Рэнд Уолц­ман: “США про­иг­ры­ва­ют вой­ну в соц­се­тях”

0 0

(“Time”, США) Рэнд Уолц­ман (Rand Waltzman):“Наши вра­ги исполь­зу­ют про­тив нас наши тех­но­ло­гии, а нам для сво­ей защи­ты исполь­зо­вать их запре­ще­но”.

Гораз­до мень­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся тому, как соци­аль­ные сети спо­соб­ству­ют рас­про­стра­не­нию про­па­ган­ды и лжи в мас­шта­бах гораз­до более опас­ных, чем рань­ше.

Непре­рыв­ное наступ­ле­ние на объ­ек­тив­ную, прав­ди­вую инфор­ма­цию созда­ет угро­зу ослаб­ле­ния демо­кра­ти­че­ских инсти­ту­тов, в том чис­ле и нега­тив­но­го вли­я­ния на сво­бод­ную прес­су. 

Как быв­ший руко­во­ди­тель про­грам­мы Агент­ства пере­до­вых обо­рон­ных иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов (DARPA), я недав­но завер­шил про­ект сто­и­мо­стью 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров под назва­ни­ем «Соци­аль­ные сети в систе­ме стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций», в резуль­та­те чего было опуб­ли­ко­ва­но 200 ста­тей, и была созда­на нау­ка о соци­аль­ных сетях.

В ходе рабо­ты мы узна­ли, что эта «чушь» пред­став­ля­ет собой то сред­ство, кото­рое во всем мире исполь­зу­ет­ся по сути дела для ата­ки на прес­су, а так­же то, что вопрос сво­бо­ды прес­сы — это на самом деле отвле­ка­ю­щий маневр. Напри­мер, боль­шим спе­ци­а­ли­стом тако­го рода мани­пу­ли­ро­ва­ния созна­ни­ем явля­ет­ся пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин. Гене­раль­ный дирек­тор рос­сий­ско­го меж­ду­на­род­но­го инфор­ма­ци­он­но­го агент­ства Дмит­рий Кисе­лев про­ник в самую суть этой стра­те­гии, заявив: «Объ­ек­тив­ность — это миф, кото­рый нам пред­ла­га­ют и навя­зы­ва­ют». Реклам­ный сло­ган этой стра­те­гии — «ата­куй прес­су, ата­куй смысл».

Как извест­но, на про­тя­же­нии мно­гих сто­ле­тий про­па­ган­да игра­ла важ­ную роль в рабо­те пра­ви­тель­ства и меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях. Как пра­ви­ло, сло­во «про­па­ган­да» исполь­зу­ет­ся в отри­ца­тель­ном или уни­чи­жи­тель­ном смыс­ле. Но так было не все­гда. В 1622 году Папа Гри­го­рий XV осно­вал Кон­гре­га­цию про­па­ган­ды веры с тем, что­бы осу­ществ­лять над­зор за дея­тель­но­стью мис­си­о­не­ров в Новом Све­те и в дру­гих местах. Отча­сти это было реак­ци­ей на рас­про­стра­не­ние про­те­стан­тиз­ма и долж­но было помочь людям сле­до­вать «вер­ным» путем.

Эдвард Бер­нейс (Edward Bernays), кото­ро­го мно­гие счи­та­ют отцом совре­мен­ной PR-инду­стрии, пред­ла­гал несколь­ко более гиб­кое опре­де­ле­ние. Он гово­рил: «Про­па­ган­да — это после­до­ва­тель­ная, доста­точ­но про­дол­жи­тель­ная дея­тель­ность, направ­лен­ная на созда­ние или инфор­ма­ци­он­ное оформ­ле­ние раз­лич­ных собы­тий с целью вли­я­ния на отно­ше­ние масс к пред­при­я­тию, идее или груп­пе». Он так­же отме­чал силу ее вли­я­ния, заяв­ляя, что «созна­тель­ное и уме­лое мани­пу­ли­ро­ва­ние упо­ря­до­чен­ны­ми при­выч­ка­ми и вку­са­ми масс явля­ет­ся важ­ной состав­ля­ю­щей демо­кра­ти­че­ско­го обще­ства. При­во­дит в дви­же­ние этот неви­ди­мый обще­ствен­ный меха­низм неви­ди­мое пра­ви­тель­ство, кото­рое явля­ет­ся истин­ной пра­вя­щей силой в нашей стране».

К сожа­ле­нию, США не спо­соб­ны эффек­тив­но вос­поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ства­ми соци­аль­ных сетей и интер­не­та из-за непро­ду­ман­ной аме­ри­кан­ской поли­ти­ки и уста­рев­ших зако­нов. Напри­мер, соглас­но гла­ве 3093 (f) раз­де­ла 50 Кодек­са США, нашим раз­ве­ды­ва­тель­ным орга­нам и служ­бам фак­ти­че­ски запре­ща­ет­ся осу­ществ­лять дея­тель­ность «с целью ока­за­ния воз­дей­ствия на поли­ти­че­ские про­цес­сы в США, обще­ствен­ное мне­ние, поли­ти­че­ский курс и сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции». В отно­ше­нии соци­аль­ных сетей и интер­не­та не суще­ству­ет ника­ких мер, поз­во­ля­ю­щих гаран­ти­ро­вать, что ни один аме­ри­ка­нец не будет под­вер­гать­ся непред­на­ме­рен­но­му воз­дей­ствию инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций, объ­ек­том кото­рых он не явля­ет­ся, и это поло­же­ние широ­ко при­ме­ня­ет­ся в каче­стве осно­ва­ния для запре­та любо­го вида про­ти­во­дей­ствия этим опе­ра­ци­ям. Хотя этот прин­цип был целе­со­об­ра­зен в те вре­ме­на, когда инфор­ма­ци­он­но­му воз­дей­ствию под­вер­га­лись лишь печат­ные СМИ, радио и теле­ви­де­ние, в совре­мен­ном мире гло­баль­но­го мгно­вен­но­го обме­на инфор­ма­ци­ей он не име­ет ника­ко­го смыс­ла.

В мини­стер­стве обо­ро­ны из-за недо­стат­ка пони­ма­ния и из-за стра­ха вооб­ще юри­стам при­хо­дит­ся истол­ко­вы­вать в бук­валь­ном смыс­ле и педан­тич­но при­ме­нять зако­ны, при­ня­тые в отно­ше­нии раз­ве­ды­ва­тель­ных опе­ра­ций, цели кото­рых — совер­шен­но иные. В Госде­пар­та­мен­те ана­ли­ти­кам в боль­шин­стве слу­ча­ев фак­ти­че­ски запре­ща­ет­ся актив­но поль­зо­вать­ся откры­ты­ми соци­аль­ны­ми сетя­ми — в основ­ном из-за того, как юри­сты Госде­па трак­ту­ют Закон о непри­кос­но­вен­но­сти част­ной жиз­ни 1974 года и дру­гие зако­но­да­тель­ные акты. Это озна­ча­ет, что, в сущ­но­сти, любое целе­со­об­раз­ное дей­ствие, кото­рое могут выпол­нять их ана­ли­ти­ки, напри­мер, запись резуль­та­тов выяв­ле­ния и про­фи­ли­ро­ва­ния пред­став­ля­ю­щих опас­ность групп или отдель­ных лиц на осно­ве име­ю­щей­ся в откры­том досту­пе инфор­ма­ции, сра­зу же под­па­да­ет под кате­го­рию «сбор раз­ве­ды­ва­тель­ных дан­ных» со все­ми выте­ка­ю­щи­ми послед­стви­я­ми в виде бюро­кра­ти­че­ских и запре­ти­тель­ных мер.

Попыт­ки юри­стов всех пра­ви­тель­ствен­ных орга­нов при­ме­нить эти и мно­гие дру­гие уста­рев­шие зако­ны и поло­же­ния при­ве­ли к внед­ре­нию слиш­ком стро­гих поряд­ков, излиш­ней пере­стра­хов­ки и нестан­дарт­ных мето­дов рабо­ты, из-за чего воз­ник­ла нераз­бе­ри­ха и пол­ное без­дей­ствие. Смысл про­бле­мы заклю­ча­ет­ся в том, что пра­ви­тель­ство США не в состо­я­нии защи­тить нас от мани­пу­ли­ро­ва­ния, кото­рое совер­ша­ют не при­зна­ю­щие ника­ких гра­ниц дея­те­ли и поли­ти­че­ские силы — госу­дар­ствен­ные и про­чие — в мас­шта­бах, преж­де нево­об­ра­зи­мых.

Вот вам при­мер мани­пу­ли­ро­ва­ния созна­ни­ем. В мар­те 2006 года бата­льон спец­на­за США всту­пил в бой с груп­пи­ров­кой «Джа­иш аль-Мах­ди», исполь­зу­ю­щей так­ти­ку «эскад­ро­на смер­ти» и боль­ше извест­ную как «Армия Мах­ди». Аме­ри­кан­ские сол­да­ты уби­ли 16–17 бое­ви­ков, еще 17 взя­ли в плен, уни­что­жи­ли схрон с ору­жи­ем и спас­ли силь­но изби­то­го залож­ни­ка. Все это выгля­дит как успеш­ная опе­ра­ция, если не счи­тать того, что за то вре­мя, пока сол­да­ты воз­вра­ща­лись на базу (то есть, менее чем за час) бое­ви­ки вер­ну­лись на поле боя, рас­чи­сти­ли его и уло­жи­ли тела сво­их погиб­ших това­ри­щей таким обра­зом, что­бы все выгля­де­ло так, буд­то аме­ри­кан­ские сол­да­ты их уби­ли, когда те были без­оруж­ны и совер­ша­ли намаз. Бое­ви­ки выло­жи­ли фото­гра­фии и пресс-рели­зы на араб­ском и англий­ском язы­ках, пред­ста­вив все как яко­бы совер­шен­ное кро­ва­вое пре­ступ­ле­ние.

Аме­ри­кан­ские сол­да­ты сня­ли все свои дей­ствия на плен­ку и мог­ли дока­зать, что все про­ис­хо­ди­ло совсем не так. Одна­ко про­шло почти три дня преж­де, чем аме­ри­кан­ские воен­ные попы­та­лись изло­жить свою вер­сию про­изо­шед­ше­го в СМИ. Но было уже позд­но — пред­по­ла­га­е­мый вред был нане­сен. И что еще хуже, воен­ных заста­ви­ли про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние, кото­рое дли­лось 30 дней, в тече­ние кото­рых бата­льон без­дей­ство­вал.

Это пре­крас­ный при­мер того, как мож­но исполь­зо­вать соци­аль­ные сети и интер­нет, что­бы нане­сти пора­же­ние про­тив­ни­ку, кото­ро­го побе­дить с помо­щью физи­че­ской силы не полу­ча­ет­ся. Этот слу­чай стал пер­вым нагляд­ным при­ме­ром того, как наши про­тив­ни­ки могут отсле­жи­вать реак­цию аме­ри­кан­ской ауди­то­рии на свои посла­ния в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни, нахо­дясь на рас­сто­я­нии тысяч кило­мет­ров. Соци­аль­ные сети и интер­нет откры­ва­ют нашим про­тив­ни­кам неогра­ни­чен­ный доступ к нуж­ной им ауди­то­рии в любой точ­ке пла­не­ты, пока аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство без­дей­ству­ет по при­чи­нам пра­во­во­го и поли­ти­че­ско­го харак­те­ра.

Исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей и интер­не­та стре­ми­тель­но ста­но­вит­ся мощ­ным сред­ством веде­ния инфор­ма­ци­он­ной вой­ны и меня­ет харак­тер кон­флик­та повсю­ду в мире. Из-за несо­от­вет­ствия поли­ти­ки и зако­но­да­тель­ства США мы по-преж­не­му можем рас­счи­ты­вать исклю­чи­тель­но на обыч­ные спо­со­бы веде­ния вой­ны, что ста­вит нас в крайне невы­год­ное поло­же­ние. Мы теря­ем свое воен­ное и поли­ти­че­ское пре­иму­ще­ство и кон­ку­рен­то­спо­соб­ность.

В рам­ках наше­го про­ек­та «Соци­аль­ные сети в систе­ме стра­те­ги­че­ских ком­му­ни­ка­ций» мы зани­ма­лись созда­ни­ем фун­да­мен­таль­ной нау­ки о соци­аль­ных сетях. Мы пока­за­ли, что суще­ству­ет воз­мож­ность про­ти­во­дей­ство­вать мани­пу­ли­ро­ва­нию созна­ни­ем и защи­тить сво­бод­ную прес­су. Напри­мер, уче­ные раз­ра­бо­та­ли тех­но­ло­гии, поз­во­ля­ю­щие выяв­лять ботов — авто­ма­ти­че­ские про­грам­мы, дей­ству­ю­щие в соци­аль­ных сетях, в том чис­ле учет­ные запи­си-авто­ма­ты, дей­ству­ю­щие в Twitter и создан­ные для обще­ния с целе­вой ауди­то­ри­ей и воз­дей­ствия на нее путем убеж­де­ния. Мы так­же созда­ли новый и эффек­тив­ный спо­соб опре­де­ле­ния мема (темы, идеи или поня­тия в соци­аль­ных сетях) и метод ран­не­го обна­ру­же­ния потен­ци­аль­но зна­чи­мых мемов.

Одна­ко наш разо­вый вклад в про­ект в сум­ме 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров сле­ду­ет оце­ни­вать в срав­не­нии с годо­вым бюд­же­том инфор­ма­ци­он­но­го агент­ства Russia Today, состав­ля­ю­щим более 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, не гово­ря уже о тех сум­мах, кото­рые тра­тят Китай, ИГИЛ и дру­гие госу­дар­ства, чис­ло кото­рых посто­ян­но рас­тет. Но что еще хуже, наши вра­ги без огра­ни­че­ний исполь­зу­ют про­тив нас наши тех­но­ло­гии, а вот нам для сво­ей защи­ты исполь­зо­вать их запре­ще­но.

Пере­вёл Игорь Нежда­нов

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *