Сер­гей Шев­чен­ко: “Дез­ин­фор­ма­ция”

0 0

Недав­но был удив­лен. Услы­шал от одно­го доволь­но гра­мот­но­го чело­ве­ка суж­де­ние: «У нас что ни геро­изм, то бес­смыс­лен­ный. Все – с шаш­ка­ми на тан­ки».
А даль­ше речь зашла о сра­же­нии под Кущев­ской, когда в авгу­сте 1942 года каза­чьи части оста­но­ви­ли фашист­ское наступ­ле­ние на Кав­каз, и в несколь­ких сабель­ных ата­ках изру­би­ли более четы­рех тысяч гит­ле­ров­цев. О наших поте­рях инфор­ма­ции нет, кро­ме того, что они были зна­чи­тель­ны. И дела­ет­ся из это­го вывод, что некие без­дар­ные коман­ди­ры, бро­си­ли каза­ков в само­убий­ствен­ную ата­ку. При­чем ата­ку бес­смыс­лен­ную – она все­го на три дня задер­жа­ла наступ­ле­ние гит­ле­ров­цев. Сто­и­ло ли ради это­го народ губить?
Сна­ча­ла я, есте­ствен­но, воз­му­тил­ся. Что за иди­от­ские выво­ды? А потом поду­мал — а какие могут быть еще выво­ды из выше­из­ло­жен­но­го набо­ра инфор­ма­ции. В чем чело­ве­ка винить? В том, что ему не рас­ска­за­ли, что было на самом деле?

Винить в этом надо горе-про­па­ган­ди­стов, рас­ска­зы­ва­ю­щих о доб­ле­сти, и не гово­ря­щих о смыс­ле. И решил я эту ошиб­ку испра­вить.

Для нача­ла – повто­рю обще­из­вест­ное. С 30 июля по 3 авгу­ста 1942 года бой­цы 17-го кубан­ско­го каза­чье­го кава­ле­рий­ско­го кор­пу­са вели бои на Ейском обо­ро­ни­тель­ном рубе­же (ста­ни­цы Шку­рин­ская, Кане­лов­ская, Ста­ро­щер­би­нов­ская, Кущев­ская) с пре­вос­хо­дя­щи­ми сила­ми про­тив­ни­ка. Несколь­ко раз каза­чьи пол­ки в кон­ном строю ходи­ли в сабель­ные ата­ки, уни­что­жи­ли от четы­рех до шести (циф­ры раз­нят­ся) тысяч гит­ле­ров­цев. Покры­ли себя сла­вой, но… потом все рав­но отсту­пи­ли.
Теперь – о ситу­а­ции на фрон­те. Гит­лер рвал­ся на юг – к неф­ти Куба­ни и Кав­ка­за. В этом направ­ле­нии насту­па­ли отбор­ные фашист­ские части, несколь­ко диви­зий гор­ных стрел­ков, уси­лен­ные пол­ка­ми СС, а на острие кли­на шли тан­ки, раз­ры­вав­шие совет­скую обо­ро­ну в кло­чья. Рав­нин­ный ланд­шафт затруд­нял обо­ро­ну – мно­го­ки­ло­мет­ро­вые про­ти­во­тан­ко­вые рвы не мог­ли пере­крыть всю степь. Крас­ная армия отсту­па­ла. При­чем отсту­па­ла с такой ско­ро­стью, что воз­ник­ла опас­ность попа­да­ния раз­би­тых частей в «кот­лы». Кро­ме того – до неф­тя­ных про­мыс­лов Крас­но­дар­ско­го края оста­ва­лось око­ло двух­сот кило­мет­ров. И тут на пути гит­ле­ров­цев вста­ли каза­ки.

О каза­ках. 17-ый кубан­ский каза­чий кава­ле­рий­ский кор­пус фор­ми­ро­вал­ся из доб­ро­воль­цев непри­зыв­ных воз­рас­тов. И хотя в нем было нема­ло сем­на­дца­ти­лет­них маль­чи­шек, основ­ной мас­сив состав­ля­ли соро­ка — пяти­де­ся­ти­лет­ние мужи­ки, про­шед­шие до это­го и гер­ман­скую и граж­дан­скую. Это не были сума­сброд­ные само­убий­цы, как мож­но пред­по­ло­жить, гля­нув на извест­ное полот­но, на кото­ром всад­ни­ки с шаш­ка­ми летят на тан­ки. Это были обстре­лян­ные, зна­ю­щие цену жиз­ни и смер­ти, уме­ю­щие взве­ши­вать риск бой­цы, пони­мав­шие, на что они идут. В боль­шин­стве сво­ем они были куда более опыт­ны­ми и стой­ки­ми мораль­но вои­на­ми, чем два­дца­ти­лет­ние маль­чиш­ки, чье отступ­ле­ние они при­кры­ва­ли. И они отлич­но зна­ли – за что идут в бой. В том чис­ле – и за отсту­па­ю­щих маль­чи­шек.

О сабель­ных ата­ках. Они были, но не таки­ми, как мож­но себе пред­ста­вить по филь­мам. Так­ти­ка кава­ле­ри­стов в Вели­кую Оте­че­ствен­ную замет­но отли­ча­лась от так­ти­ки вре­мен граж­дан­ской. Каза­ки в основ­ном вое­ва­ли пеши­ми. По вос­по­ми­на­ни­ям оче­вид­цев (а мне дове­лось побе­се­до­вать с несколь­ки­ми участ­ни­ка­ми кущев­ской ата­ки) – основ­ным ору­жи­ем каза­ка в Оте­че­ствен­ную была вин­тов­ка, а чуть поз­же — авто­мат. Удоб­ный в руко­паш­ной кин­жал был все­гда на поя­се. А вот саб­ли чаще все­го лежа­ли в обо­зе. С собой праг­ма­тич­ные каза­ки бра­ли их толь­ко в кава­ле­рий­ские рей­ды по вра­же­ским тылам — в осталь­ное вре­мя про­ку от сабель не было. Кони же исполь­зо­ва­лись боль­ше как транс­порт­ное сред­ство, но не как «бое­вая тех­ни­ка». По воз­мож­но­сти вер­хом совер­ша­лись пере­хо­ды. На кон­ной тяге пере­дви­га­лись пуле­ме­ты и пуш­ки. Не саб­ля­ми, а с помо­щью пушек, про­ти­во­тан­ко­вых ружей и тан­ков при­дан­ной кор­пу­су тан­ко­вой бри­га­ды Орлов­ско­го учи­ли­ща была оста­нов­ле­на под Кущев­ской фашист­ская бро­не­тех­ни­ка. А уже потом, когда вра­же­ские тан­ки и само­ход­ки горе­ли, а пехо­та замеш­ка­лась – была сабель­ная ата­ка. И в этих усло­ви­ях она была даже менее само­убий­ствен­ной, чем шты­ко­вая ата­ка пехо­ты. Да – всад­ник более удоб­ная мишень, чем пехо­ти­нец. Но это — для под­го­тов­лен­но­го стрел­ка в укреп­лен­ной пози­ции. А для толь­ко что насту­пав­ше­го авто­мат­чи­ка пехо­ти­нец пред­по­чти­тель­ней. Он и бежит доль­ше. И в руко­паш­ной ты с ним – на рав­ных. А всад­ник… Казак Кон­стан­тин Недору­бов, за первую миро­вую став­ший пол­ным Геор­ги­ев­ским кава­ле­ром, под Кущев­ской зару­бил семь­де­сят фаши­стов, за что полу­чил зва­ние Героя Совет­ско­го Сою­за…

Я уже гово­рил о том, что кава­ле­ри­сты были мужи­ки опыт­ные, обстре­лян­ные, уме­ю­щие взве­ши­вать рис­ки. Кон­ной лавой под Кущев­ской каза­ки ата­ко­ва­ли не из лихо­го геро­из­ма, а пото­му что так было луч­ше. Ата­ко­ва­ли из бал­ки, из-за желез­но­до­рож­ной насы­пи, с куку­руз­но­го поля, в кото­ром до поры всад­ни­ков было не вид­но, да по солн­цу (что­бы непри­я­те­ля сле­пи­ло). Имен­но бла­го­да­ря это­му дости­га­лась вне­зап­ность ата­ки. Вы поставь­те себя на место гит­ле­ров­ско­го авто­мат­чи­ка. Мину­ту назад в поле нико­го не было, но вот тебя уже рубят. Да-да – имен­но рубят. Тебя учи­ли при­е­мам про­тив уда­ров шты­ком или при­кла­дом, но не саб­ли… Кста­ти – нема­ло­важ­но: боль­шин­ство сабель­ных атак (а тогда она была не толь­ко под Кущев­ской, но и под Шку­рин­ской, и на дру­гих участ­ках Ейско­го обо­ро­ни­тель­но­го рубе­жа) были контр­ата­ка­ми. То есть кава­ле­рия не кида­лась на при­стре­лян­ные пуле­ме­ты, а руби­ла лишен­но­го укры­тий пеше­го непри­я­те­ля. То есть осо­знан­но, уме­ло и успеш­но исполь­зо­ва­ла те немно­гие пре­иму­ще­ства, кото­рые кава­ле­ри­сты име­ли над пехо­тин­ца­ми в поле.
Сто­ит пони­мать, что бес­ко­неч­но это про­дол­жать­ся не мог­ло. Как бы гра­мот­но каза­ки не пла­ни­ро­ва­ли свои ата­ки, как бы лихо они не совер­ша­ли обхо­ды, все реши­ли тан­ки. К местам боев вышли оче­ред­ные тан­ко­вые под­раз­де­ле­ния нем­цев. Наша артил­ле­рия была подав­ле­на. Гит­ле­ров­цы про­дол­жи­ли наступ­ле­ние, а понес­шие зна­чи­тель­ные поте­ри (атак без потерь не быва­ет) каза­чьи диви­зии отсту­пи­ли, задер­жав вра­га на три – четы­ре дня.

Сто­и­ла ли овчин­ка выдел­ки? Во-пер­вых кор­пус выпол­нил бое­вую зада­чу — обес­пе­чил отход регу­ляр­ных частей Крас­ной Армии на туап­син­ском и моз­док­ском направ­ле­ни­ях. Отсту­пив­шие вой­ска пере­фор­ми­ро­ва­лись, закре­пи­лись на новых обо­ро­ни­тель­ных рубе­жах и не пусти­ли вра­га туда, куда он стре­мил­ся – к кав­каз­ской неф­ти. (Да-да, а вы дума­е­те что толь­ко сей­час ради неф­ти бом­бят? Чепу­ха — рань­ше было то же самое). Во-вто­рых, каза­ки дали вре­мя демон­ти­ро­вать обо­ру­до­ва­ние неф­тя­ных сква­жин Куба­ни и уни­что­жить сами сква­жи­ны.

И тут пора рас­ска­зать еще одну исто­рию. Летом 1942-го на Кубань был отко­ман­ди­ро­ван Нико­лай Бай­ба­ков (кому это имя незна­ко­мо — погуг­ли­те) с лич­ным напут­стви­ем Ста­ли­на: «Если вы оста­ви­те про­тив­ни­ку хоть одну тон­ну неф­ти, мы вас рас­стре­ля­ем, но если вы уни­что­жи­те про­мыс­лы, а немец не при­дет, то… мы вас тоже рас­стре­ля­ем».
Бай­ба­ков орга­ни­зо­вал рабо­ту про­мыс­лов так, что они прак­ти­че­ски до послед­не­го дня дава­ли нефть фрон­ту. Так­же был раз­ра­бо­тан спо­соб, поз­во­лив­ший гаран­ти­ро­ван­но уни­что­жить сква­жи­ны – их про­сто зали­ва­ли бето­ном. Фаши­сты, при­шед­шие на Кубань, за пол­го­да окку­па­ции не суме­ли рас­кон­сер­ви­ро­вать ни одной сква­жи­ны и добыть хотя бы одну тон­ну неф­ти.

Нашим, прав­да, после изгна­ния нем­цев тоже при­шлось бурить сква­жи­ны по-ново­му, но они спра­ви­лись. И во мно­гом спра­ви­лись имен­но пото­му, что было сохра­не­но обо­ру­до­ва­ние, при отступ­ле­нии не уни­что­жен­ное, а демон­ти­ро­ван­ное и выве­зен­ное в тыл. Каза­ки, три дня под­ряд сдер­жи­вав­шие натиск бро­ни­ро­ван­ных частей нацист­ской Гер­ма­нии, поз­во­ли­ли это сде­лать. Это не слу­чай­ность и не сов­па­де­ние — сохра­ни­лись доку­мен­ты, в кото­рых под­твер­жда­ет­ся, что Буден­ный гаран­ти­ро­вал Бай­ба­ко­ву пять дней. Бай­ба­ков, кста­ти, в пять дней не верил (поэто­му начал уни­что­жать сква­жи­ны на свой страх и риск не дожи­да­ясь рас­по­ря­же­ния свер­ху), но про­сил про­дер­жать­ся хотя бы дня три. Имен­но для того, что­бы демон­ти­ро­вать и вывез­ти обо­ру­до­ва­ние про­мыс­лов.

…Вот так, если коп­нуть чуть глуб­же, за подви­га­ми и лихой само­от­вер­жен­но­стью обна­ру­жи­ва­ют­ся эко­но­ми­ка и рас­чет. Кого-то это может сму­тить. Я же, зная, что ни одна вой­на не зате­ва­ет­ся без надеж­ды на выго­ду, не вижу в этом сты­да. Ведь тогда лише­ние ожи­да­е­мой выго­ды – побе­да. Каза­ки, не пустив­шие гит­ле­ров­цев к кубан­ской неф­ти, и дав­шие шанс не допу­стить их до неф­те­про­мыс­лов Кав­ка­за, поса­ди­ли на скуд­ный паек эко­но­ми­ку рей­ха, вынуж­ден­но­го выби­рать – поить име­ю­щей­ся у него румын­ской нефтью тан­ки Восточ­но­го фрон­та, или нара­щи­вать мощ­но­сти обо­рон­ных заво­дов.

Так к чему мы при­шли? К тому, что кава­ле­рий­ские ата­ки не были ни бес­смыс­лен­ны­ми, ни без­ре­зуль­тат­ны­ми. Под Кущев­ской само­от­вер­жен­ность, отва­га, удаль и рат­ное мастер­ство (зву­чит пафос­но, но ина­че не ска­жешь об этом) каза­ков послу­жи­ли спа­се­нию отсту­пав­ших маль­чи­шек, поло­ма­ли пла­ны непри­я­те­ля, и лиши­ли вра­га той эко­но­ми­че­ской под­пит­ки, в кото­рой он отча­ян­но нуж­дал­ся.

Поко­ле­ния рас­сказ­чи­ков забол­та­ли суть, оста­вив от исто­рии толь­ко внеш­ний блеск дерз­кой сабель­ной ата­ки. Поко­ле­ния слу­ша­те­лей извра­ти­ли смысл, не пони­мая – зачем бро­сать­ся с шаш­ка­ми на тан­ки. Герои – каза­ки, сре­ди кото­рых был и мой пра­дед, ста­ли выгля­деть каки­ми-то несчаст­ным недо­ум­ка­ми, гото­вы­ми гиб­нуть по при­ка­зу иди­о­тов.
Стыд­но.

Пора бы разо­брать­ся в том, что про­ис­хо­ди­ло, и ска­зать спа­си­бо муж­чи­нам, умев­шим оста­нав­ли­вать тан­ки, и идти в ата­ку ради спа­се­ния сво­их сыно­вей.
И еще — вой­ну каза­чьи диви­зии закон­чи­ли в Пра­ге. Это я к тому, что наши пра­де­ды уме­ли побеж­дать не толь­ко чис­лом, но и уме­ни­ем.

Сер­гей Шев­чен­ко

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *