Оль­га Туха­ни­на: Стра­на непро­ше­ных сове­тов

0 0

Тер­ак­ты в сто­ли­це Бель­гии осле­пи­тель­ной вспыш­кой затми­ли всю осталь­ную кар­ти­ну дня. Пела пес­ни на суде Савчен­ко, да напрас­но. Огла­ше­ние при­го­во­ра не пере­нес­ли на тре­тий день, и геро­и­че­ская Надя поте­ря­лась на фоне взры­вов в Брюс­се­ле. Это из-за ее горь­кой судь­бы долж­на была пла­кать гос­по­жа Моге­ри­ни, но не слу­чи­лось. С облег­че­ни­ем вздох­ну­ла Зем­фи­ра: в иное бы вре­мя ей кости бра­тья и небра­тья мыли бы дня три, если не всю неде­лю. Но тут обо­шлось.

Оно и понят­но. Любой тер­акт пред­по­ла­га­ет, преж­де все­го, взры­вы не физи­че­ские, а инфор­ма­ци­он­ные. Жур­на­ли­сты, новост­ные агент­ства — хотят они это­го или нет — такой же инстру­мент для тер­ро­ри­стов, как пла­стит или авто­мат. Раз­ни­ца меж­ду обыч­ной авиа­ка­та­стро­фой, допу­стим, и авиа­ка­та­стро­фой, кото­рая про­изо­шла вслед­ствие тер­ро­ри­сти­че­ско­го акта, заклю­ча­ет­ся, в том чис­ле, и в новост­ной пода­че. Одно дело, когда над тобой власт­на тра­ги­че­ская слу­чай­ность, совсем дру­гое — когда чья-то злая воля. Любой из нас пре­крас­но пони­ма­ет отли­чие несчаст­но­го слу­чая от пред­на­ме­рен­но­го убий­ства.

Вряд ли с этим мож­но что-то сде­лать в совре­мен­ном мире. Вряд ли мож­но каким-то обра­зом лишить тер­ро­ри­стов их инфор­ма­ци­он­ных инстру­мен­тов. Тем более, что горя­чая инфор­ма­ция не толь­ко пуга­ет обы­ва­те­лей, вну­шая им чув­ство бес­по­мощ­но­сти. Но и помо­га­ет тем, кто нахо­дит­ся в зоне ата­ки, дей­ство­вать: понять, что делать, куда бежать, кому зво­нить, как себя вести. Одно неот­де­ли­мо здесь от дру­го­го.

Впро­чем, все дав­но уже заме­ти­ли, что дале­ко не каж­дый тер­акт ста­но­вит­ся миро­вым собы­ти­ем номер один. Одно дело — рас­стрел людей в Пари­же, совсем дру­гое — взрыв в Анка­ре, и уж совсем тре­тье — захват супер­мар­ке­та где-нибудь в Кении. На такую изби­ра­тель­ность тоже мож­но него­до­вать, одна­ко же ниче­го с этим не поде­ла­ешь. Она при­сут­ству­ет все­гда и в любых слу­ча­ях. Когда Москва зады­ха­ет­ся от дыма — это бес­ко­неч­ная новость с утра до вече­ра. Когда от дыма зады­ха­ет­ся Крас­но­ярск — это две мину­ты в кон­це вечер­не­го выпус­ка. Так про­ис­хо­дит, пото­му что своя рубаш­ка бли­же к телу. До тех пор, пока все феде­раль­ные кана­лы будут рас­по­ло­же­ны в Москве, так оно и будет. Но сто­ит одно­му из них пере­ехать в Крас­но­ярск, и вы уви­ди­те, как кар­тин­ка див­ным обра­зом изме­нит­ся.

Но и в этом пра­ви­ле есть стран­ные исклю­че­ния. Если Евро­па в боль­шин­стве слу­ча­ев холод­но-рав­но­душ­на к тому, что про­ис­хо­дит в Рос­сии, то наши феде­раль­ные кана­лы пря­мо из шта­нов выска­ки­ва­ют, когда что-то слу­ча­ет­ся в Евро­пе. Экс­трен­ные выпус­ки ново­стей, пря­мые транс­ля­ции, тыся­чи ком­мен­та­ри­ев, спе­ци­аль­ные выпус­ки раз­но­об­раз­ных про­грамм, сме­на ава­та­рок в соц­се­тях — такое ощу­ще­ние, что наши жур­на­ли­сты жела­ют быть покой­ни­ком на каж­дых евро­пей­ских похо­ро­нах и неве­стой на каж­дой евро­пей­ской сва­дьбе.

Отку­да это? Не у нас ли посто­ян­но веща­ют, что ни в какую Евро­пу мы не хотим, что мы тут сами по себе, что мы ни от кого не закры­ва­ем­ся, но нико­му себя и не навя­зы­ва­ем. Мы же не Укра­и­на. Толь­ко вот в дни серьез­ных про­ис­ше­ствий в Евро­пе совер­шен­но нет это­го впе­чат­ле­ния. Все под­пры­ги­ва­ют и гал­дят: «А мы гово­ри­ли! Мы пре­ду­пре­жда­ли! Услышь­те нас! Дру­жи­те с нами! Вы же сами види­те, как без нас пло­хо! Мы вам очень-очень собо­лез­ну­ем, пото­му что сами пре­крас­но зна­ем, что это такое! Мы здесь!».

В кон­це кон­цов, это ста­но­вит­ся уни­зи­тель­ным и непри­ят­ным. Напрас­но гос­по­да, кото­рые обсуж­да­ют евро­пей­скую тра­ге­дию в эфи­ре теле- и радио­стан­ций, пола­га­ют, что их сует­ли­вое пове­де­ние нико­му не вид­но со сто­ро­ны. Нет, его заме­ча­ют. В том чис­ле, кста­ти, и на Укра­ине. Отсю­да и рас­тут ноги у неко­то­рых кон­спи­ро­ло­ги­че­ских тео­рий: дескать, Рос­сия сама про­во­ци­ру­ет тер­ак­ты в Евро­пе, что­бы потом пред­ло­жить свои услу­ги по борь­бе с тер­ро­ром, вый­ти из изо­ля­ции, пыта­ясь сесть за какой-нибудь стол пере­го­во­ров — в общем, вер­нуть­ся в боль­шую игру. Мож­но поэто­му сколь­ко угод­но назы­вать укра­ин­ских эсбэуш­ни­ков при­дур­ка­ми и деге­не­ра­та­ми, но они будут гово­рить то, что гово­рят, все­гда, а вот пове­де­ние нашей соб­ствен­ной медиа­сре­ды дает им обиль­ную пищу для таких вот раз­го­во­ров.

Обсуж­де­ние тер­ак­тов в Евро­пе явля­ет собой рази­тель­ный кон­траст с дру­ги­ми дей­стви­я­ми Рос­сии на меж­ду­на­род­ной арене. К при­ме­ру, с опе­ра­ци­ей в Сирии. За пять с неболь­шим меся­цев мы выну­ди­ли США и Запад при­нять нашу повест­ку дня, и клю­че­вое сло­во тут — «выну­ди­ли». Не будь «Калиб­ров» — ниче­го бы не вышло.

Была бы честь пред­ло­же­на. Наш пре­зи­дент внят­но озву­чил пози­цию нашей стра­ны на Гене­раль­ной Ассам­блее ООН. После чего эта пози­ция была под­креп­ле­на очень вес­ким аргу­мен­том — наши­ми ВКС. Не сто­ит после таких серьез­ных гео­по­ли­ти­че­ских заявок сби­вать­ся на про­вин­ци­аль­но-про­ся­щие нот­ки.

Мы мно­го гово­рим о суве­ре­ни­те­те, о мно­го­по­ляр­ном мире. Без сомне­ния, даже в нашей кон­цеп­ции Запад оста­ет­ся одним из важ­ней­ших полю­сов. Зачем же мы посто­ян­но лезем к ним со сво­и­ми непро­шен­ны­ми сове­та­ми? Нам же непри­ят­но, когда они лезут с таки­ми сове­та­ми к нам и учат нас жить. Зачем зер­ка­лить тех, чью поли­ти­ку мы не одоб­ря­ем?

Мы дей­стви­тель­но за два­дцать пять лет про­шли через целую серию страш­ней­ших тер­ро­ри­сти­че­ских актов. Все их пом­нят, даже пере­чис­лять ни к чему. С како­го-то момен­та мы научи­лись с этим жить. Ата­ки боль­ше не вли­я­ют на общую поли­ти­ку нашей стра­ны. С како­го-то момен­та мы поня­ли, что бес­смыс­лен­но уго­ва­ри­вать так назы­ва­е­мый «циви­ли­зо­ван­ный мир» вхо­дить в наше поло­же­ние, раз­де­лять с нами нашу боль. Ни к чему уго­во­ры эти не при­во­дят. Поче­му же мы дума­ем, что ком­мен­та­рии наших поли­ти­ков и поли­то­ло­гов, экс­пер­тов и жур­на­ли­стов кто-нибудь услы­шит?

Когда Запад без одоб­ре­ния Сов­беза ООН вле­за­ет в оче­ред­ную аван­тю­ру, чре­ва­тую оче­ред­ны­ми потря­се­ни­я­ми и угро­жа­ю­щую в ито­ге нашей соб­ствен­ной без­опас­но­сти, это пря­мая зона ком­пе­тен­ции Крем­ля и нашей дипло­ма­тии. Но когда несча­стье про­ис­хо­дит в самой Евро­пе — это внут­рен­нее дело евро­пей­цев. Это из обла­сти отно­ше­ний обыч­ных граж­дан там с их поли­ти­ку­мом. У нас любят повто­рять, что мы не можем быть боль­ши­ми сирий­ца­ми, чем сами сирий­цы. Не можем быть боль­ши­ми сер­ба­ми, чем сами сер­бы. Так и зачем мы ста­ра­ем­ся быть боль­ши­ми евро­пей­ца­ми, чем сами евро­пей­цы? Все, что мы можем, — это выра­зить собо­лез­но­ва­ния. Не забы­вая при этом, что мы гово­рим о тех стра­нах, кото­рые объ­яв­ля­ют нас вра­гом номер один и накла­ды­ва­ют на нас санк­ции. На все наше насе­ле­ние без исклю­че­ния. И никто в евро­пей­ских сто­ли­цах не выхо­дит на демон­стра­ции с тре­бо­ва­ни­ем эти санк­ции отме­нить. Всем попро­сту все рав­но, раз­ве что фер­мер какой-нибудь всплак­нет.

Если кто-то еще не понял, то для Запа­да мы с нашим режи­мом гораз­до хуже, чем ДАИШ. Не вери­те — взгля­ни­те на струк­ту­ру рас­хо­дов в обла­сти без­опас­но­сти.

Пред­ставь­те, что было бы, если бы какой-нибудь лидер тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пи­ров­ки обра­тил­ся к нам после оче­ред­но­го про­дле­ния санк­ций: посмот­ри­те, что с вами дела­ет эта Евро­па, а мы вам ниче­го пло­хо­го не хотим. Да, вы нас не люби­те, но у нас есть общий враг, отче­го бы нам не посо­юз­ни­чать немно­го.

Веро­ят­но, мы бы покру­ти­ли паль­цем у вис­ка. Но поче­му-то мы не хотим пред­по­ло­жить, что наши заяв­ле­ния о сотруд­ни­че­стве на Запа­де вос­при­ни­ма­ют подоб­ным же обра­зом. Евро­па отчет­ли­во про­де­мон­стри­ро­ва­ла нам, что ей куда бли­же Эрдо­ган. Ему гото­вы помо­гать и пла­тить день­ги. А если он что-то ляп­нул про тер­акт в Брюс­се­ле за три дня до само­го тер­ак­та, то ведь это ни о чем не гово­рит. Эрдо­га­на мог­ли услы­шать и тер­ро­ри­сты. Поэто­му, кста­ти, сами будь­те акку­рат­нее в сво­их пред­ска­за­ни­ях насчет Бер­ли­на.

Спа­се­ние уто­па­ю­щих — дело рук самих уто­па­ю­щих. Никто не помо­жет обес­пе­чить нам нашу без­опас­ность, кро­ме нас самих. Поли­ти­ка Евро­пы не изме­нит­ся даже после десят­ка тер­ак­тов. Даже в том слу­чае, если тер­ро­ри­сты захва­тят какой-нибудь милый малень­кий горо­док вро­де Брюг­ге — ниче­го не изме­нит­ся. Их вой­на с тер­ро­ром — это не наша войн с тер­ро­ром. Не надо обо­льщать­ся и на что-то наде­ять­ся. Тем более, не сто­ит поль­зо­вать­ся чужой тра­ге­ди­ей в сво­их поли­ти­че­ских целях. Даже если так при­ня­то посту­пать в самой Евро­пе. Ей это выгод не при­не­сет, и нам не при­не­сет тоже.

Без­услов­но, такое мас­штаб­ное явле­ние как миро­вой тер­ро­ризм мож­но побе­дить толь­ко сооб­ща. Но пока ника­ко­го жела­ния это делать у наших потен­ци­аль­ных парт­не­ров мы не наблю­да­ем. Более того, когда такое жела­ние, нако­нец, у них появит­ся, не сто­ит лико­вать и кри­чать то самое «а мы гово­ри­ли, дошло» — и бежать впе­ре­ди паро­во­за раз­гре­бать то, что успе­ют к тому вре­ме­ни наво­ро­тить наши циви­ли­зо­ван­ные дру­зья. Напро­тив, надо думать, как при­крыть себя так, что­бы в час икс остать­ся как мож­но даль­ше в сто­роне. Тако­го удоб­но­го гео­гра­фи­че­ско­го поло­же­ния как у США у нас нет, рабо­ты мно­го, денег и вре­ме­ни мало. Вот об этом хочет­ся услы­шать от наших экс­пер­тов, а не о том, что надо делать Евро­пе. Пусть они сами реша­ют, что им делать. Со сво­и­ми заме­ча­ни­я­ми и сове­та­ми мы толь­ко теря­ем свое досто­ин­ство.

Оль­га Туха­ни­на

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *