Каза­ки в ХХI веке: роль в крым­ских собы­ти­ях

0 0

Как непо­сред­ствен­ный участ­ник крым­ских собы­тий, могу сра­зу и с пол­ной уве­рен­но­стью заявить, что всем нам сле­до­ва­ло бы поучить­ся пат­ри­о­тиз­му у жите­лей полу­ост­ро­ва, в том чис­ле и у крым­ских татар, кста­ти. Это наши тата­ры! И ника­ким дже­ми­ле­вым и касья­но­вым не раз­вер­нуть их в сто­ро­ну сво­их заоке­ан­ских покро­ви­те­лей, отвра­тив от Рос­сии.

Когда в 2006 году каза­ки про­во­ди­ли свой пер­вый фести­валь каза­чьей куль­ту­ры в Кры­му, крым­ские тата­ры, мяг­ко гово­ря, насто­ро­жен­но отнес­лись к их неожи­дан­но­му появ­ле­нию. Это был труд­ный для рес­пуб­ли­ки год. Руко­во­ди­те­ли медж­ли­са твер­ди­ли им: «Вот еще немно­го, еще чуть-чуть, и мы постро­им неза­ви­си­мое крым­ско-татар­ское госу­дар­ство. Загра­ни­ца нам помо­жет!». И в тот момент ведь помо­га­ла. Почти во всех насе­лен­ных пунк­тах полу­ост­ро­ва были постро­е­ны мече­ти, на каж­дой кра­со­ва­лась таб­лич­ка с инфор­ма­ци­ей о том, на чьи сред­ства ее воз­ве­ли. Стро­и­ли турец­кие пред­при­ни­ма­те­ли и они же актив­но про­дви­га­ли в Кры­му свой биз­нес. Прав­да, при этом поче­му-то крым­ских татар на рабо­ту бра­ли неохот­но, пред­по­чи­та­ли при­во­зить сво­их про­ра­бов.

Киев­ская власть, под­дер­жи­ва­е­мая заоке­ан­ски­ми спон­со­ра­ми, в пику Рос­сии разыг­ры­ва­ла крым­ско-татар­скую «кар­ту». Соб­ствен­но укра­ин­цев, осо­бен­но запад­ных наци­о­на­ли­стов, в Кры­му было мало. Мест­ная сре­да дав­но была мно­го­на­ци­о­наль­ной, люди при­вык­ли в ней жить. Но настал момент, и хоро­шо орга­ни­зо­ван­ная, управ­ля­е­мая татар­ская диас­по­ра ста­ла серьез­ным фак­то­ром в борь­бе со всем рус­ским, рос­сий­ским.

У людей были живы вос­по­ми­на­ния из рас­ска­зов роди­те­лей и дедов о бес­че­ло­веч­ной депор­та­ции. Руко­во­ди­те­ли медж­ли­са вини­ли во всех бедах Рос­сию, и моло­дежь вери­ла им. Пла­но­мер­но, с при­вле­че­ни­ем огром­ных финан­со­вых ресур­сов, пред­ста­ви­те­ли медж­ли­са пыта­лись постро­ить нечто напо­ми­на­ю­щее Крым­ское хан­ство, игно­ри­руя все зако­ны — и рос­сий­ские, и укра­ин­ские, и меж­ду­на­род­ные. Оно долж­но было воз­ник­нуть испод­воль, явоч­ным поряд­ком. 

Вот лишь неко­то­рые штри­хи, кото­рые об этом сви­де­тель­ству­ют: и сей­час в Кры­му мож­но уви­деть мно­же­ство мел­ких стро­е­ний, боль­ше похо­жих на сараи. Ни окон, ни две­рей — сте­ны да кры­ша. У каж­до­го из них есть хозя­ин, кусок зем­ли вокруг ого­ро­жен. Это зна­ме­ни­тые так назы­ва­е­мые само­за­хва­ты тех лет. Раз сто­ит дом, даже если он вовсе на дом не похож, хозя­и­на нель­зя выгнать на ули­цу, и неваж­но, что он там не живет. Заму­ча­ешь­ся по судам ходить, дока­зы­вая обрат­ное. А подоб­ных стро­е­ний воз­ве­ли тыся­чи. Это было орга­ни­зо­ван­ным явле­ни­ем, суще­ство­вал опре­де­лен­ный план. И его, несо­мнен­но, раз­ра­ба­ты­вал чело­век воен­ный. Вокруг Сим­фе­ро­по­ля, напри­мер, не было ни одной более-менее важ­ной доро­ги, веду­щей в город, вокруг кото­рой не кра­со­ва­лись бы про­стень­кие стро­е­ньи­ца крым­ских татар. И дру­гой момент: в Сим­фе­ро­по­ле сре­ди води­те­лей авто­бу­сов, трол­лей­бу­сов, марш­рут­ных так­си боль­шин­ство были крым­ские тата­ры. Учи­ты­вая дис­ци­пли­ни­ро­ван­ность, царив­шую в их сре­де, по сло­вам мест­ных чинов­ни­ков, медж­лис при жела­нии мог пара­ли­зо­вать обще­ствен­ное дви­же­ние в тече­ние часа.

А тут каза­ки. Не по пла­ну. Не по их пла­ну. У каза­ков было свое виде­ние ситу­а­ции. Им важ­но было пока­зать жите­лям Кры­ма, в первую оче­редь рус­ским и каза­кам, что они не бро­ше­ны на про­из­вол судь­бы, о них пом­нят. Была и дру­гая кон­крет­ная цель. Каза­ки наме­ре­ва­лись открыть в Фео­до­сии памят­ник Свя­то­му апо­сто­лу Андрею Пер­во­зван­но­му, про­по­ве­до­вав­ше­му пра­во­сла­вие на крым­ской зем­ле. Это­му бла­го­му делу пыта­лись поме­шать сто­рон­ни­ки медж­ли­са, руко­во­ди­те­ли кото­ро­го заяви­ли, что крест, кото­рый дер­жит в руках апо­стол, «оскорб­ля­ет чув­ства мусуль­ман». 

Был момент, когда на гла­зах пра­во­слав­ных людей татар­ская моло­дежь при­ня­лась кру­шить памят­ник. Как сооб­ща­ло инфор­ма­ци­он­ное агент­ство REGNUM, «пикет­чи­ки поот­ры­ва­ли мра­мор­ные пли­ты, пооб­ла­мы­ва­ли все вокруг, отло­ми­ли даже при­ва­рен­ную арма­ту­ру, спи­ли­ли боль­шой дубо­вый крест». В кон­фликт вме­ша­лись каза­ки, кото­рые взя­ли место уста­нов­ки памят­ни­ка под охра­ну, поз­во­лив стро­и­те­лям про­дол­жить рабо­ты. Понят­но, что это была чистой воды про­во­ка­ция, и, к сча­стью, она ни к чему не при­ве­ла. Экс­тре­ми­сты так и не смог­ли спро­во­ци­ро­вать каза­ков на бес­по­ряд­ки. Сле­дуя хри­сти­ан­ским запо­ве­дям, не отве­чая злом на зло, за одну ночь каза­ки изго­то­ви­ли боль­шой дере­вян­ный крест — сим­вол стра­да­ний и вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Утром его освя­ти­ли в Казан­ском собо­ре и с молит­ва­ми про­нес­ли по ули­цам Фео­до­сии. 

Нуж­но было видеть удив­лен­ные и радост­ные лица горо­жан, кото­рые со сле­за­ми на гла­зах встре­ча­ли каза­ков. Они поня­ли, что есть сила, кото­рая гото­ва посто­ять за поря­док, дать отпор экс­тре­ми­стам, при­чем сде­лать это мир­но. После уста­нов­ки сим­во­ла гря­ду­ще­го вос­кре­се­ния в каран­тин­ной бух­те, где в годы граж­дан­ской вой­ны боль­ше­ви­ки про­во­ди­ли мас­со­вые рас­стре­лы, каза­ки вер­ну­лись к вос­ста­нов­лен­но­му за ночь поста­мен­ту памят­ни­ка Андрею Пер­во­зван­но­му. Здесь было заклю­че­но меж­ду­на­род­ное согла­ше­ние пред­ста­ви­те­лей каза­чьих войск Укра­и­ны, Рос­сии, Бело­рус­сии, При­дне­стро­вья, Казах­ста­на и Абха­зии о необ­хо­ди­мо­сти каза­чье­го и сла­вян­ско­го еди­не­ния, о том, что толь­ко пра­во­сла­вие может быть стерж­нем, объ­еди­ня­ю­щим брат­ские сла­вян­ские наро­ды. «Да, мы раз­де­ле­ны гра­ни­ца­ми, но не раз­де­ле­ны духов­но», — гово­ри­ли при­сут­ству­ю­щие. 

Празд­нич­ные меро­при­я­тия закон­чи­лись, но про­изо­шед­шие за это вре­мя собы­тия поз­во­ли­ли мест­ным жите­лям, мест­ным каза­кам, вос­пря­нуть духом… И когда натов­цы попы­та­лись про­ве­сти в Кры­му свои оче­ред­ные уче­ния, они полу­чи­ли жест­кий отпор. На ули­цы и доро­ги вышли все, от мала до вели­ка. Вышли те, кто не счи­та­ет воз­мож­ным сги­бать­ся в три поги­бе­ли перед заоке­ан­ским дядюш­кой, кото­рый обе­ща­ет демо­кра­тию «в каму­фля­же». В том, что мир­ное насе­ле­ние высту­пи­ло про­тив пла­нов НАТО, есть, несо­мнен­но, и заслу­га каза­ков. Мир­ный крест­ный ход по свя­тым местам и фести­валь каза­чьей куль­ту­ры, воз­мож­но, помог­ли лиш­ний раз напом­нить людям об их кор­нях, о сла­вян­ском еди­не­нии. Они не ста­ли мирить­ся с при­сут­стви­ем запад­ных вояк на сво­ей зем­ле. Осо­бен­но отли­чи­лись каза­ки Бах­чи­са­рая. Они умуд­ри­лись угнать у натов­цев бро­не­транс­пор­тер. Прав­да, потом вер­ну­ли по прось­бе вла­стей, когда незва­ные гости сроч­но засо­би­ра­лись домой.

Севе­ро­ат­лан­ти­че­ский аль­янс про­во­дил уче­ния в Кры­му на про­тя­же­нии пяти лет, на зем­ле, про­пи­тан­ной кро­вью рус­ских сол­дат и каза­ков, и все мол­ча­ли. Мол­ча­ли не пото­му, что нра­вит­ся, а пото­му, что не зна­ли, как про­ти­во­сто­ять. При­е­ха­ли каза­ки и сорва­ли пла­ны агрес­сив­ной и, каза­лось бы, такой могу­ще­ствен­ной воен­ной орга­ни­за­ции. При­чем высту­пи­ло про­тив пла­нов НАТО, и это очень важ­но, и мест­ное насе­ле­ние.

Сле­ду­ю­щий крым­ский фести­валь собрал еще боль­ше людей. Толь­ко каза­ков Все­ве­ли­ко­го Вой­ска Дон­ско­го было более тыся­чи. А еще на меро­при­я­тие при­бы­ли пред­ста­ви­те­ли всех каза­чьих войск Рос­сии, мно­го­чис­лен­ных каза­чьих объ­еди­не­ний Укра­и­ны, каза­ки Бела­ру­си, При­дне­стро­вья, Казах­ста­на, Южной Осе­тии. Зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лась гео­гра­фия фору­ма. Гости побы­ва­ли не толь­ко в Фео­до­сии, но и в Сим­фе­ро­по­ле, Сева­сто­по­ле, Бах­чи­са­рае. Были в том чис­ле поезд­ки к пра­во­слав­ным свя­ты­ням полу­ост­ро­ва, про­шло засе­да­ние посто­ян­но­го Меж­ду­на­род­но­го коор­ди­на­ци­он­но­го сове­та каза­ков Бела­ру­си, Рос­сии и Укра­и­ны. Было орга­ни­зо­ва­но мно­же­ство кон­цер­тов и выступ­ле­ний на раз­лич­ных пло­щад­ках. По мно­го­чис­лен­ным обра­ще­ни­ям каза­ков и ата­ма­нов Кры­ма, руко­во­дя­щих работ­ни­ков и про­стых жите­лей, в ито­ге при­ня­ли реше­ние сде­лать форум каза­чьей куль­ту­ры в рес­пуб­ли­ке еже­год­ным.

Имен­но тогда вышло сле­ду­ю­щее поста­нов­ле­ние: «В свя­зи с явной про­во­ка­ци­он­ной поли­ти­кой ислам­ских лиде­ров, кото­рым сего­дня выгод­но разыг­ры­вать наци­о­на­ли­сти­че­скую кар­ту, по прось­бе жите­лей Кры­ма, при­ка­зом Вер­хов­но­го Ата­ма­на Сою­за Каза­чьих Войск Рос­сии и Зару­бе­жья каза­чье­го гене­ра­ла В.П. Водо­лац­ко­го было реше­но создать в Фео­до­сии посто­ян­ную штаб-квар­ти­ру и посто­ян­ные каза­чьи дру­жи­ны. Этот шаг явля­ет­ся леги­тим­но обос­но­ван­ным как со сто­ро­ны зако­но­да­тель­ных орга­нов Авто­ном­ной Рес­пуб­ли­ки Крым, так и со сто­ро­ны Укра­и­ны и Рос­сии, зако­но­да­тель­ство кото­рых так­же пред­по­ла­га­ет созда­ние муни­ци­паль­ных каза­чьих дру­жин и пред­ста­ви­тельств на тер­ри­то­рии реги­о­нов». Понят­но, что дру­жи­ны фор­ми­ро­ва­лись исклю­чи­тель­но из каза­ков, про­жи­ва­ю­щих в Кры­му.

Все­го было про­ве­де­но четы­ре фору­ма. Они, без сомне­ния, серьез­но повли­я­ли на созна­ние жите­лей полу­ост­ро­ва. Осо­бен­но хоте­лось бы отме­тить уча­стие каза­ков в празд­но­ва­нии трех­сот­ле­тия побе­ды в Пол­тав­ской бит­ве. Утром 27 июня 2009 года несколь­ко тысяч каза­ков собра­лись в Пол­та­ве. Горо­жане уви­де­ли колон­ну, в кото­рой сот­ня за сот­ней шли отря­ды Вер­но­го каза­че­ства, Дон­ско­го, Запо­рож­ско­го и Тер­ско­го войск, Крым­ско­го каза­чье­го сою­за, каза­чьих орга­ни­за­ций Кры­ма, Цен­траль­ной и Юго-Восточ­ной Укра­и­ны. Рядом шага­ли каза­ки-забай­каль­цы и каза­ки Абха­зии, Южной Осе­тии и При­дне­стро­вья. Шествие про­хо­ди­ло в рам­ках IV Меж­ду­на­род­но­го фору­ма каза­чьей куль­ту­ры, кото­рый было реше­но про­ве­сти в Пол­та­ве. 

После тор­же­ствен­но­го мар­ша по цен­тру горо­да, в срав­не­нии с кото­рым мазе­пин­ская «хода скор­бо­ты» выгля­де­ла блед­но, редень­ко и мало­чис­лен­но, каза­ки запол­ни­ли поле Пол­тав­ской бит­вы, где при­ня­ли уча­стие в воз­ло­же­нии цве­тов к памят­но­му кре­сту. Сре­ди мно­же­ства каза­чьих мун­ди­ров укра­ин­ские наци­о­на­ли­сты в выши­ван­ках про­сто рас­тво­ри­лись, поте­ря­лись. Надо ска­зать, что при­езд тако­го коли­че­ства каза­ков вызвал опре­де­лен­ное бес­по­кой­ство у СБУ и мест­ной мили­ции, они опа­са­лись столк­но­ве­ний с наци­о­на­ли­ста­ми. Руко­во­ди­те­лей рос­сий­ской деле­га­ции вызва­ли в город­ской мили­цей­ский отдел. После дол­гих раз­го­во­ров в при­сут­ствии мол­ча­ли­вых людей в серых пиджа­ках мест­ный пол­ков­ник спро­сил напря­мую: «А что вы наме­ре­ны делать, если на вас напа­дут наци­о­на­ли­сты?» В тон ему каза­ки отве­ти­ли: «А ниче­го не будем делать. Поста­вим в сере­ди­ну колон­ны и под локот­ки пове­дем с собой»! Шут­ки шут­ка­ми, но почти так и полу­чи­лось. На одной из улиц из кустов появи­лась груп­па «сви­до­мых» в выши­ван­ках, с «жовто-бла­кыт­ны­ми» фла­га­ми на теле­ско­пи­че­ских уди­ли­щах. Уви­дев каза­ков, один из пар­ней с удив­ле­ни­ем ска­зал: «Ты дывысь, як их бага­то»! Не очень дол­го думая, хлоп­цы смо­та­ли свои зна­ме­на и исчез­ли в тех же кустах, отку­да появи­лись. Наци пыта­лись пред­ста­вить Пол­тав­скую бит­ву как бит­ву трех наро­дов: рус­ских, шве­дов и укра­ин­цев. Пре­да­те­ля Мазе­пу они счи­та­ют осно­ва­те­лем укра­ин­ско­го госу­дар­ства. 

«Пра­вый сек­тор» раз­ве­сил по все­му горо­ду рас­тяж­ки и бан­не­ры с его пред­по­ла­га­е­мым порт­ре­том и над­пи­сью «Мазе­па пере­мог, укра­инсь­ка дер­жа­ва е»! Один из каза­ков по это­му пово­ду заме­тил: «Е та она е! Тока вме­сто Мазе­пы на пла­ка­тах надо было порт­рет Ель­ци­на раз­ме­стить. Это он всех “пере­мог”. Бла­го­да­ря нему неза­леж­ная “Е”!». Чело­век, лич­но знав­ший Бори­са Нико­ла­е­ви­ча, под­твер­дил, что «парад суве­ре­ни­те­тов» — плод борь­бы Ель­ци­на с Гор­ба­че­вым за власть. В поли­ти­ке Ель­цин был вели­ко­леп­ным так­ти­ком, но нику­дыш­ным стра­те­гом. Не пред­ви­дел он, не мог себе пред­ста­вить, чем обер­нет­ся под­пи­са­ние Бело­веж­ских согла­ше­ний. Да и каким про­вид­цем надо было быть, что­бы пред­ска­зать, что в игру вой­дут весь­ма серьез­ные дяди. В чьих инте­ре­сах, как ока­за­лось, сде­лать из Укра­и­ны ору­дие борь­бы с Рос­си­ей.

Крым стал залож­ни­ком Бело­веж­ской пущи после того, как Хру­щев «пода­рил» его Укра­ине. Во вре­мя вто­ро­го фести­ва­ля я неод­но­крат­но слы­шал люби­мую пого­вор­ку сева­сто­поль­цев «Крым — это не Укра­и­на. А Сева­сто­поль даже не Крым»! Так оно и есть на самом деле. Гром­ко воз­му­тил­ся при­со­еди­не­ни­ем полу­ост­ро­ва к Укра­ине тогдаш­ний пре­зи­дент авто­но­мии Меш­ков. Но его не захо­те­ли услы­шать ни в Кие­ве, ни в Москве — не до Меш­ко­ва было. Со вре­ме­нем это аук­ну­лось. Кое-как разо­брав­шись с ина­ко­мыс­ли­ем в Кие­ве, дру­гих горо­дах и весях, укра­ин­ские наци­о­на­ли­сты обра­ти­ли свой взор на Крым — огром­ный рус­ский анклав, жите­ли кото­ро­го и не пыта­лись скры­вать, что они видят себя исто­ри­че­ской частью Рос­сии. Акти­ви­зи­ро­вал­ся и крым­ско-татар­ский медж­лис, почти под­поль­ная орга­ни­за­ция, вся­че­ски дела­ю­щая акцент на неза­ви­си­мо­сти. Неза­ви­си­мость от кого? Если от Моск­вы, так они ее полу­чи­ли, а если от Укра­и­ны, так это уже слиш­ком. 

Народ, кото­рый пер­вое вре­мя не видел осо­бой раз­ни­цы в том, в соста­ве како­го госу­дар­ства нахо­дит­ся Крым, раз он живет по сво­им зако­нам, стал про­зре­вать. Ока­за­лось, что зако­ны, уста­нав­ли­ва­е­мые Кие­вом, хоро­ши толь­ко для Кие­ва. Жить в само­дель­ном госу­дар­стве, раз­ди­ра­е­мом про­ти­во­ре­чи­я­ми, где кулач­ная дра­ка счи­та­ет­ся вполне пар­ла­мент­ским спо­со­бом вза­и­мо­от­но­ше­ний, а народ­но­го избран­ни­ка в целях про­фи­лак­ти­ки могут поса­дить в мусор­ный бак, ста­но­вит­ся все труд­нее и непо­нят­нее. При­шел момент, два года назад, когда жите­ли Кры­ма воз­роп­та­ли, они захо­те­ли вер­нуть­ся домой, в Рос­сию. Тогда-то и было при­ня­то реше­ние о рефе­рен­ду­ме. Его пред­ло­жи­ло про­ве­сти пра­ви­тель­ство рес­пуб­ли­ки, народ без­ого­во­роч­но одоб­рил. Опа­са­ясь про­во­ка­ций и воз­мож­ной попыт­ки наци­о­на­ли­стов «решить вопрос» при­выч­ны­ми сило­вы­ми мето­да­ми, каза­ки Крым­ско­го каза­чье­го сою­за попро­си­ли помо­щи у рос­сий­ско­го каза­че­ства. Как мож­но было не отклик­нуть­ся на их при­зыв? Отме­чу, что боль­шин­ство каза­ков, про­жи­ва­ю­щих на полу­ост­ро­ве, име­ет дон­ские кор­ни, хотя есть, конеч­но, пред­ста­ви­те­ли дру­гих каза­чьих войск, в том чис­ле Кубан­ско­го. 

Мы еха­ли к сво­им бра­тьям-каза­кам, кото­рые про­си­ли помо­щи и жда­ли нас, в основ­ном еха­ли само­воль­но-доб­ро­воль­но. Ина­че отре­а­ги­ро­ва­ло вой­ско Кубан­ское. Более тыся­чи его пред­ста­ви­те­лей орга­ни­зо­ван­но при­бы­ли в Крым со сво­и­ми коман­ди­ра­ми. Осо­бен­но сле­ду­ет отме­тить Таман­ский отдел вой­ска. Оно и понят­но. Крым­ский полу­ост­ров и полу­ост­ров Таман­ский раз­де­ля­ет неши­ро­кий Кер­чен­ский про­лив. Он же и объ­еди­ня­ет. Жите­ли Тама­ни и Кры­ма — сосе­ди. За мно­гие годы они успе­ли подру­жить­ся-пород­нить­ся-поку­мить­ся. Мно­гие неод­но­крат­но пере­се­ля­лись с одно­го полу­ост­ро­ва на дру­гой и обрат­но. Как они мог­ли не помочь сво­им род­ствен­ни­кам и дру­зьям в труд­ную мину­ту?

Но пер­вы­ми в Кры­му ока­за­лись все-таки дон­ские каза­ки! 27 фев­ра­ля 2014 года из тех, кто про­жи­ва­ет в Москве, была сфор­ми­ро­ва­на груп­па. В нее вошли 80 чело­век. Пока груп­па доби­ра­лись на авто­транс­пор­те до пор­та «Кав­каз» в Крас­но­дар­ском крае, к ним по пути при­со­еди­ня­лись доб­ро­воль­цы из Воро­неж­ской, Калуж­ской, Туль­ской, Ростов­ской обла­стей. В ночь на 1 мар­та мы при­бы­ли в порт, обе­щан­но­го крым­ски­ми каза­ка­ми кори­до­ра бес­пре­пят­ствен­но­го въез­да не ока­за­лось, при­шлось пре­одо­ле­вать гра­ни­цу на общих осно­ва­ни­ях. Укра­ин­ские погра­нич­ни­ки, кото­рые под­чи­ня­ют­ся киев­ской вла­сти, чини­ли каза­кам вся­че­ские пре­по­ны. Они тогда пере­вер­ну­ли и пере­во­ро­ши­ли все, что толь­ко мог­ли. 

Тем не менее, мы про­со­чи­лись через гра­ни­цу неболь­ши­ми груп­па­ми и 1 мар­та были уже в Кер­чи, в пунк­те при­е­ма лич­но­го соста­ва. Там явно не ожи­да­ли появ­ле­ния тако­го коли­че­ства каза­ков в столь корот­кий срок. Не было еди­но­го коман­до­ва­ния, опре­де­лен­но­го пла­на даль­ней­ших дей­ствий, чет­ко постав­лен­ных задач. Я как поход­ный ата­ман при­нял реше­ние само­сто­я­тель­но выдви­нуть­ся в город Сева­сто­поль, раз­ме­стить там лич­ный состав на отдых, разо­брать­ся на месте в сло­жив­ший­ся ситу­а­ции. 

2 мар­та в шта­бе Чер­но­мор­ско­го фло­та состо­я­лась встре­ча с заме­сти­те­лем коман­ду­ю­ще­го. Он поста­вил бое­вую зада­чу, опре­де­лил сред­ства для ее выпол­не­ния. При шта­бе фло­та была созда­на опе­ра­тив­ная груп­па из каза­ков, назва­ны места дис­ло­ка­ции. Коли­че­ство лич­но­го соста­ва дон­ских каза­ков пла­ни­ро­ва­лось дове­сти до 500 чело­век. Через опе­ра­тив­ную груп­пу мы быст­ро нала­ди­ли вза­и­мо­дей­ствие с частя­ми ВС РФ, со шта­ба­ми народ­ной само­обо­ро­ны Кры­ма, с пред­ста­ви­те­ля­ми адми­ни­стра­ции на местах, дого­во­ри­лись о сов­мест­ной рабо­те с началь­ни­ка­ми муни­ци­паль­ной мили­ции. Была созда­на отдель­ная груп­па быст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния. Про­бле­му недо­ком­плек­та лич­но­го соста­ва реша­ли, при­вле­кая доб­ро­воль­цев из чис­ла крым­ско­го каза­че­ства. Быст­ро орга­ни­зо­ва­ли пат­ру­ли­ро­ва­ние сов­мест­но с мили­ци­ей, уси­ли­ли блок­по­сты, нала­ди­ли транс­порт­ное и меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние лич­но­го соста­ва. 3 мар­та само­сто­я­тель­но при­бы­ли дон­ские каза­ки из Ростов­ской обла­сти. В тот же день при­е­ха­ли пред­ста­ви­те­ли каза­че­ства и из дру­гих реги­о­нов Рос­сии. Про­дол­жи­ли они при­бы­вать и в сле­ду­ю­щие дни, ста­ло лег­че. Мы к тому вре­ме­ни уста­но­ви­ли вза­и­мо­дей­ствие с еди­ным шта­бом народ­ной обо­ро­ны Сева­сто­по­ля. Там, как и в шта­бе фло­та, была сфор­ми­ро­ва­на опе­ра­тив­ная груп­па.

Каза­ков набра­лось доста­точ­но мно­го, необ­хо­ди­мо было коор­ди­ни­ро­вать их дей­ствия, назна­чить общее коман­до­ва­ние. 5 мар­та собрал­ся совет ата­ма­нов. Они реши­ли создать Крым­ский каза­чий полк име­ни гене­ра­ла Бакла­но­ва. Уже на сле­ду­ю­щий день при­сту­пи­ли к ком­плек­то­ва­нию пол­ка, созда­нию шта­ба, полу­че­нию мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ских средств, сбо­ру инфор­ма­ции от всех каза­чьих орга­ни­за­ций Кры­ма. Нача­ла при­хо­дить инфор­ма­ция о пер­вых задер­жа­ни­ях и кон­флик­тах с наци­о­на­ли­ста­ми на блок­по­стах. Одно­вре­мен­но мы пыта­лись, и небез­успеш­но, нала­дить связь с лиде­ра­ми крым­ско-татар­ско­го насе­ле­ния (медж­ли­са). Тата­ры не сра­зу поня­ли при­чи­ну появ­ле­ния каза­ков в Кры­му. Непри­язнь меж­ду нами посто­ян­но и пла­но­мер­но раз­жи­га­лась СМИ, как зару­беж­ны­ми, так, к сожа­ле­нию, и оте­че­ствен­ны­ми. Крым­ские тата­ры были уве­ре­ны, что каза­ки «при­шли за ними». Бла­го­да­ря лич­ным кон­так­там, одна­ко, уда­лось объ­яс­нить­ся и ситу­а­цию нор­ма­ли­зо­вать.

Ожи­да­лось, что крым­ские тата­ры под дав­ле­ни­ем медж­ли­са ока­жут опре­де­лен­ное про­ти­во­дей­ствие рефе­рен­ду­му. Во всех насе­лен­ных пунк­тах, куда при­бы­ва­ли каза­ки, пер­вым делом про­во­ди­лись встре­чи с руко­во­ди­те­ля­ми мест­ных отде­ле­ний медж­ли­са. Вза­и­мо­по­ни­ма­ние было най­де­но быст­ро и во всех слу­ча­ях. Упо­ми­на­ние име­ни Муста­фы Дже­ми­ле­ва вызы­ва­ло в то вре­мя сар­ка­сти­че­скую усмеш­ку. Это сей­час он стал откро­вен­но сме­шон с его даже не про­укра­ин­ской, или про­та­тар­ской, а откро­вен­но про­аме­ри­кан­ской ори­ен­та­ци­ей. Тогда же он счи­тал­ся лиде­ром крым­ских татар. Но тата­ры — праг­ма­ти­ки. Имея в Рос­сии мно­го­чис­лен­ных род­ствен­ни­ков и зна­ко­мых, они мог­ли срав­нить, как им живет­ся там и тут, в Кры­му, где экс­пан­сия укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов уси­ли­ва­лась с каж­дым днем. В резуль­та­те крым­ские тата­ры в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве под­дер­жа­ли рефе­рен­дум. Дру­гое дело — наци­о­на­ли­сты: злые, настыр­ные, агрес­сив­ные. Уж мы наслу­ша­лись! И фаши­сты мы, и каца­пы мос­ков­ские, мос­ка­ли недо­ре­зан­ные, кото­рых дав­но «пора на гиля­ку». Они часто выкри­ки­ва­ли «Сла­ва Укра­ине, геро­ям сла­ва!», «Бан­де­ра при­дет, поря­док наве­дет»! Но эти лозун­ги боль­ше были похо­жи на закли­на­ния. Наци­о­на­ли­сты были в явном мень­шин­стве, мест­ных сре­ди них прак­ти­че­ски не было, в основ­ном — при­ез­жие с запа­да Укра­и­ны и из Кие­ва.

Было мно­го тре­вож­ных эпи­зо­дов. Напри­мер, в какой-то момент мы полу­чи­ли инфор­ма­цию, что в Сим­фе­ро­по­ле рас­по­ла­га­ет­ся укра­ин­ская про­ти­во­чум­ная стан­ция, а на ее хра­не­нии нахо­дят­ся семь тысяч проб пато­ген­ных воз­бу­ди­те­лей. Стан­ция, наме­рен­но или нет, никем не охра­ня­лась. Мы реши­ли этот вопрос, бес­по­ко­ясь о воз­мож­ной дивер­сии. Потом узна­ли, что что Чер­но­ре­чен­ское водо­хра­ни­ли­ще, кото­рое обес­пе­чи­ва­ет питье­вой водой Сева­сто­поль и Сим­фе­ро­поль, никем не охра­ня­ет­ся. Сопо­ста­ви­ли фак­ты. Страш­но ста­ло от пред­по­ло­же­ния, как и кто может вос­поль­зо­вать­ся сво­бод­ным досту­пом к это­му объ­ек­ту в сло­жив­шей­ся обста­нов­ке. Пред­став­ля­е­те: вспыш­ка чумы на полу­ост­ро­ве во вре­мя рефе­рен­ду­ма?! Уста­но­ви­ли охра­ну водо­хра­ни­ли­ща. И такие слу­чаи не еди­нич­ны. Это была каж­до­днев­ная рабо­та каза­ков. 

Перед рефе­рен­ду­мом ситу­а­ция нака­ли­лась до пре­де­ла. По Кры­му пополз­ли пани­че­ские слу­хи о гото­вя­щих­ся напа­де­ни­ях дивер­си­он­ных групп наци­о­на­ли­стов. Каза­чьи объ­еди­не­ния уси­ли­ли блок­по­сты, пат­ру­ли нача­ли выез­жать по сиг­на­лам мест­ных жите­лей уже без сотруд­ни­ков мили­ции. 12 мар­та 2014 года на Нахи­мов­ской пло­ща­ди Сева­сто­по­ля про­изо­шло зна­ме­на­тель­ное собы­тие — тор­же­ствен­ное постро­е­ние каза­ков. Была при­не­се­на клят­ва на вер­ность Крым­ско­му каза­чье­му пол­ку им. Бакла­но­ва. Тыся­чи мест­ных жите­лей скан­ди­ро­ва­ли «Спа­си­бо каза­кам!». На меро­при­я­тии высту­пи­ли пред­ста­ви­те­ли адми­ни­стра­ции и само­обо­ро­ны горо­да. Через четы­ре дня про­шел рефе­рен­дум. Во всех закреп­лен­ных за каза­ка­ми изби­ра­тель­ных участ­ках голо­со­ва­ние про­хо­ди­ло без про­ис­ше­ствий, за исклю­че­ни­ем мел­ких инци­ден­тов. Вече­ром сов­мест­но с сотруд­ни­ка­ми мест­ной мили­ции было полу­че­но ука­за­ние собрать урны с бюл­ле­те­ня­ми и обес­пе­чить без­опас­ность их достав­ки к месту назна­че­ния. На сле­ду­ю­щий день все были на местах, выпол­няя постав­лен­ные зада­чи.

18 мар­та посту­пи­ла коман­да сдать ору­жие и выве­сти лич­ный состав пол­ка в Сева­сто­поль. В пол­день во Вла­ди­мир­ском собо­ре про­шло тор­же­ствен­ное освя­ще­ние крым­ско­го зна­ме­ни каза­чье­го пол­ка им. ата­ма­на Бакла­но­ва, тор­же­ствен­ное постро­е­ние каза­ков, про­ща­ние со зна­ме­нем. Перед каза­ка­ми высту­пил заме­сти­тель коман­ду­ю­ще­го Чер­но­мор­ским фло­том, побла­го­да­рил за служ­бу, вру­чил памят­ные подар­ки. Поз­же все цен­тра­ли­зо­ван­но выдви­ну­лись в порт, что­бы разъ­е­хать­ся по домам.

Крым вер­нул­ся в Рос­сию. Вер­ну­лись на роди­ну люди, не по сво­ей воле ока­зав­ши­е­ся за ее пре­де­ла­ми. Завер­шая свой рас­сказ, хочу вспом­нить сло­ва наше­го пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на: «У Рос­сии нет и не может быть ника­кой дру­гой идеи, кро­ме пат­ри­о­тиз­ма». От себя добав­лю — в реша­ю­щий момент жите­ли Кры­ма и каза­ки в пол­ной мере ощу­ти­ли и про­яви­ли чув­ства пат­ри­о­тиз­ма и еди­не­ния.

{youtube}S7_EtssyCNI{/youtube} 

Нико­лай Дья­ко­нов, еса­ул Все­ве­ли­ко­го Вой­ска Дон­ско­го

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *