Мария Кули­ко­ва: О жен­щи­нах. Наших и вооб­ще.

Сего­дня дол­гое вре­мя пре­бы­ва­ла воз­ле одно­го тор­го­во­го цен­тра в нашем неболь­шом горо­диш­ке и неволь­но наблю­да­ла за людь­ми. Была при­ят­но пора­же­на. 
У нас все же осо­бен­ные люди.

Какие бы вре­ме­на они не пере­жи­ва­ли, какие бы мизер­ные зар­пла­ты не полу­ча­ли, как бы они не были ото­рва­ны от нор­маль­ных мага­зи­нов, где мож­но купить каче­ствен­ные вещи (при­хо­дит­ся ездить в город, что­бы купить что-то при­лич­ное), но боль­шин­ство, уви­ден­ных мной, осо­бен­но жен­щин, мож­но было сме­ло сни­мать в ито­го­вом эпи­зо­де “На 10 лет моло­же”. Тут почти все зна­ют друг дру­га. И неко­то­рых жен­щин я пом­ню еще с дет­ства. Тогда мно­гие из них были каки­ми-то неле­пы­ми, напри­мер, пого­лов­но ходи­ли со стриж­кой “хими­ей” на голо­ве, носи­ли золо­тые корон­ки во рту, мохе­ро­вые жут­кие коф­ты, голу­бые тени на веках.

И пом­ню, что мне это уже тогда жут­ко не нра­ви­лось со все­ми эти­ми нор­ко­вы­ми шап­ка­ми-таб­лет­ка­ми (или менин­гит­ка­ми, как их назы­ва­ли). Более без­вкус­но­го голов­но­го убо­ра, взя­то­го из дру­гой эпо­хи и наде­то­го под искус­ствен­ную шубу или типич­ное дра­по­вое паль­то, а что еще хуже, — сте­ган­ное из страш­но­го (жест­ко­го совет­ско­го) син­те­по­на, пред­ста­вить себе было слож­но.

И вот вижу сего­дня тех же самых жен­щин, но абсо­лют­но дру­гих: стиль­ные, ухо­жен­ные дамы, без вся­ких вме­ша­тельств хирур­гов и сти­ли­стов.

Наш народ очень быст­ро все схва­ты­ва­ет. И ценит кра­со­ту и эсте­ти­ку. Про­сто дол­гое вре­мя у нас на это не было даже пра­ва выбо­ра, аль­тер­на­ти­вы. Как умуд­ря­ют­ся жен­щи­ны, живу­щие в посел­ке город­ско­го типа (так пре­не­бре­жи­тель­но теперь назы­ва­ют нашу неко­гда ста­ни­цу, а потом и горо­док, буд­то тут сей­час посе­лен­цы живут какие-то ), иметь ухо­жен­ный вид и выде­лять­ся сво­ей кра­со­той, вку­сом, эле­гант­но­стью? При этом не имея на это доста­точ­ных средств?! 
Вот, смот­рю, пошла учи­тель­ни­ца — и очки в класс­ной опра­ве и при­чес­ка и лег­кий маки­яж и костюм­чик и туфли. Все на выс­шем уровне! 

А вот — биб­лио­те­карь, воз­вы­шен­ное созда­ние, пате­ти­че­ским голо­сом чита­ю­щая на сво­их меро­при­я­ти­ях Ман­дель­шта­ма — вся такая воз­душ­ная, в необык­но­вен­ном пла­тье, с куд­ря­ми пше­нич­но­го цве­та и с воле­вым под­бо­род­ком (при всем при этом)), устрем­лен­ным впе­ред. Какие-то туфли на них на всех необык­но­вен­ные, сумоч­ки, пла­точ­ки на шеях, лег­кий флёр хоро­ше­го пар­фю­ма, без­упреч­ный мани­кюр. Ника­ко­го пере­бо­ра ни в чем. Глаз раду­ет­ся. Те, кого я пом­ню жен­щи­на­ми в сво­ем ран­нем дет­стве, сей­час выгля­дят на 30 лет моло­же. Как им это уда­ет­ся? Да смот­рят те же пере­да­чи, и впи­ты­ва­ют реко­мен­да­ции сти­ли­стов, допол­ня­ют чем-то сво­им, ино­гда из-за недо­стат­ка средств, но бла­го­да­ря сво­е­му вку­су и выиг­ры­ва­ют при этом!
А еще их спа­са­ет жиз­не­лю­бие!

Един­ствен­ный штамп, кото­рый бро­сил­ся мне в гла­за — почти все дамы в брюч­ных костю­мах. Но это даже луч­ше, чем, когда дамы под 60 лет рядят­ся в мини-юбки. 
Пусть будут брю­ки (дело­вые все, спе­шат), но при этом на них уди­ви­тель­ные жаке­ты, блу­зы, коф­точ­ки. 
От при­ро­ды-то наши жен­щи­ны (даже самые обыч­ные) кра­си­вее мно­гих евро­пе­ек будут, пото­му фору дадут самым мод­ным и “тюнин­го­ван­ным” евро­пей­кам. А про­жи­ви эти евро­пей­ки еще и такие судь­бы, как наши жен­щи­ны (“по коле­но в чер­но­зё­ме”), от них бы одни тап­ки дав­но стоп­тан­ные оста­лись.

А наши тут име­ют нема­лые сады-ого­ро­ды, кото­рые пре­вра­ща­ют в цве­ту­щие пло­до­но­ся­щие шедев­ры, семьи, с не все­гда про­стым укла­дом, рабо­ту с малень­кой зар­пла­той, и даже свой биз­нес. И при этом они все­гда начи­щен­ные, наб­ли­щен­ные, кра­си­вые, све­тя­щи­е­ся: хоть в пир, хоть в мир, хоть в доб­рые люди. 
Любо доро­го посмот­реть.

Пожа­луй, это пер­вое, наи­при­ят­ней­шее впе­чат­ле­ние для меня за послед­нее вре­мя. Вес­на на них, навер­ное, подей­ство­ва­ла. Цве­та­ми себя почув­ство­ва­ли сно­ва. Рас­кры­лись солн­цу, теп­лу, люб­ви, жиз­ни. Рас­цве­ли. И запах их здо­ро­вых, чистых тел с лег­ким пар­фю­мом, сме­шал­ся с аро­ма­та­ми цве­ту­щих у нас в изоби­лии ири­сов, пио­нов, жас­ми­на…
.…Хм, вспом­ни­ла, как в дале­ком совет­ском дет­стве к нам при­е­ха­ли род­ствен­ни­ки из Чехо­сло­ва­кии (жен­ско­го пола — Еле­на, Мир­ка и Оль­га). И пошли мы, зна­чит, всей этой ком­па­ни­ей от бабуш­ки с дедом в гости к мое­му отцу и маме (тётя была когда-то заму­жем за чехом, а эти дамы, зна­чит, род­ствен­ни­цы по его линии). И вот тётя мужа моей тёти))), кото­рую зовут Еле­на (до сих пор жива ста­руш­ка, а ей под 100 лет), идет себе: строй­ная, высо­кая, корот­ко стри­жен­ная, в мод­ном по тем вре­ме­нам крим­пле­но­вом брюч­ном костю­ме. Шли мы через весь горо­док, мимо пере­ул­ков с част­ны­ми дома­ми. А там наши бабу­ли “в кара­го­дах” на лав­ках, кто-то семеч­ки луз­га­ет, да про­хо­жих обсуж­да­ет, а у кого зубов на семеч­ки нет, тот про­сто сплет­ни с шипя­щим сви­стом шам­ка­ет. Вро­де тихо ста­ра­лись бабу­ли обсуж­дать, но по при­чине глу­хо­ва­то­сти боль­шин­ства, полу­ча­лось это у них не очень.

Оде­ты эти бабу­ли, даже самым жар­ким летом все­гда(!) были в фуфай­ки (у нас сло­во ” ват­ник” нико­гда не упо­треб­ля­ли) или каца­вей­ки, полу­шер­стя­ные полу­шал­ки, вяле­ные из вой­ло­ка буроч­ки или ото­ро­чен­ные мехом чувя­ки на шер­стя­ные плот­ные гама­ши и нос­ки. “Ста­рые люди зяб­нут даже летом”, гово­ри­ла мне моя про­дви­ну­тая бабуш­ка, ровес­ни­ца этих ста­рух, с кото­ры­ми в кара­го­дах нико­гда не сижи­ва­ла, гово­ря мне:” А что мне с эти­ми баб­ка­ми ста­ры­ми делать? Сплет­ни слу­шать, как Тань­ка пошла или Мань­ка? Сидят, губы обли­зы­ва­ют от ста­ро­сти, да суда­чат…” Моя-то при пара­де все­гда — за моло­ком соби­ра­ет­ся и под­пуд­рит­ся и губ­ки под­ма­жет помад­кой цве­та бакла­жан, из кото­рой уже дав­но вся вла­га испа­ри­лась и “Крас­ной Моск­вой” поду­шит­ся или “Сире­нью” (“Бол­гар­ская роза” хра­ни­лась в дере­вян­ном купо­ло­об­раз­ном футля­ре для осо­бых слу­ча­ев)). Плат­ков не носи­ла, все­гда на каб­луч­ке в цебов­ской обу­ви из Чехии. “Не то, что эти в кара­го­дах. Фуфай­ки пона­пёр­ли и обли­зы­ва­ют­ся, тьфу! Да ещё мне вслед кри­чат — Ты бы, Аня, хоть пла­ток наде­ла. Эво­на как выря­ди­лась… за моло­ком. Всё моло­диш­си.…” А она им мах­нет рукой, мол, ну на вас, улыб­нёт­ся, и поска­ка­ла на сво­их уже искрив­лен­ных от ста­ро­сти нож­ках, но в пла­тье, каб­луч­ках, с пома­дой на губах, и, конеч­но же, улыб­кой. Да не про­стой улыб­кой, а кокет­ли­вой. Что не фото, обя­за­тель­но паль­чик к ямоч­ке на щёч­ке при­ло­жит. А на паль­чи­ке мани­кюр. Мод­ная была, в общем. В моло­до­сти кури­ла “Толь­ко “Каз­бэк”, потом бро­си­ла, когда пер­вый хлеб после вой­ны появил­ся в хлеб­ни­це. Обе­ща­ла деду и испол­ни­ла. Рабо­та­ла обыч­ным про­дав­цом. Идет на обед в одном вро­де пла­тье. Отдох­ну­ла (умуд­ря­лась даже часик при­кор­нуть днем), осве­жи­лась, ворот­ни­чок на пла­тье сме­ни­ла и обрат­но на работу:“О, Анеч­ка уже в новом пла­тье!” А я все­го-то ворот­ни­чок сме­ни­ла, рас­ска­зы­ва­ла мне бабу­ля. Дано ей это было — быть насто­я­щей жен­щи­ной. Мне не пере­да­лось, к сожа­ле­нию, хотя мы с ней про­ве­ли боль­шую часть вре­ме­ни в дет­стве и я ее обо­жа­ла.

Цар­ствие ей Небес­ное.

Так вот, идем мы с эти­ми чеха­ми. И вот сидят эти чудо-бабуль­ки и лице­зре­ют неви­дан­ную досе­ле калан­чу, (а чеш­ки, нем­ки и пр. и прав­да, какие-то все сплошь — Мар­ти­ны Навра­ти­ло­вы)), похо­жую на жен­щи­ну в брюч­ном ( уже слы­шим сра­зу “Ай-я-яй!!!”, что в брю­ках, зна­чит. Ужос!!!))) крим­пле­но­вом костю­ме телес­но­го цве­та, да еще и .…с сига­ре­той! Уви­дев сига­ре­ту, баб­ки поте­ря­ли напрочь дар речи. Даже шам­кать губа­ми пере­ста­ли. Сиде­ли так, буд­то сата­ну во пло­ти уви­де­ли, или эта жен­щи­на обна­жен­ной была.

И мне, малень­кой, отче­го-то было нелов­ко тогда: и перед эти­ми ино­стран­ны­ми гостя­ми и перед баб­ка­ми семи­ка­ра­кор­ски­ми, кото­рые “.…уви­да­ли вдрух(!) в Кара­ко­рах куря­щую жэн­шы­ну!“
Чеш­ка тоже немно­го сму­ти­лась, но нена­дол­го. Вооб­ще они себя очень рас­ко­ван­но вели. Мог­ли вый­ти из душа в тру­си­ках и нати­рать­ся молоч­ком для тела при род­ном сыне-под­рост­ке (???), носить длин­ные май­ки, едва при­кры­ва­ю­щие тру­си­ки при всех, или сесть за стол в купаль­ни­ках, т.к. они перед этим заго­ра­ли. 
Дед с доса­дой на этой смот­рел, смот­рел, а потом ото­звал баб­ку в сто­ро­ну и шепо­том ей ска­зал:
- Аня, да ска­жи ты Мир­ке и Оль­ге, пусть хоть хала­ты наки­нут. Сты­до­ба! У нас так не при­ня­то ведь! Нель­зя за сто­лом в испод­нем сидеть! А баб­ка ему отве­ти­ла
- Коля, ну как я им ска­жу, ведь они — гости!!! Пусть люди отды­ха­ют! Не смот­ри на них и все. Тем более, что там и смот­реть не на что. Плос­кие, как пал­ки. На мужи­ков похо­жие. Но я вот пора­жа­юсь, Коля. Мир­ка гово­ри­ла, что у нее опе­ра­цию на желуд­ке дела­ли, вон, видишь, шрам даже остал­ся (дед вгля­дел­ся с пра­вый бок сме­ю­щей­ся Мир­ки, упле­та­ю­щий оче­ред­ной по сче­ту кусман жир­ню­щей жаре­ной дон­ской рыбы, при этом не выпус­кая из рук сига­ре­ту)..
- Ну?, — не пони­мая спро­сил дед, — И что?
- Да я всё думаю, куда в неё столь­ко еды поме­ща­ет­ся? Такая худая, после опе­ра­ции, а ест и ест, ест и ест, и никак не оста­но­вит­ся!
- А тебе жал­ко, что ли?, — вдруг изме­нил инто­на­цию дед. Пусть ест чело­век на здо­ро­вье…
- Да я, что?, — попы­та­лась оправ­дать­ся баб­ка, — Я ж не в упрёк, но вдруг что слу­чит­ся с ней не то. Заво­рот кишок, напри­мер, что тогда делать будем?
Дед оша­ле­ло с мину­ту смот­рел на баб­ку, а потом ска­зал:
- Тьфу, дура! При­ду­ма­ла тоже. С чего у нее заво­рот кишок слу­чит­ся????! Но ты на вся­кий слу­чай при­не­си-ка свой коньяк, он доб­ре орга­низ­му помо­га­ет. Да и пора уже…

Баб­ка сбе­га­ла в кла­дов­ку, где на ста­рин­ном сун­ду­ке сто­я­ли деся­ти­лит­ро­вые бал­ло­ны с домаш­ним вином и изящ­ные буты­лоч­ки с ее фир­мен­ным конья­ком, сде­лан­ным из пер­ва­ка (вино­град­ных косто­чек), отфиль­тро­ван­но­го акти­ви­ро­ван­ным углём, чтоб отбить все сивуш­ные запа­хи. Насто­ян­ным на зве­робое, кар­да­моне, кофей­ных зер­нах, сухих апель­си­но­вых кор­ках и вани­ли. Ска­жу вам чест­но, вкус­нее это­го спирт­но­го напит­ка я ниче­го не про­бо­ва­ла в жиз­ни. Это было что-то шедевраль­ное. Но рецепт, к сожа­ле­нию, как и мно­гое дру­гое, свя­зан­ное с их жиз­нью, уте­рян.
Баб­ка, моло­дой девоч­кой впорх­ну­ла в бесед­ку и тор­же­ствен­но объ­яви­ла:
- Коньяк Анна!!!

И буд­то солн­це ярче про­си­я­ло и эта бутыль засвер­ка­ла янта­рем все­ми сво­и­ми гра­ня­ми. И все гости заап­ло­ди­ро­ва­ли. Чехи, перед этим нахва­ли­ва­ю­щие их вино, от “Конья­ка Анны” были в пол­ном вос­тор­ге, как и в вос­тор­ге от само­го сто­ла, про­сто­ты и щед­ро­сти про­стых рус­ских людей.…

Стран­ным обра­зом, наблю­дая сего­дня изряд­но похо­ро­шев­ших наших жен­щин в глу­бин­ке, я неволь­но срав­ни­ла их с евро­пей­ка­ми и даже поня­ла, что мы ‑то на самом деле их дав­ным-дав­но обо­шли.…
Немно­го уве­рен­но­сти, люб­ви к себе, забо­ты, и кра­со­та и прав­да, — спа­сет мир. 
И воз­раст ника­ко­го зна­че­ния не име­ет. Если в чело­ве­ке все умест­но и гар­мо­нич­но, а наши жен­щи­ны, в боль­шин­стве сво­ем, уме­ют себя вести и не будут курить, напри­мер, на ходу в каком-нибудь ауль­ском кишла­ке, где это не при­ня­то. Пото­му они 100%-ые кра­сот­ки и умни­цы. Их нуж­но беречь. Дарит им цве­ты, духи, поезд­ки, все самое луч­шее, а глав­ное — уве­рен­ность в себе самой и зав­траш­нем дне. 
Они из ниче­го созда­ют нечто, и это достой­но вос­хи­ще­ния.

Мария Кули­ко­ва

0 0

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *