Мари­на Кита­е­ва: “Идео­ло­гии быть!”

0 0

Нака­нуне 14 фев­ра­ля (день осво­бож­де­ния Росто­ва-на-Дону от немец­ко-фашист­ских захват­чи­ков) на ули­цах горо­да был про­ве­ден опрос: “Чем зна­ме­на­те­лен день 14 фев­ра­ля для ростов­чан?”

Так уж повез­ло Росто­ву-на-Дону, что день его осво­бож­де­ния 73 года назад от захват­чи­ков, при­шед­ших с запа­да, сов­пал с при­шед­шим гораз­до позд­нее, но тоже с запа­да, празд­ни­ком — Днем всех влюб­лен­ных.

Ока­за­лось, что 44% опро­шен­ных горо­жан сра­зу назы­ва­ют День свя­то­го Вален­ти­на и ниче­го не зна­ют о том, что 14 фев­ра­ля — день осво­бож­де­ния Росто­ва-на-Дону; 31% — сра­зу вспом­ни­ли о том, что в этот день и их деды и пра­де­ды осво­бо­ди­ли Ростов-на-Дону от нем­цев; 25% — вооб­ще не зна­ют, чем зна­ме­на­те­лен этот день.

Если сло­жить тех, кто пом­нит толь­ко про день Вален­ти­на и не зна­ет вооб­ще, чем зна­ме­на­те­лен этот день, то их ока­жет­ся подав­ля­ю­щее боль­шин­ство — 56%. Циф­ры — печаль­ные и застав­ля­ют заду­мать­ся.

С “лег­кой” руки запад­ной идео­ло­гии, под­мяв­шей под себя совет­скую идео­ло­гию и заклей­мив­шую ее позо­ром, мы ста­ли боять­ся сло­ва “идео­ло­гия”, как буд­то за упо­треб­ле­ние это­го сло­ва мы рис­ку­ем полу­чить удар элек­три­че­ским током.

Мы не пони­ма­ем, что свя­то место пусто не быва­ет и, если нет соб­ствен­ной идео­ло­гии, идео­ло­гии, отве­ча­ю­щей инте­ре­сам тво­е­го госу­дар­ства и сохра­не­нию его ста­тус-кво, то на осво­бо­див­ше­е­ся место при­хо­дит чужая и чуж­дая идео­ло­гия, раз­ру­ша­ю­щая твою иден­ти­фи­ка­цию как граж­да­ни­на авто­ном­но­го неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства.

Чуж­дая идео­ло­гия пол­но­стью транс­фор­ми­ру­ет твой внут­рен­ний мир и пре­вра­ща­ет тебя в раба. Это про­ис­хо­дит неза­мет­но, испод­воль, но — в обя­за­тель­ном поряд­ке.

Как не заме­ча­ет пью­щий чело­век, что из пью­ще­го он пре­вра­ща­ет­ся в зави­си­мо­го и затем в в запой­но­го алко­го­ли­ка; как не заме­ча­ет пона­ча­лу боль­ной, что он уже поте­рял свое здо­ро­вье, так не заме­ча­ет и чело­век, нака­чи­ва­е­мый чуж­ды­ми ему цен­но­стя­ми и целя­ми, что он теря­ет свою иден­ти­фи­ка­цию и пре­вра­ща­ет­ся в мари­о­нет­ку, ниточ­ки от кото­рой дав­но уже нахо­дят­ся в руках кук­ло­во­да.

Совре­мен­ная вой­на — это не вой­на пушек и само­ле­тов. Это — вой­на вывер­ну­тых наизнан­ку моз­гов мил­ли­о­нов людей. Тот, кто побе­дит в этой войне, будет вла­деть миром!

Уже ста­ло оче­вид­ным как это рабо­та­ет: поте­ря ощу­ще­ния реаль­но­сти целым наро­дом боль­шой стра­ны Укра­и­ны; пото­ки бежен­цев из Север­ной Афри­ки, направ­ля­е­мые чьей-то незри­мой рукой; пото­ки лжи, лью­щи­е­ся на Рос­сию, ино­гда нево­об­ра­зи­мые до мараз­ма, но кото­рым верят тем не менее, — все это зве­нья одной вой­ны. Вой­ны даже не за умы, а за моз­ги чело­ве­че­ства.

И в этой войне мы оче­вид­но про­иг­ры­ва­ем.

В нашей Кон­сти­ту­ции запи­са­но: “Ста­тья 13

1. В Рос­сий­ской Феде­ра­ции при­зна­ет­ся идео­ло­ги­че­ское мно­го­об­ра­зие.

2. Ника­кая идео­ло­гия не может уста­нав­ли­вать­ся в каче­стве госу­дар­ствен­ной или обя­за­тель­ной”

Что такое отсут­ствие госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии? Это зна­чит, что идео­ло­гия, направ­лен­ная на раз­ру­ше­ние госу­дар­ства, лич­но­сти, граж­дан­ско­го обще­ства столь же закон­на, как и идео­ло­гия, направ­лен­ная на сохра­не­ние все­го выше­пе­ре­чис­лен­но­го.

Какое еще госу­дар­ство дает пра­во сво­им граж­да­нам при­дер­жи­вать­ся идео­ло­гии, раз­ру­ша­ю­щей госу­дар­ство как тако­вое?

Какой нор­маль­ный роди­тель дает сво­е­му ребен­ку в руки заря­жен­ный писто­лет, наде­ясь, что ребе­нок будет обра­щать­ся с писто­ле­том, как взрос­лый?

Мож­но постро­ить дом, не исполь­зуя цемент­ный рас­твор: про­сто сло­жить кир­пи­чи друг на дру­га, поло­жить свер­ху кры­шу и попы­тать­ся жить в этом доме.

Толь­ко каж­дый пони­ма­ет, что жить в нем — опас­но для самой жиз­ни: в один не очень пре­крас­ный день дунет ветер и сне­сет и кры­шу, и сте­ны, не скреп­лен­ные цемен­том, и все кир­пи­чи посып­лют­ся тебе на голо­ву и тебя убьют. Поэто­му никто не стро­ит дома без цемент­ной скреп­ки.

Идео­ло­гия — это и есть та скре­па, кото­рая спа­са­ет госу­дар­ство от рас­тво­ре­ния, а граж­дан госу­дар­ства от гибе­ли.

Нет идео­ло­гии — нет госу­дар­ства! Есть про­сто некое сооб­ще­ство, под­вер­жен­ное любым транс­фор­ма­ци­ям и изме­не­ни­ям, при­вне­сен­ным извне.

Когда мы гово­рим о пат­ри­о­тиз­ме, мы долж­ны пони­мать, что нет пат­ри­о­тиз­ма без идео­ло­гии. Гово­рить о пат­ри­о­тиз­ме в отсут­ствие госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии — все рав­но, что гово­рить об обез­жи­рен­ном жире или об обез­во­жен­ной воде.

Каж­дый, кто вырос в Совет­ском Сою­зе, пом­нит, сколь­ко вни­ма­ния уде­ля­лось вос­пи­та­нию пат­ри­о­тиз­ма. Пусть фор­мы были не все­гда иде­аль­ны, часто навяз­чи­вы, ино­гда гру­бы и топор­ны, но нель­зя не при­знать, что совет­ские люди были людь­ми с чув­ством дол­га перед стра­ной, со стерж­нем внут­ри и с пони­ма­ни­ем, что такое хоро­шо и что такое пло­хо. И глав­ное — это были люди со смыс­лом в гла­зах.

Люди зна­ли, во что верить, к чему стре­мить­ся, куда идти…

Люди гор­ди­лись исто­ри­ей сво­ей стра­ны, ее геро­я­ми, ее целя­ми и пла­на­ми и ее ролью на меж­ду­на­род­ной арене.

Это дела­ло жизнь людей осмыс­лен­ной и понят­ной. Это дава­ло силы и стрем­ле­ние идти впе­ред, раз­ви­вать­ся, стре­мить­ся и дости­гать.

Как толь­ко после кри­ми­наль­ной рево­лю­ции 1991 года новые нуво­ри­ши, при­шед­шие к вла­сти через кровь Вер­хов­но­го Сове­та и напле­вав на резуль­та­ты рефе­рен­ду­ма, пре­да­ли ана­фе­ме всю преж­нюю идео­ло­гию и преж­ние цен­но­сти, в людях про­изо­шел такой внут­рен­ний слом, что мно­гие так и не под­ня­лись после него.

Люди поте­ря­ли ори­ен­ти­ры, поте­ря­ли смыс­лы…

Имен­но так — через созна­тель­но вызван­ное состо­я­ние заме­ша­тель­ства — и про­ис­хо­дит сме­на убеж­де­ний. Это обыч­ная прак­ти­ка: каж­дый, кто зани­ма­ет­ся ней­ро-линг­ви­сти­че­ским про­грам­ми­ро­ва­ни­ем, отлич­но ее зна­ет и поль­зу­ет.

В 1991 году она была исполь­зо­ва­на в мас­шта­бах огром­но­го госу­дар­ства. После это­го искус­ствен­но создан­но­го духов­но­го шока с граж­да­на­ми стра­ны мож­но было делать все, что угод­но. Что, соб­ствен­но, и было сде­ла­но.

И теперь чуж­дые нам празд­ни­ки мы пом­ним и отме­ча­ем с боль­шим рве­ни­ем, чем чтим и пом­ним соб­ствен­ных геро­ев и свою род­ную исто­рию.

И если ниче­го не изме­нит­ся в бли­жай­шее вре­мя, и госу­дар­ство не возь­мет фор­ми­ро­ва­ние нашей род­ной, близ­кой каж­до­му рус­ско­му чело­ве­ку идео­ло­гии и вос­пи­та­ние под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния в духе этой идео­ло­гии под свой кон­троль, то ника­кие С500… 600.. 700 и 800 не спа­сут Рос­сию от пора­же­ния.

“Ибо где сокро­ви­ще ваше, там будет и серд­це ваше” (Матф. 6:21).

Мари­на Кита­е­ва 

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *