Сер­гей Сазо­нов: “Когда мы были джи­ги­та­ми”

0 0

Эти мате­ри­а­лы были отло­же­ны в дол­гий ящик, я все не нахо­дил вре­ме­ни для их пуб­ли­ка­ции, но вопрос назрел посколь­ку в сети все мно­жат­ся с поз­во­ле­ния ска­зать «исто­ри­ки» кото­рые на осно­ва­нии отры­воч­ных фак­тов и тен­ден­ци­оз­но подо­бран­ных архив­ных све­де­ний отка­зы­ва­ют каза­кам в этни­че­ской само­быт­но­сти и наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти. На самом деле вопрос состо­ит в не в том, какие наро­ды вхо­ди­ли в состав каза­ков, вопрос в том, что дела­ло рус­ских слу­жи­вых людей, гре­ков, армян, евре­ев и даже нем­цев, каза­ка­ми. Поче­му в послед­ствии, оно утвер­жда­ли что, они рус­ские по Вере. Поче­му гово­ри­ли что, хажи­ва­ли в Хох­лат­чи­ну, в Рос­сию и вер­ну­лись на Дон? Поче­му еще наши ста­ри­ки, гово­ря об осталь­ной стране гово­ри­ли «у вас в Рос­сии?»

Все это сде­ла­ла за нас вели­кая и само­быт­ная куль­ту­ра Вели­кой Сте­пи. И тер­мин «джи­гит» отнюдь не с гор, он из самих недр сте­пи и озна­ча­ет лихо­го наезд­ни­ка, вла­де­ю­ще­го искус­ством вер­хо­вой езды, спо­соб­но­го на ска­ку сра­зить вра­га из лука или вин­то­валь­но­го ружья «тур­ки». Но самое глав­ное обла­да­ю­ще­го само­со­зна­ни­ем воль­но­го чело­ве­ка, не при­вя­зан­но­го намерт­во к зем­ле, семье и дому. Это само­со­зна­ние роди­лось не где-то там в дале­ких север­ных лесах, а сте­пях пред­кав­ка­зья и на самом Кав­ка­зе. Когда то луч­ших вои­нов сте­пи и гор зва­ли чер­ка­сы. Сей­час вокруг име­ни чер­кас собра­но мно­же­ство лжи­вых и тен­ден­ци­оз­ных мате­ри­а­лов, вплоть до отри­ца­ния фак­та суще­ство­ва­ния тако­го наро­да но прав­да все­гда где-то рядом.Самое луч­шее узнать о том, кто мы, это узнать что дума­ли о нас наши сосе­ди.
Австри­ец Гам­мер, автор мно­го­том­ной «Исто­рии Осма­нов», кото­рую он напи­сал в пер­вой поло­вине ХVIII века, не оста­нав­ли­вал­ся толь­ко на осма­нах. Трак­туя осман­ские хро­ни­ки, исто­рик утвер­ждал, что тур­ки вооб­ще дели­ли каза­ков на три вида: пер­вые «дон­ские» или «чер­кес­ские», вто­рые – точ­но, «запо­рож­ские» или «шела­ле», что на осма­но­ту­рец­ком язы­ке озна­ча­ло «водо­пад, кас­кад», ну, и тре­тьи – те, кото­рые жили на тер­ри­то­рии от Дне­пра и Буга. А уж тех тре­тих осма­ны дели­ли еще на три вида: «бара­баш», «пот­ка­лы» и соб­ствен­но «сары­ка­мыш­ские».
Так поче­му же дон­ских каза­ков, упор­но назы­ва­ют «чер­ка­са­ми» — «чер­ке­са­ми»? Оче­вид­но, что кор­ни низо­вых дон­ских каза­ков гораз­до древ­нее, тех запи­сей о кото­рых мы зна­ем. Вот что гово­рят источ­ни­ки.

И.Ф. Бла­рам­берг вклю­чил в свои “Исто­ри­че­ские све­де­ния о кабар­дин­цах”. Доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что “… в древ­ние вре­ме­на кабар­дин­цы зани­ма­ли часть Укра­и­ны и Мало­рос­сии, а затем обос­но­ва­лись в вер­хо­вьях р. Кумы в окрест­но­стях Бештау.Откуда они полу­чи­ли назва­ние “пяти­гор­ских чер­ке­сов”. Сам же С. Бро­нев­ский ком­мен­ти­ру­ет эти доку­мен­ты сле­ду­ю­щим обра­зом: “В древ­ние вре­ме­на кабар­дин­цы жили на Укра­ине и Малой Рос­сии и пере­шли отту­да сна­ча­ла к горо­ду Тере­ку, а потом посе­ли­лись по Куме в уро­чи­ше Пяти­гор­ска, поче­му и назы­ва­лись “пяти­гор­ские чер­ке­сы”. 

Архи­вы сви­де­тель­ству­ют, что чер­ка­сы, в X, XI и XII сто­ле­ти­ях посе­лив­ши­е­ся в Южной Рос­сии, были касо­ги, под­дан­ные хазар­ско­го кага­на; но долж­но думать, что сам народ касо­ги остал­ся в сво­ем древ­нем оте­че­стве (на Кав­ка­зе). Весь­ма веро­ят­но, что и теперь живу­щие в горах Кав­каз­ских, у под­но­жия Эль­бру­са — кара­чаи, урус­лии, чеге­мы, гула­мы и бал­ка­ры, — суть остат­ки это­го древ­не­го народа.Странная судь­ба это­го пле­ме­ни, кото­рое обо­шло вокруг всю Южную Рос­сию и через 8 веков воз­вр­ра­ти­лось под име­нем каза­ков в свое древ­нее оте­че­ство, на бере­га Куба­ни и Лабы! 

Жив­ший сре­ди чер­ка­сов в XV в. гену­э­зец Геор­гий Инте­ри­а­но в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях «Жизнь циков, име­ну­е­мых цир­ка­са­ми» писал: «Они испо­ве­до­ва­ли хри­сти­ан­ство по гре­че­ско­му обря­ду. Детей кре­сти­ли в воз­расте вось­ми лет, груп­па­ми.

Знат­ные не вхо­ди­ли в храм, пока им не испол­ня­лось 60 лет. Каж­дый из них, как и все дру­гие, жил и про­мыш­лял добы­чей; и поэто­му они счи­та­ли, что сво­им при­сут­стви­ем осквер­нят храм. Поэто­му оста­ва­лись у вхо­да, обя­за­тель­но вер­хом на лоша­ди. Пере­став же участ­во­вать в набе­гах, они начи­на­ли ходить в цер­ковь и при­сут­ство­вать при бого­слу­же­ни­ях. Сре­ди них раз­ли­ча­лись по поло­же­нию — бла­го­род­ные, узде­ни (знат­ные люди), слу­ги и рабы. 
Бла­го­род­ные боль­шую часть вре­ме­ни про­во­ди­ли в сед­ле. Эти вла­де­тель­ные гос­по­да име­ли мно­го узде­ней, слуг и рабов и не ува­жа­ли друг дру­га. 

Они не при­зна­ва­ли над собой ника­кой вла­сти, кро­ме вла­сти Бога. Бла­го­род­ные зна­ли толь­ко охо­ту и вой­ну. Они пред­при­ни­ма­ли дале­кие похо­ды на сосе­дей, даже в глу­би­ну Кры­ма. Сла­ви­лись храб­ро­стью, вели­чай­шим вели­ко­ду­ши­ем, кра­со­той и гра­ци­ей — как муж­чи­ны, так и жен­щи­ны. Но вме­сте с этим их быт был полон жесто­ких обы­ча­ев. Напри­мер, спу­стив­шись по реке Кубань и вый­дя в море, они гра­би­ли всех под­ряд. Но тех, кто в похо­де терял управ­ле­ние лод­кой, после воз­вра­ще­ния домой опле­вы­ва­ли все род­ствен­ни­ки. Они вели про­стой образ жиз­ни, а рос­кошь при­зна­ва­ли толь­ко в ору­жии, цен­ных конях и в кон­ском сна­ря­же­нии. Вся­кий раз в году, когда они шили себе новые одеж­ды и ярко-крас­ные шел­ко­вые руба­хи, их узде­ни про­си­ли пода­рить эти обнов­ки им. И если бы бла­го­род­ные отка­за­ли или толь­ко про­яви­ли свою неохо­ту к это­му, то покры­ли бы себя несмы­ва­е­мым позо­ром”. 

Гену­э­зец Инте­ри­а­но в сво­ей кни­ге так­же рас­ска­зы­ва­ет так­же о том, что чер­ка­сы бри­ли голо­ву, а на макуш­ке остав­ля­ли длин­ный пучок волос, зало­жив его за левое ухо, по тому же обы­чаю, кото­рый изве­стен и у запо­рож­цев и отли­чал их «Вой­ско­вых това­ри­щей». Дон­ские каза­ки свои чубы так же заче­сы­ва­ли на левую сто­ро­ну. Объ­яс­не­ние это­му было такое. За пра­вым пле­чом у чело­ве­ка сто­ит ангел, а за левым черт. И толь­ко черт из-за пле­ча выгля­нет, а здесь казак. Лиш­не­го чер­ка­сы ста­ра­лись не гово­рить, счи­тая, что ангел видит мыс­ли, а черт слы­шит сло­ва. Пер­вым про­по­вед­ни­ком хри­сти­ан­ства у чер­ка­сов был апо­стол Симон Зидот, кото­рый погиб смер­тью муче­ни­ка на Север­ном Кав­ка­зе. Рас­про­стра­не­ние сре­ди чер­ка­сов хри­сти­ан­ства отно­си­лось ко вре­ме­ни визан­тий­ско­го импе­ра­то­ра Юсти­ни­а­на (527–565 г.), кото­рый на их зем­ле в Пицун­де постро­ил пер­вый храм. 

Фор­ма “чер­кес” вытес­ни­ла фор­му “чер­кас” лишь в XIX веке, а до это­го ады­гов, в боль­шин­стве слу­ча­ев, назы­ва­ли имен­но чер­ка­са­ми. 
Совер­шен­но оче­вид­но, что родо­на­чаль­ни­ки дон­ских чер­кас – хри­сти­ане, и кав­каз­ские хри­сти­ане – чер­ка­сы, это один и тот же народ. Более того эти же чер­ка­сы поло­жи­ли нача­ло и слав­ным запо­рож­цам. Ведь внеш­нее опи­са­ние кав­каз­ских чер­кас до точ­но­сти повто­ря­ет облик запо­рож­цев!
В 1562 году, цар­ские вой­ска раз­би­ва­ют на Вол­ге, «воров­ских каза­ков». И куда вы дума­е­те эти каза­ки бежа­ли? Пра­виль­но. Они бежа­ли в Кабар­ду. В низ­во­вьях Тере­ка, обра­зу­ют­ся целые посе­ле­ния воль­ных каза­ков, в то же вре­мя на служ­бу в кре­пость Тер­ки, посту­па­ют горо­до­вые каза­ки. Воль­ные и горо­до­вые каза­ки, совер­шен­но раз­ли­ча­ют­ся по ста­ту­су и вполне воз­мож­но по этни­че­ско­му соста­ву. Т.е. в горо­до­вых боль­ше слу­жи­вых выход­цев из Мос­ко­вии. 

Како­во же пове­де­ние, воль­ных тер­ских и дон­ских каза­ков? В пери­од с 1640 по 1645 год, рус­ско­му вое­во­де в Тер­ках идут посто­ян­ные жало­бы о том, что тер­ские и дон­ские каза­ки совер­ша­ют напа­де­ния на кабар­дин­ских кня­зей, в част­но­сти на кня­зей Арса­ла­но­вых. Есть, к при­ме­ру доне­се­ние, что трое каза­ков, про­жи­вав­ших в чер­кас­ской сло­бо­де (т.е. сло­бо­де гор­ских чер­кас), сго­во­ри­лись с неким Абре­ком Каз­бе­ко­вым об убий­стве и ограб­ле­нии трех рус­ских куп­цов. Куп­цов, они огра­би­ли, но и Каз­бе­ко­ва тоже уби­ли … (Чте­ния в импе­ра­тор­ском обще­стве исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских при Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те . 1887 г . Кн.2.М., 1887.С. 302, 304, 312, 317).
Вооб­ще исто­рия с чер­ка­са­ми кабар­дин­ца­ми доволь­но, тем­ная. Исто­рик кав­каз­ских войн Пот­то, опи­сы­вая один из похо­дов Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска, ука­зы­ва­ет что, в этом похо­де под име­нем каза­ков высту­пи­ли одни кабар­дин­цы. В то же вре­мя дру­гие авто­ры счи­та­ют оши­боч­ным счи­тать кабар­дин­ских кня­зей, ата­ма­на­ми каза­ков. Ско­рее их мож­но назвать – пред­во­ди­те­ля­ми.
Еще более инте­рес­на народ­ная леген­да, быто­вав­шая ранее сре­ди низо­вых дон­цов, о том, что в свое вре­мя два бра­та Ады­ге и Агус – Чер­кас, разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны, Ады­ге пошел в горы, а Агус – чер­кас осел в рай­оне совре­мен­ных Раз­дор. Это ско­рее все­го некое ино­ска­за­ние, о том, что пути двух вет­вей чер­кас­ско­го наро­да разо­шлись навсе­гда. Гор­ские чер­ка­сы, уйдя в горы, столк­ну­лись там с мно­го­чис­лен­ны­ми гор­ски­ми пле­ме­на­ми, а дон­ские чер­ка­сы, ста­ли вби­рать в себя рус­ских слу­жи­лых людей и пред­ста­ви­те­лей степ­ных наро­дов, оста­вав­ших­ся в Вели­кой Сте­пи, и таким обра­зом пути наши ста­ли рас­хо­дить­ся все даль­ше и даль­ше, вплоть до пол­ной исла­ми­за­ции Кав­ка­за.

При этом обще­ние не пре­кра­ща­лось. Ней­траль­ной лини­ей, меж­ду гор­ца­ми и Доном, была река Егор­лык. В этой поло­се про­ис­хо­ди­ло «полю­ва­ние», т.е. охо­та и гор­ских чер­кас и дон­цов. Там же про­ис­хо­ди­ли и столк­но­ве­ния, кото­рые отоб­ра­же­ны в ска­за­ни­ях о дон­ских «пег­ле­ва­нах». Одно из таких ска­за­ний было к при­ме­ру о деде Бакла­но­ва. И гор­цы и дон­цы поль­зо­ва­лись схо­жи­ми ком­плек­са­ми воору­же­ния, за исклю­че­ни­ем того, что у дон­цов было более рас­про­стра­не­но огне­стрель­ное ору­жие и прак­ти­че­ски отсут­ство­ва­ли доспе­хи. Но тип сед­ла, и холод­ное ору­жие были весь­ма схо­жи. Све­де­ния о пер­вых упо­треб­ле­ни­ях в бою шашек, встре­ча­ют­ся у дон­цов и гор­ских чер­кас, прак­ти­че­ски одно­вре­мен­но. 

Схо­жей был и образ жиз­ни и дон­цы и гор­цы уго­ня­ли скот друг у дру­га, воро­ва­ли жен­щин и детей.При набе­гах суще­ство­вал даже опре­де­лен­ный кодекс чести в отно­ше­нии выку­па плен­ных или напри­мер в запре­те сжи­гать заго­тов­лен­ное сено для ско­та. 
Но посте­пен­но дон­цы все более пре­вра­ща­лись в слу­жи­вое сосло­вие, а гор­ские чер­ка­сы, вели преж­ний образ жиз­ни, т.е. жили за счет «набе­го­вой эко­но­ми­ки». После пора­же­ния Була­ви­на и фор­ми­ро­ва­нии ирре­гу­ляр­ных пол­ков на Дону, дон­цы появ­ля­ют­ся на Кав­ка­зе уже в роли воен­ной силы Рос­сий­ской импе­рии. Начи­на­ет­ся эпо­ха Кав­каз­ских войн, кото­рая навсе­гда похо­ро­нит эпо­ху джи­ги­тов.

Сер­гей Сазо­нов

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *