Марьин­ская, Геор­ги­ев­ская, Алек­сан­дров­ская, Север­ная, Став­ро­поль­ская, Мос­ков­ская, Дон­ская – это пер­вые кре­по­сти Азо­во-Моз­док­ской линии с каза­чьи­ми ста­ни­ца­ми. По 140 семей посе­ли­лось в каж­дой из них, а меж­ду кре­по­стя­ми ста­ви­лись реду­ты и пике­ты. Ста­ни­цы име­ли пра­виль­ную фор­му: в цен­тре – про­стор­ная пло­щадь, а вокруг ста­нич­ное прав­ле­ние с конюш­ней, цер­ковь, рынок, со вре­ме­нем появи­лись и шко­лы. Цер­ковь обно­си­лась камен­ной сте­ной и в слу­чае воен­ной опас­но­сти пре­вра­ща­лась в убе­жи­ще для жен­щин, ста­ри­ков и детей. На пло­ща­ди про­во­ди­лись кру­ги и воен­ные смот­ры, а вокруг нее наре­за­лась пра­виль­ная сет­ка улиц с каза­чьи­ми усадь­ба­ми. Вокруг ста­ни­цы воз­во­ди­лись укреп­ле­ния: ров с валом или сте­ной. На сто­ро­же­вой выш­ке у ворот велось круг­ло­су­точ­ное дежур­ство. В целом ста­ни­ца напо­ми­на­ла собой рим­ский лагерь. Эта пла­ни­ров­ка до сих пор хоро­шо про­смат­ри­ва­ет­ся в цен­траль­ной части Ново­пав­лов­ска, в рай­оне Ниж­не­го рын­ка горо­да Став­ро­по­ля и в дру­гих насе­лен­ных пунк­тах, веду­щих свое про­ис­хож­де­ние от ста­ниц.

Гене­рал А.П. Ермо­лов

В обжи­тые места при­бы­ва­ли семьи каза­ков. Непро­сто при­хо­ди­лось им в воен­ных усло­ви­ях и непри­выч­ном кли­ма­те. Осо­бен­но слож­но при­шлось линей­цам в 1779 – 1780 годах: ста­ни­цы Став­ро­поль­ская, Север­ная и Марьин­ская непре­рыв­но ата­ко­вы­ва­лись. Каза­ки с воен­ны­ми гар­ни­зо­на­ми отби­ва­ли про­тив­ни­ка, нес­ли поте­ри. И все же воен­ный быт и домаш­нее хозяй­ство быст­ро нала­жи­ва­лись, стро­и­лись пра­во­слав­ные хра­мы. Со вре­ме­нем под при­кры­ти­ем каза­ков ста­ли селить­ся мещане, куп­цы, ремес­лен­ни­ки, кре­стьяне и отстав­ные сол­да­ты. В 1794 году была устро­е­на новая Кубан­ская обо­ро­ни­тель­ная линия.

Генерал А.П. Ермолов

Гене­рал А.П. Ермо­лов

Она раз­гра­ни­чи­ла сред­нее тече­ние Куба­ни и вер­хо­вья Кумы. Здесь воз­ник­ли ста­ни­цы Гри­го­ро­по­лис­ская, Проч­но­окоп­ская, Тем­но­лес­ская, Воров­ско­лес­ская. Чуть поз­же – Новоалек­сан­дров­ская, Камен­но­брод­ская, Рас­ше­ват­ская, Рож­де­ствен­ская, Ново­ма­рьев­ская. Насе­ля­лись они дон­ски­ми каза­ка­ми. В нача­ле XIX века на Кав­каз­ской воен­ной линии было уже восемь каза­чьих пол­ков и одна гор­ская коман­да – все­го 30 тысяч чело­век.

Каза­ки, все­гда нахо­див­ши­е­ся на пере­до­вой рос­сий­ской гра­ни­цы, отли­ча­лись сме­ло­стью, сно­ров­кой, воин­ским уме­ни­ем и хоро­шим сна­ря­же­ни­ем. Когда гене­рал А. П. Ермо­лов при­был в Геор­ги­евск в 1816 году, пер­вы­ми его встре­ча­ли каза­ки Азо­во-Моз­док­ской линии. Они про­из­ве­ли на зна­ме­ни­то­го пол­ко­вод­ца хоро­шее впе­чат­ле­ние, и он запи­сал в мему­а­рах: «Пер­вое обсто­я­тель­ство, обра­тив­шее вни­ма­ние мое, были выслан­ные мне навстре­чу кон­вой­ные коман­ды из посе­лен­ных на линии каза­ков. Все­гда отли­ча­лись они от про­чих каза­ков осо­бен­ной лов­ко­стью, исправ­но­стью ору­жия и доб­ро­той лоша­дей». Через десять лет служ­бы на Кав­ка­зе А. П. Ермо­лов отме­тил: «Пол­ное ува­же­ние мое при­об­ре­ли линей­ные каза­ки. Преж­де видел я их неболь­ши­ми частя­ми и не так близ­ко, но теперь могу судить и о храб­ро­сти их, и о пред­при­им­чи­во­сти. Конеч­но, из всех мно­го­чис­лен­ных каза­ков в Рос­сии едва ли есть подоб­ные им». Ермо­ло­ву при­над­ле­жа­ла ини­ци­а­ти­ва пере­но­са воен­ной линии на перед­ний край обо­ро­ны. Каза­ков Хопер­ско­го и Волж­ско­го пол­ков ста­ли пере­се­лять на гра­ни­цу меж­ду Куба­нью и Кумой и наде­лять зем­ля­ми. Азо­во-Моз­док­ская линия ока­за­лась в глу­бо­ком тылу. Но каза­ки не радо­ва­лись это­му. За пол­ве­ка тру­дов и лише­ний на линии они при­спо­со­би­лись к мест­ным усло­ви­ям, нажи­ли хозяй­ства, при­умно­жи­ли семьи, пусти­ли глу­бо­кие кор­ни на став­ро­поль­ской зем­ле. Под­чи­ня­ясь при­ка­зу, они оста­ви­ли обжи­тые места и за два года пере­се­ли­лись в пред­го­рья. Ими были осно­ва­ны Бар­су­ков­ская, Бело­ме­чет­ская, Батал­па­шин­ская, Невин­но­мыс­ская, Кис­ло­вод­ская, Ессен­тукская, Беке­шев­ская, Бор­гу­стан­ская, Суво­ров­ская, Горя­че­вод­ская, Лысо­гор­ская и дру­гие ста­ни­цы.

За три года с 1825 года было пере­се­ле­но 11 ста­ниц, а это 8 тысяч чело­век! К 1830 году на перед­нем крае появи­лось еще пят­на­дцать ста­ниц. Все это далось ценой боль­ших испы­та­ний и лише­ний. В пра­ви­тель­ствен­ных и воен­ных кру­гах стал обсуж­дать­ся вопрос о при­чис­ле­нии к каза­кам все­го насе­ле­ния Кав­каз­ской обла­сти, по прин­ци­пу Все­ве­ли­ко­го вой­ска Дон­ско­го. В ито­ге, это­го не про­изо­шло, но пра­ви­тель­ство пере­ве­ло в каза­чье сосло­вие 37 кре­стьян­ских селе­ний: Дмит­ри­ев­ское, Сер­ги­ев­ское, Кали­нов­ское, Север­ное, Круг­ло­лес­ское, Саб­лин­ское, Верх­не­под­гор­ное, Ниж­не­под­гор­ное, Незлоб­ное, Алек­сан­дрия и неко­то­рые дру­гие. Так, став­ро­поль­ское каза­че­ство попол­ни­лось рус­ски­ми и укра­ин­ски­ми кре­стья­на­ми.

Кав­каз­ское каза­чье линей­ное вой­ско

В 1832 году созда­ет­ся Кав­каз­ское каза­чье линей­ное вой­ско. В него вошли пол­ки тер­ских каза­ков, Волж­ский, Хопер­ский, Кубан­ский и Кав­каз­ский. Во гла­ве вой­ска импе­ра­то­ром назна­чал­ся наказ­ной ата­ман, и он осу­ществ­лял воен­ное и граж­дан­ское управ­ле­ние каза­ка­ми. Штаб вой­ска нахо­дил­ся в ста­ни­це Михай­лов­ской, затем в Став­ро­по­ле. За годы суще­ство­ва­ния Кав­каз­ско­го каза­чье­го линей­но­го вой­ска ата­ма­на­ми назна­ча­лись гене­ра­лы П. С. Вер­зи­лин, С. С. Нико­ла­ев, Ф. А. Кру­ков­ский, Г. Р. Эри­стов и Н. А. Руд­зе­вич. В соста­ве Кав­каз­ско­го

Атаман Кавказского казачьего линейного войска генерал С.С. Николаев

Ата­ман Кав­каз­ско­го каза­чье­го линей­но­го вой­ска гене­рал С.С. Нико­ла­ев

линей­но­го каза­чье­го вой­ска был сфор­ми­ро­ван Став­ро­поль­ский каза­чий полк. К нему при­пи­са­ли Камен­но­брод­ское, Ново­ма­рьев­ское, Надеж­ду, Бешпа­гир, Пела­ги­а­ду, Михай­лов­скую, Тем­но­лес­скую, Татар­ку, Сен­ги­ле­ев­ское.

Кав­каз­ская каза­чья линия пре­вра­ти­лась в хоро­шо нала­жен­ную обо­ро­ни­тель­ную маши­ну. Днем за окрест­но­стя­ми велось наблю­де­ние с вышек, совер­ша­лись объ­ез­ды. На ночь в осо­бых местах устра­и­ва­лись «сек­ре­ты». При боль­ших тре­во­гах каза­ки под­ни­ма­лись все как один. Хоро­шая выуч­ка поз­во­ля­ла Став­ро­поль­ско­му каза­чье­му пол­ку дей­ство­вать весь­ма эффек­тив­но: через 15 минут после тре­во­ги он мог собрать 20 каза­ков, через пол­ча­са – 60, а через час весь состав пол­ка, при этом орга­ни­зо­вав себе в помощь до 500 воору­жен­ных кре­стьян из сосед­них селе­ний. Напа­де­ний на ста­ни­цы и села губер­нии ста­ло мень­ше, ата­ки отби­ва­лись быст­ро и с боль­шим уро­ном для раз­бой­ни­чьих банд. В это вре­мя каза­ки не толь­ко участ­ву­ют в бое­вых дей­стви­ях, но и несут внут­рен­нюю служ­бу: на постах, в ста­ни­цах, сопро­вож­да­ют почту и дру­гое. Чем доль­ше и луч­ше слу­жи­ли каза­ки, тем боль­ше они втя­ги­ва­лись в систе­му обще­рос­сий­ско­го воен­но­го и граж­дан­ско­го управ­ле­ния. В 1831 году вво­дит­ся фор­ма одеж­ды, осно­ву кото­рой соста­вил кав­каз­ский муж­ской костюм – чер­кес­ка. В 1845 году вышло Поло­же­ние о Кав­каз­ском каза­чьем линей­ном вой­ске, кото­рое регла­мен­ти­ро­ва­ло все сто­ро­ны воен­но­го и граж­дан­ско­го управ­ле­ния каза­ка­ми. Со вре­мен А. П. Ермо­ло­ва коман­ди­ра­ми к каза­кам направ­ля­лись кад­ро­вые воен­ные офи­це­ры, а роль каза­чьей общи­ны была сни­же­на. Соглас­но ново­му Поло­же­нию, Кав­каз­ско­му каза­чье­му линей­но­му вой­ску отво­ди­лись зем­ли от Усть-Лабин­ска до Кас­пий­ско­го моря. Оно состо­я­ло из 17 пол­ков, объ­еди­нен­ных в 8 бри­гад. Пол­ко­вой коман­дир имел всю пол­но­ту воен­ной и граж­дан­ской вла­сти в ста­ни­це: рас­пре­де­лял наря­ды по служ­бе, коман­до­вал воен­ны­ми дей­стви­я­ми, опре­де­лял вре­мя пахо­ты, посе­ва и убор­ки, поря­док выпа­са ско­та и заго­тов­ки сена, руко­во­дил стро­и­тель­ны­ми и ремонт­ны­ми рабо­та­ми обще­ствен­ных зда­ний, дорог и мостов. В 1860 году от Став­ро­поль­ской губер­нии были отде­ле­ны Тер­ская и Кубан­ская обла­сти. В них обра­зо­ва­лись Тер­ское и Кубан­ское каза­чьи вой­ска. При этом часть земель Став­ро­по­лья ока­за­лась в соста­ве Кубан­ско­го каза­чье­го вой­ска, дру­гая – в соста­ве Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска, а несколь­ко каза­чьих ста­ниц вер­ну­лись в граж­дан­ское состо­я­ние.

Совет­ский пери­од

Такое поло­же­ние суще­ство­ва­ло до уста­нов­ле­ния совет­ской вла­сти, кото­рая отнес­лась к каза­че­ству крайне враж­деб­но. В 1920–1930‑х годах меня­лось адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ное деле­ние: при­ле­га­ю­щие к Став­ро­по­лью части тер­ри­то­рий тер­ских и кубан­ских каза­ков то при­со­еди­ня­лись, то отде­ля­лись. Во вре­мя депор­та­ций 1918– 1920 годов мно­же­ство тер­цев были высе­ле­ны в Став­ро­поль­ский край, а тыся­чи каза­чьих семей из пло­до­род­ной Куба­ни насиль­но пере­се­ле­ны в засуш­ли­вые сте­пи Став­ро­по­лья. Там до сих пор живут их потом­ки. Из-за рас­ка­за­чи­ва­ния и рас­ку­ла­чи­ва­ния мно­же­ство став­ро­поль­ских каза­ков ока­за­лись раз­бро­сан­ны­ми по всей стране, а на Став­ро­по­лье при­е­ха­ли пред­ста­ви­те­ли дру­гих каза­чьих войск Рос­сии и Укра­и­ны. Поэто­му совре­мен­ный состав став­ро­поль­ско­го каза­че­ства так раз­но­об­ра­зен, что, одна­ко, не меша­ет ему воз­рож­дать­ся и объ­еди­нять­ся. Поли­ти­ка совет­ской вла­сти нега­тив­но ска­за­лась и на целост­но­сти тер­ско­го каза­че­ства. Имев­шее до рево­лю­ции соб­ствен­ную тер­ри­то­рию и адми­ни­стра­цию, оно было лише­но сво­ей субъ­ект­но­сти и ока­за­лось раз­де­лен­ным меж­ду совре­мен­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми Север­но­го Кав­ка­за и Став­ро­поль­ским кра­ем. Чис­лен­ность кава­ле­рий­ских войск Крас­ной армии без каза­ков зна­чи­тель­но сокра­ти­лась. И в 1924 году была созда­на Став­ро­поль­ская каза­чья диви­зия им. М. Ф. Бли­но­ва, а в 1936 году – 10‑я Тер­ско-Став­ро­поль­ская тер­ри­то­ри­аль­ная каза­чья диви­зия.

В 1941 году на Став­ро­по­лье появи­лась зна­ме­ни­тая каза­чья диви­зия в соста­ве кор­пу­са Дова­то­ра. После вой­ны в Став­ро­по­ле дей­ство­ва­ла выс­шая шко­ла вер­хо­вой езды, где гото­ви­ли кад­ры кава­ле­ри­стов. В 1955 году эта шко­ла была закры­та и каза­чьи кава­ле­рий­ские части ушли в исто­рию. Десят­ки лет каза­че­ство фор­маль­но было пре­да­но забве­нию в СССР. Но нико­гда не забы­ва­ли сво­их кор­ней потом­ствен­ные каза­ки, пере­да­ва­ли детям и вну­кам исто­рию, куль­тур­ные и воен­ные тра­ди­ции пред­ков.

Пери­од воз­рож­де­ния

С сере­ди­ны 1980‑х гг. демо­кра­ти­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния в стране созда­ли, нако­нец, усло­вия для объ­еди­не­ния потом­ков рос­сий­ских каза­ков и воз­рож­де­ния того, что жесто­ко, неспра­вед­ли­во и без­дум­но раз­ру­ша­лось в нача­ле XX века. Тер­ские каза­ки одни­ми из пер­вых нача­ли фор­ми­ро­вать струк­ту­ры каза­чье­го управ­ле­ния на сво­ей тер­ри­то­рии. Еще в 1988 году во Вла­ди­кав­ка­зе нача­ла рабо­тать ини­ци­а­тив­ная груп­па по созда­нию Вла­ди­кав­каз­ско­го отде­ла, кото­рый в даль­ней­шем воз­гла­вил Герой Совет­ско­го Сою­за Васи­лий Дмит­ри­е­вич Коня­хин (1923–2001 гг.).

Про­цесс «воз­рож­де­ния каза­че­ства» на Север­ном Кав­ка­зе вновь выявил нали­чие боль­ших про­ти­во­ре­чий в дан­ном реги­оне. Как и в ходе рево­лю­ци­он­ных собы­тий 1917 г. ослаб­ле­ние пози­ций цен­траль­ной вла­сти во мно­гом спо­соб­ство­ва­ло росту наци­о­на­ли­сти­че­ских настро­е­ний в реги­оне Север­но­го Кав­ка­за. Кро­ме того, ска­зы­ва­лись послед­ствия поли­ти­ки совет­ской вла­сти по пере­се­ле­нию и дис­кри­ми­на­ции прав каза­ков. Так же нема­ло­важ­ным был фак­тор эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са в стране. 23 мар­та 1990 года во Вла­ди­кав­ка­зе состо­ял­ся Малый Круг тер­ско­го каза­че­ства, на кото­ром В.Д.Коняхин был избран ата­ма­ном. Вслед за этим орга­ни­за­ци­он­ные кру­ги про­шли по всей тер­ской зем­ле: 5 мая обра­зо­ван Сун­жен­ский отдел (ата­ман Алек­сандр Под­кол­зин), 12 мая – Тер­ско-Гре­бен­ской отдел в ста­ни­це Черв­лен­ной (ата­ман Мащен­ко), 2 июня – Моз­док­ский отдел (ата­ман Алек­сей Под­гур­ский), 21 авгу­ста – Тер­ско-Мал­кин­ский отдел (ата­ман Миха­ил Клев­цов), 20 октяб­ря – Наур­ский отдел (ата­ман Алек­сандр Луган­ский), 8 декаб­ря – Гроз­нен­ский отдел (ата­ман Геор­гий Гал­кин). 28–30 июня 1990 года в Москве состо­ял­ся Боль­шой Учре­ди­тель­ный Круг Сою­за каза­ков, в рабо­те кото­ро­го при­ня­ли уча­стие 263 деле­га­та Ата­ма­ном был избран А.Г.Мартынов.

Каза­чьи обще­ства, воз­ни­ка­ю­щие на тер­ри­то­рии Став­ро­поль­ско­го края, в боль­шин­стве сво­ем объ­еди­ня­лись в создан­ный 28–29 сен­тяб­ря 1990 года по ини­ци­а­ти­ве В.В.Ходарева и П.С.Федосова «Став­ро­поль­ский кра­е­вой Союз каза­ков». Уже к маю 1991 года коли­че­ство чле­нов этой каза­чьей орга­ни­за­ции вырос­ло до 25 тысяч. 23–24 мар­та 1991 года состо­ял­ся Пер­вый Боль­шой Круг тер­ско­го каза­че­ства, на В.В. Ходарев и П.С. Федосов

кото­ром ата­ман Коня­хин доло­жил о том, что на этот момент чис­ло тер­цев достиг­ло уже 49 700 чело­век. 19 Декаб­ря 1991 года была обра­зо­ва­на ещё одна орга­ни­за­ция, объ­еди­ня­ю­щая каза­ков-тер­цев на тер­ри­то­рии Став­ро­поль­ско­го края ‑Пяти­гор­ский округ Став­ро­поль­ско­го кра­е­во­го Сою­за каза­ков. Ата­ма­ном избран Алек­сандр Але­фи­ров. Прак­ти­че­ски с само­го нача­ла сво­е­го суще­ство­ва­ния и до 1997 года эта струк­ту­ра ста­ла наи­бо­лее орга­ни­зо­ван­ной, мно­го­чис­лен­ной и энер­гич­ной сре­ди подоб­ных каза­чьих обществ как на Став­ро­по­лье. В этот смут­ный пери­од каза­че­ство не забы­ва­ло о сво­ей глав­ной функ­ции – защи­те целост­но­сти Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. В свя­зи с этим боль­шой раз­мах полу­чи­ло дви­же­ние доб­ро­воль­че­ства или волон­тёр­ства. Каза­ки запи­сы­ва­лись доб­ро­воль­ца­ми и при­ни­ма­ли актив­ное уча­стие в бое­вых дей­стви­ях, целью кото­рых было сохра­не­ние целост­но­сти госу­дар­ства и защи­та мир­но­го насе­ле­ния. С нача­лом Чечен­ской вой­ны в 1994 году каза­ки-волон­те­ры, осо­бен­но тер­цы, ока­за­лись вос­тре­бо­ван­ны­ми в зоне воен­но­го кон­флик­та в свя­зи со зна­ни­ем мест­но­сти име­ю­щим­ся бое­вым опы­том. Как пра­ви­ло, неболь­шие каза­чьи груп­пы направ­ля­лись на выпол­не­ние бое­вых задач в соста­ве спец­под­раз­де­ле­ний. Про­яв­ле­ние каза­чье­го воин­ско­го духа его яви­лось нема­ло­важ­ным аргу­мен­том в тре­бо­ва­нии каза­чьи­ми орга­ни­за­ци­я­ми Рос­сии вос­ста­нов­ле­ния каза­чьих воин­ских частей и соеди­не­ний, где каза­ки смог­ли бы слу­жить в соот­вет­ствии со сво­и­ми тра­ди­ци­я­ми. 23 фев­ра­ля 1992 года во Вла­ди­кав­ка­зе состо­ял­ся Вто­рой Боль­шой Круг тер­ско­го каза­че­ства, на кото­ром было при­ня­то реше­ние о воз­вра­ще­нии объ­еди­не­нию каза­ков Тере­ка исто­ри­че­ско­го назва­ния Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска. Пред­при­ни­ма­ли каза­ки и попыт­ки вос­со­зда­ния тра­ди­ци­он­ной каза­чьей фор­мы управ­ле­ния в ста­ни­цах. Но за годы совет­ской вла­сти мно­гие прин­ци­пы и тра­ди­ции ста­нич­но­го само­управ­ле­ния были уте­ря­ны, в резуль­та­те чего экс­пе­ри­мент по её вве­де­нию в ста­ни­це Воров­ско­лес­ской в 1994 г., когда был избран ста­нич­ный ата­ман, завер­шил­ся неуда­чей.

С нояб­ря 1992 года в каза­чьих орга­ни­за­ци­ях севе­ро­кав­каз­ско­го реги­о­на нача­лось обсуж­де­ние вопро­са о необ­хо­ди­мо­сти объ­еди­нить­ся в еди­ную струк­ту­ру под назва­ни­ем Кав­каз­ско­го линей­но­го каза­чье­го вой­ска. Не смот­ря на то, что Боль­шой Круг Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска мар­та 1993 года не одоб­рил идею созда­ния Кав­каз­ско­го линей­но­го каза­чье­го вой­ска, эта орга­ни­за­ция была созда­на 10 июля 1993 года реше­ни­ем Боль­шо­го Учре­ди­тель­но­го Kpy­га в г. Ново­пав­ловск Став­ро­поль­ско­го края. Ата­ма­ном был избран П.С. Федо­сов. Одна­ко, суще­ство­ва­ла эта орга­ни­за­ция срав­ни­тель­но не дол­го, и 1 июня 1996 г. реше­ни­ем Боль­шо­го Кру­га была упразд­не­на. На про­тя­же­нии 1993 и 1994 гг. были при­ня­ты зако­ны, при­зван­ные рефор­ми­ро­вать воен­ные и погра­нич­ные струк­ту­ры на тер­ри­то­рии Север­но­го Кав­ка­за, а так же раз­ра­ба­ты­ва­лись меры по под­держ­ке каза­че­ства. Так, было при­зна­но необ­хо­ди­мым: воз­рож­де­ние осно­вы каза­чьей куль­ту­ры – госу­дар­ствен­ной направ­лен­ной на вос­ста­нов­ле­ние тра­ди­ций госу­дар­ствен­но­го ста­ту­са; опре­де­лить виды и фор­мы госу­дар­ствен­ной служ­бы каза­ков; ого­во­рить меха­низм госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и каза­чье­го само­управ­ле­ния; вос­ста­но­вить тра­ди­ци­он­ные каза­чьи тер­ри­то­ри­аль­ные объ­еди­не­ния (вой­ско, округ, отдел, ста­ни­ца, хутор); опре­де­лить осно­вы отно­ше­ний чле­нов каза­чьей общи­ны с госу­дар­ством и общи­ной; реко­мен­до­вать вос­ста­нов­ле­ние каза­чьей общи­ны с вос­ста­нов­ле­ни­ем тра­ди­ци­он­но­го зем­ле­поль­зо­ва­ния.

Шали, 1996 год. Знамя Ермоловского батальона привезли на боевые позиции

Шали, 1996 год. Зна­мя Ермо­лов­ско­го бата­льо­на при­вез­ли на бое­вые пози­ции

Важ­ное место в про­цес­се воз­рож­де­ния каза­че­ства зани­мал вопрос о вве­де­нии Госу­дар­ствен­но­го реест­ра, вве­де­ние кото­ро­го было при­зва­но упо­ря­до­чить и регла­мен­ти­ро­вать каза­чье дви­же­ние. Так же опре­де­лял­ся прин­цип под­чи­нен­но­сти каза­чьих струк­тур по отно­ше­нию друг к дру­гу. Так пер­вич­ны­ми обще­ства­ми были опре­де­ле­ны хутор­ские, ста­нич­ные и город­ские каза­чьи обще­ства, кото­рые путем объ­еди­не­ния фор­ми­ру­ют отде­лы (окру­га), а те, в свою оче­редь, вхо­дят в состав каза­чьих войск. Вре­мен­ное Поло­же­ние опре­де­ля­ло и основ­ной прин­цип при­е­ма Уста­ва каза­чьим обще­ством, а так­же глав­ные тре­бо­ва­ния по отчет­но­сти перед феде­раль­ны­ми струк­ту­ра­ми. Кро­ме того, в сере­дине 90‑х гг. актив­но про­во­дил­ся экс­пе­ри­мент по при­вле­че­нию каза­ков к ком­плек­то­ва­нию каза­чьих под­раз­де­ле­ний Рос­сий­ской Армии. Так из 27 каза­ков Мине­ра­ло­вод­ско­го отда­ла Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска, воз­глав­ля­е­мых поход­ным ата­ма­ном В. Зуе­вым, был сфор­ми­ро­вав отряд в соста­ве 503-го мото­стрел­ко­во­го пол­ка. Так же, в фев­ра­ле 1996 г был сфор­ми­ро­ван Ермо­лов­ский бата­льон, кото­рый состо­ял в основ­ном из тер­цев. Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью явля­лись раз­ре­шен­ные коман­до­ва­ни­ем каза­чьи зна­ки раз­ли­чия – кокар­ды и шев­ро­ны, неко­то­рые каза­ки даже в ходе непо­сред­ствен­ных бое­вых дей­ствий носи­ли папа­хи. Каза­ки соби­ра­ли гума­ни­тар­ную помощь и для рус­ско­го насе­ле­ния, остав­ше­го­ся в Чечне, а так­же для частей и под­раз­де­ле­ний, нахо­дя­щих­ся в зоне бое­вых дей­ствий. Гума­ни­тар­ные кон­вои, как пра­ви­ло, сопро­вож­да­лись каза­ка­ми до места назна­че­ния, что поз­во­ля­ло им осу­ществ­лять мораль­ную под­держ­ку и мир­но­го насе­ле­ния, и воен­но­слу­жа­щих.

30 мая 1996 года, Поста­нов­ле­ни­ем Госу­дар­ствен­ной Думы Став­ро­поль­ско­го края было утвер­жде­но «Поло­же­ние о каза­че­стве в Став­ро­поль­ском крае». 12 фев­ра­ля 1997 года Пре­зи­дент РФ Б.Н.Ельцин под­пи­сал Устав Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска, а в апре­ле во Вла­ди­кав­ка­зе про­шел Боль­шой Круг Тер­ско­го вой­ска, на кото­ром деле­га­ты при­сут­ство­ва­ло око­ло 1 тыся­чи каза­ков про­го­ло­со­ва­ли о вхож­де­нии в Госу­дар­ствен­ный реестр.

Тер­ское каза­чье вой­ско, про­шед­шее хоро­шую шко­лу жиз­ни в усло­ви­ях пере­лом­ной эпо­хи, полу­чив­шее соб­ствен­ную геро­и­че­скую бое­вую исто­рию и пер­вые опы­ты поли­ти­че­ской борь­бы, тем не менее, не изба­ви­лось от довер­чи­во­сти, и дви­ну­лось от иллю­зии состо­яв­ше­го­ся воз­рож­де­ния к оче­ред­ной иллю­зии, спря­тав­шей­ся под при­вле­ка­тель­ным тер­ми­ном «госу­дар­ствен­ной служ­бы».

На рубе­же веков про­цесс воз­рож­де­ния каза­че­ства пошёл по ново­му пути раз­ви­тия. В кон­це 90‑х каза­чье дви­же­ние нахо­ди­лось в состо­я­нии опре­де­лён­но­го оце­пе­не­ния, что неко­то­рые исто­ри­ки объ­яс­ня­ют общей ситу­а­ци­ей в стране и обще­стве, а имен­но: паде­ни­ем меж­ду­на­род­но­го пре­сти­жа Рос­сии; поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­стью внут­ри стра­ны; спа­дом сепа­ра­тиз­ма и т.д. В этот пери­од каза­ки начи­на­ют актив­но стре­мить­ся к госу­дар­ствен­ной служ­бе, кото­рая бы поз­во­ли­ла им не толь­ко сохра­нять свои цен­но­сти и тра­ди­ции, но и обес­пе­чить суще­ство­ва­ние сво­им семьям. Актив­ные меры в отно­ше­нии каза­че­ства пред­при­ни­ма­лись пра­ви­тель­ством Став­ро­поль­ско­го края, кото­рое стре­ми­лось упо­ря­до­чить дея­тель­ность каза­чьих орга­ни­за­ций. Слож­ность созда­ния еди­ной каза­чьей струк­ту­ры в крае заклю­ча­лась в том, что каза­чьи груп­пы, про­жи­ва­ю­щие на тер­ри­то­рии Став­ро­по­лья, были исто­ри­че­ски неод­но­род­ны­ми. На Кав­каз­ских Мине­раль­ных Водах, в Геор­ги­ев­ском, Киров­ском и Кур­ском рай­о­нах рас­по­ла­га­ют­ся тер­ские хуто­ра и ста­ни­цы. В Новоалек­сан­дров­ском, Изобиль­нен­ском, Шпа­ков­ском, Кочу­бе­ев­ском, Андро­пов­ском рай­о­нах и горо­де Невин­но­мыс­ске про­жи­ва­ют потом­ки кубан­ских каза­ков. Цен­траль­ная часть края (Алек­сан­дров­ский и Гра­чев­ский рай­о­ны) насе­ле­на потом­ка­ми линей­ных каза­ков, обра­щен­ных в кре­стьяне по окон­ча­нию Кав­каз­ской вой­ны. В восточ­ных и север­ных рай­о­нах Став­ро­поль­ско­го края обра­зо­ва­лись более «моло­дые» каза­чьи груп­пы, спа­ян­ные еди­ной судь­бой высе­ле­ния из мест тра­ди­ци­он­но­го про­жи­ва­ния и рас­ку­ла­чи­ва­ния после Граж­дан­ской вой­ны и в ходе кол­лек­ти­ви­за­ции. 25 мар­та 1998 года Губер­на­то­ром Став­ро­поль­ско­го АЛ. Чер­но­го­ро­вым. было под­пи­са­но Поста­нов­ле­ние «О госу­дар­ствен­ной под­держ­ке каза­чьих обществ Став­ро­поль­ско­го края, вне­сен­ных в Госу­дар­ствен­ный реестр «Каза­чьих обществ Рос­сий­ской Феде­ра­ции». В поста­нов­ле­нии были опре­де­ле­ны основ­ные направ­ле­ния вза­и­мо­дей­ствия госу­дар­ствен­ной вла­сти и каза­чьих обществ на Став­ро­по­лье. В част­но­сти пред­по­ла­га­лось созда­ние пат­руль­ной служ­бы и выде­ле­ние земель­ных средств для каза­чьих обществ. На осно­ва­нии этих пра­во­вых актов каза­чьи обще­ства обре­та­ли реаль­ную воз­мож­ность полу­че­ния земель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния в посто­ян­ное бес­сроч­ное поль­зо­ва­ние. Актив­ную роль в про­цес­се воз­рож­де­ния каза­че­ства в этот пери­од сыг­рал В.П. Бон­да­рев, избран­ный в 2000 г. ата­ма­ном Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска.

Воз­об­но­вив­ши­е­ся воен­ные дей­ствия осе­нью 1999 года в Чечен­ской рес­пуб­ли­ке, так же не про­шли без уча­стия каза­ков. Так, была сфор­ми­ро­ва­на Наур­ская комен­дант­ская рота. С нача­лом Вто­рой Чечен­ской вой­ны каза­ки воз­об­но­ви­ли про­ве­де­ние бла­го­тво­ри­тель­ных акций, направ­лен­ных на обу­строй­ство и ока­за­ние мате­ри­аль­ной под­держ­ки бежен­цам из Гроз­но­го, а так­же на гума­ни­тар­ную помощь рус­ско­му насе­ле­нию, остав­ше­му­ся в Чечне, и воен­но­слу­жа­щим, про­хо­дя­щим служ­бу в зоне воен­но­го кон­флик­та. Бур­ные собы­тия в рес­пуб­ли­ках Север­но­го Кав­ка­за при­ве­ли к тому, что из них начал­ся мас­со­вый отток рус­ско­го насе­ле­ния, в резуль­та­те чего исто­ри­че­ский центр тер­ско­го каза­че­ства пере­ме­стил­ся с тер­ри­то­рии непо­сред­ствен­но­го При­те­ре­чья на юг Став­ро­поль­ско­го край (рай­о­на Кав­каз­ских Мине­раль­ных Вод, Геор­ги­ев­ский, Киров­ский, Кур­ской рай­о­ны). На 2002 год Тер­ское каза­чье вой­ско состо­я­ло из Став­ро­поль­ско­го окру­га, Алан­ско­го окру­га, Киз­ляр­ско­го окру­га, Моз­док­ско­го осо­бо­го при­гра­нич­но­го отде­ла. Общая чис­лен­ность Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска соста­ви­ла 53 тыся­чи чело­век, из них 27 180 – в Став­ро­поль­ском окру­ге, и око­ло 20 тысяч – в Алан­ском окру­ге. Но истин­ное воз­рож­де­ние каза­че­ства никак не мог­ло прой­ти без ста­нов­ле­ния их идео­ло­ги­че­ско­го стерж­ня. Мы зна­ем, что глав­ным для каза­ка явля­ет­ся – вера пра­во­слав­ная. Имен­но посред­ством её вос­пи­ты­ва­ют каза­ки наи­бо­лее важ­ные свои духов­но-нрав­ствен­ные каче­ства.

За годы совет­ский вла­сти в обще­стве воз­ник­ло состо­я­ние без­ду­хов­но­сти, и вот теперь, одной из глав­ных задач ста­ло – воз­вра­ще­ние чело­ве­ка к Богу. Мит­ро­по­лит Став­ро­поль­ский и Вла­ди­кав­каз­ский Геде­он, а вслед за ним и воз­гла­вив­ший епар­хию епи­скоп Фео­фан, как и мно­гие свя­щен­ни­ки при­хо­дов на тер­ри­то­рии Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска, при­зы­ва­ли ата­ма­нов и каза­ков к тому, что­бы от фор­маль­но­го и крайне ред­ко­го уча­стия в цер­ков­ных служ­бах пере­хо­дить ко всей пол­но­те хри­сти­ан­ской жиз­ни. Надо ска­зать, что каза­че­ство пре­крас­но пони­ма­ло необ­хо­ди­мость духов­но­го воз­рож­де­ния, а соот­вет­ствен­но и духов­но­го вос­пи­та­ния. В этом отно­ше­нии каза­ка­ми пред­при­ни­мал­ся ряд мер, так, сила­ми каза­ков нача­лись стро­и­тель­ства хра­мов, вос­ста­нов­ле­ние мона­сты­рей. Очень успеш­но вопро­сы соци­аль­но­го харак­те­ра реша­ют­ся в уни­каль­ном на тер­ри­то­рии Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска насе­лен­ном пунк­те (более 99% каза­чье­го насе­ле­ния) — с. Зеле­ная Роща Степ­нов­ско­го рай­он­но­го каза­чье­го обще­ства. Ярким при­ме­ром каза­чьей общин­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти явля­ет­ся факт сбо­ра денег каза­ка­ми Тер­ско­го вой­ска на нуж­ды семьи ата­ма­на ста­ни­цы Ищер­ской Чечен­ской рес­пуб­ли­ки Н. Лож­ки­на, уби­то­го бан­ди­та­ми в декаб­ре 2002 года. На эти сред­ства каза­ки при­об­ре­ли дом в горо­де Ново­пав­ловск Став­ро­поль­ско­го края, куда семья Лож­ки­на и была пере­ве­зе­на.

Каж­дый, кто хочет при­об­щить­ся к каза­чьей тра­ди­ции дол­жен начи­нать своё обра­зо­ва­ние с малых лет, и это­му спо­соб­ству­ет актив­ная рабо­та каза­чьих обществ с моло­дё­жью. Эта рабо­та вклю­ча­ет в себя: помощь дет­ским домам (казак дол­жен быть мило­серд­ным и помо­гать нуж­да­ю­щим­ся); так же актив­но откры­ва­ют­ся спор­тив­ные сек­ции. Крайне необ­хо­ди­мо зна­ко­мить­ся с осо­бен­но­стя­ми каза­чьей куль­ту­ры в шко­ле. Кро­ме того, каза­ки пом­нят, что на про­тя­же­нии веков они жили бок о бок с дру­ги­ми наро­да­ми. Сего­дня неко­то­рые каза­чьи обще­ства на тер­ри­то­рии края ведут актив­ный диа­лог с пред­ста­ви­те­ля­ми дру­гих наро­дов, целью кото­рых явля­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние доб­ро­со­сед­ских отно­ше­ний.

17 июля 2003 года Госу­дар­ствен­ная Дума. Став­ро­поль­ско­го края при­ня­ла Закон «О каза­че­стве в Став­ро­поль­ском крае». Закон опре­де­лял основ­ные направ­ле­ния дея­тель­но­сти каза­чьих обществ финан­си­ро­ва­ние кото­рых теперь воз­мож­но было осу­ществ­лять из кра­е­во­го бюд­же­та. Для каза­чьих обществ появ­ля­лась воз­мож­ность созда­вать: каза­чьи эко­ло­ги­че­ские и при­ро­до­охран­ные служ­бы, а так­же раз­лич­ные егер­ские и при­ро­до­охран­ные под­раз­де­ле­ния, дей­ству­ю­щие на осно­ве дого­во­ров с при­ро­до­охран­ны­ми орга­на­ми; отря­ды содей­ствия орга­нам управ­ле­ния лес­ным хозяй­ством; ава­рий­но-спа­са­тель­ные под­раз­де­ле­ния каза­чьих дру­жин на осно­ва­нии госу­дар­ствен­но­го (феде­раль­но­го и кра­е­во­го) и муни­ци­паль­но­го зака­зов; муни­ци­паль­ные каза­чьи дру­жи­ны для охра­ны обще­ствен­но­го поряд­ка; резерв­ные отря­ды мест­ной само­обо­ро­ны (обще­ствен­ной без­опас­но­сти); каза­чьи охран­ные пред­при­я­тия, кото­рые мог­ли вести сов­мест­ную дея­тель­ность с орга­ни­за­ци­я­ми вне­ве­дом­ствен­ной охра­ны по охране объ­ек­тов, нахо­дя­щих­ся в госу­дар­ствен­ной и муни­ци­паль­ной соб­ствен­но­сти, а так­же сопро­вож­де­нию гру­зов. Пре­зи­дент Путин обе­щал при­вне­сти в каза­чье дви­же­ние Рос­сии новый пози­тив­ный импульс, свя­зан­ный с тем, что в Адми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та РФ был раз­ра­бо­тан про­ект Зако­на «О госу­дар­ствен­ной служ­бе Рос­сий­ско­го каза­че­ства» и направ­лен на рас­смот­ре­ние в Госу­дар­ствен­ную Думу. Каза­ки с надеж­дой ожи­да­ли при­ня­тия феде­раль­но­го Зако­на, свя­зы­вая с ним воз­мож­ность раз­ре­ше­ния всех нако­пив­ших­ся за пят­на­дца­ти­лет­ний пери­од новой каза­чьей исто­рии про­блем, и дела­ли это даже не взи­рая на скеп­ти­че­ские заме­ча­ния. Испол­не­ние пре­зи­дент­ско­го обе­ща­ния не заста­ви­ло дол­го ждать. 9 нояб­ря 2005 года Закон №154 «О госу­дар­ствен­ной служ­бе Рос­сий­ско­го каза­че­ства» был при­нят Госу­дар­ствен­ной Думой РФ, а 5 декаб­ря под­пи­сан Пре­зи­ден­том РФ В.В. Пути­ным. В законе были про­пи­са­ны поло­же­ния, каса­ю­щи­е­ся вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду каза­чьи­ми обще­ства­ми и струк­ту­ра­ми госу­дар­ствен­ной и муни­ци­паль­ной вла­сти, обо­зна­че­ны виды «госу­дар­ствен­ной и иной служ­бы рос­сий­ско­го каза­че­ства», а так­же поря­док веде­ния госу­дар­ствен­но­го реест­ра каза­чьих обществ в Рос­сий­ской Феде­ра­ции.

Вме­сте с тем нель­зя не ска­зать и о глав­ном поло­жи­тель­ном фак­то­ре при­ня­то­го Зако­на «О госу­дар­ствен­ной служ­бе Рос­сий­ско­го каза­че­ства». Заклю­ча­ет­ся он в том, что нако­нец-то зaко­нодa­тель­нo, былo пoд­твepж­дe­но само суще­ство­ва­ние каза­чье­го дви­же­ния в Рос­сии, с кото­рым при­хо­дить­ся счи­тать­ся, и кото­рый невоз­мож­но выбро­сить из совре­мен­но­го пери­о­да исто­рии Рос­сии с ярлы­ком «пере­жи­ток сред­не­ве­ко­вья». Каза­ки сот­ни лет были и оста­ют­ся пре­дан­ны­ми и вер­ны­ми защит­ни­ка­ми Рос­сии. И, несмот­ря на пере­не­сен­ные беды и боль, они сохра­ни­ли свою исто­рию, тра­ди­ции и зако­ны, пер­вым и глав­ным из кото­рых все­гда оста­ет­ся любовь к Оте­че­ству. Рос­сия вновь обре­та­ет дав­не­го дру­га, надеж­но­го защит­ни­ка сво­их рубе­жей.

Нико­лай ОХОНЬ­КО, дирек­тор Став­ро­поль­ско­го госу­дар­ствен­но­го кра­е­вед­че­ско­го музея-запо­вед­ни­ка им. Г.Н. Про­зри­те­ле­ва и Г.К. Пра­ве

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *