Каза­ки в ХХI веке: часть жиз­ни, свя­зан­ная с Кав­ка­зом

0 0

Пись­мен­ные источ­ни­ки утвер­жда­ют, что впер­вые каза­ки появи­лись на Кав­ка­зе в 1582 году. Были это каза­ки гре­бен­ские — так, по край­ней мере, их назы­ва­ли совре­мен­ни­ки. До при­хо­да на Кав­каз были они каза­ка­ми дон­ски­ми, про­жи­ва­ли в меж­ду­ре­чье Север­ско­го Дон­ца и Калит­вы, у воз­вы­шен­но­сти, назы­ва­е­мой Гре­бен­ские горы.

Три сот­ни каза­ков под пред­во­ди­тель­ством неко­е­го ата­ма­на Андрея пере­шли через Маныч, Куму, Терек и посе­ли­лись в уро­чи­ще Гре­бе­ни на реке Акташ. Они и ста­ли основ­ным ядром гре­бен­цов, что весь­ма веро­ят­но, пото­му как каза­ки все­гда отли­ча­лись избы­точ­ной пас­си­о­нар­но­стью, когда дома ста­но­ви­лось тес­но­ва­то, были гото­вы «мир погля­деть, новых зем­лиц поис­кать». Эта так назы­ва­е­мая «дон­ская вер­сия» собы­тий, ведь иссле­до­ва­те­лям уда­лось подо­брать архео­ло­ги­че­ские мате­ри­а­лы , сви­де­тель­ству­ю­щие о про­ник­но­ве­нии в цен­траль­ные и восточ­ные рай­о­ны Север­но­го Кав­ка­за выход­цев с Дона в ран­ний золо­то­ор­дын­ский пери­од.

Есть и дру­гой взгляд на исто­рию. Буд­то бы в 1520 году, после при­со­еди­не­ния Рязан­ско­го кня­же­ства к Вели­ко­му кня­же­ству Мос­ков­ско­му, часть горо­до­вых каза­ков, жив­ших в Черв­ле­ном Яре и слу­жив­ших кня­зю Рязан­ской зем­ли, поте­ря­ли сво­е­го сюзе­ре­на. Они спу­сти­лись на судах по Вол­ге в Хва­лын­ское море (ныне Кас­пий­ское). Затем выса­ди­лись в устье Тере­ка, где раз­де­ли­лись на две общи­ны. Одна из них заня­ла зем­ли у Тере­ка, мест­ные каза­ки ста­ли назы­вать­ся, соот­вет­ствен­но, тер­ски­ми. Вто­рая общи­на раз­ме­сти­лась бли­же к отро­гам Боль­шо­го Кав­ка­за, ее пред­ста­ви­те­лей ста­ли назы­вать гре­бен­ски­ми.

На мой взгляд, обе эти тео­рии име­ют пра­во на суще­ство­ва­ние и нисколь­ко не про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. Воз­мож­но, не толь­ко два отря­да каза­ков посе­ли­лись в горах. Вме­сте с тем допод­лин­но извест­но, что рас­се­лив­ша­я­ся вдоль реки Сун­жи общи­на не теря­ла свя­зи с роди­ной. В 1555 году несколь­ко ата­ма­нов из нее участ­во­ва­ли в посоль­стве от кня­зей Кабар­ды в Моск­ву, где кабар­дин­цы «били челом» царю Ива­ну IV Гроз­но­му о при­ня­тии их в рус­ское под­дан­ство. Суще­ству­ет пре­да­ние, что поми­мо кабар­дин­цев, царь при­нял и гре­бен­ских ата­ма­нов, при­чем при­нял их мило­сти­во и пожа­ло­вал воль­ною рекою «Тере­комъ Горы­но­ви­чемъ».

Но это было поз­же. А пока каза­ки обжи­ва­лись на новом месте, зна­ко­ми­лись с сосе­дя­ми. А те были доволь­но бес­по­кой­ны­ми. Кав­каз плот­но засе­лен мно­же­ством самых раз­лич­ных наро­дов и народ­но­стей. Каж­дый со сво­ей исто­ри­ей, тра­ди­ци­я­ми, обы­ча­я­ми и веро­ва­ни­я­ми. Наро­ды, в свою оче­редь, дро­бят­ся на роды, тей­пы и иные мел­кие обра­зо­ва­ния. А усло­вия жиз­ни такие, что люди раз­де­ле­ны гора­ми и труд­но­про­хо­ди­мы­ми уще­лья­ми. Здесь каж­дый сам за себя. Круп­ные объ­еди­не­ния гор­цев недол­го­веч­ны. Они посто­ян­но вою­ют. Все со все­ми. Убеж­ден, что в осно­ве всех войн и про­ти­во­сто­я­ний, от круп­ных до мел­ких, от миро­вых до ссо­ры сосе­дей по дач­но­му участ­ку, лежат эко­но­ми­че­ские при­чи­ны. Кав­каз не исклю­че­ние. При­род­ные ресур­сы здесь очень огра­ни­че­ны. Зем­ли, при­год­ной для выра­щи­ва­ния хле­ба, мало, тер­ри­то­рий для паст­бищ тоже немно­го, и они труд­но­до­ступ­ны. Про­бле­ма даже най­ти ров­ную поля­ну, на кото­рой мож­но постро­ить дом. Отсю­да и посто­ян­ная враж­да. Это в Цен­траль­ной Рос­сии спор на меже может закон­чить­ся баналь­ной дра­кой. На Кав­ка­зе за метр зем­ли могут убить.

Тем не менее, каза­ки выжи­ва­ли в этих усло­ви­ях. Более того, имен­но они ста­ли неким ста­би­ли­зи­ру­ю­щим фак­то­ром во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях гор­цев. Слу­чи­лось это не сра­зу, но слу­чи­лось. Каза­ки посте­пен­но обза­во­ди­лись хозяй­ством, созда­ва­ли семьи. Бра­ли невест с сосед­них тер­ри­то­рий, объ­еди­ня­ясь с дру­ги­ми рода­ми. Воз­мож­но, это кро­во­сме­ше­ние объ­яс­ня­ет осо­бен­ность тер­ских каза­чек, пора­жа­ю­щая ум и вооб­ра­же­ние совре­мен­ни­ков. Имею в виду зна­ме­ни­тую герой­скую обо­ро­ну ста­ни­цы Наур­ской в 1774 году. Тогда вось­ми­ты­сяч­ное ско­пи­ще татар, кабар­дин­цев и турок под пред­во­ди­тель­ством крым­ских сул­та­нов пыта­лось застать ста­ни­цу врас­плох, зная, что каза­ки еще не вер­ну­лись из похо­да. Там нахо­ди­лись толь­ко ста­ри­ки и жен­щи­ны. Целый день дли­лась нерав­ная борь­ба наур­ских каза­чек и озве­рев­ших татар, кото­рые не ожи­да­ли тако­го сопро­тив­ле­ния. Ата­ку ярост­но отра­жа­ли, в ход шло все: от сер­пов, вил и лопат до све­же­сва­рен­ных щей! Так роди­лась у каза­ков обид­ная пого­вор­ка, отно­ся­ща­я­ся к воин­ству­ю­щим гор­цам: «Ну что, Дос (при­я­тель), похле­ба­ешь щей наур­ских?».

В Чечен­ской Рес­пуб­ли­ке есть тейп Гуной, он име­ет род­ство с тер­ски­ми каза­ка­ми, и при­чем это глу­бо­кое род­ство. Со мно­ги­ми гор­ца­ми каза­ки ста­ли куна­ка­ми. А кунак на Кав­ка­зе — это не про­сто друг, это бли­же, чем кров­ный род­ствен­ник. У каза­ков и гор­цев воз­ник обы­чай ала­ты­че­ства. Это когда маль­чик-горец вос­пи­ты­вал­ся в семье каза­ка, а каза­чо­нок, соот­вет­ствен­но, в семье гор­ца. В меж­пле­мен­ных или меж­ро­до­вых спо­рах каза­ки часто высту­па­ли посред­ни­ка­ми, помо­га­ли кон­флик­ту­ю­щим сто­ро­нам при­ми­рить­ся. Пото­му как ров­но и рав­но отно­си­лись ко всем. Име­ло зна­че­ние и твер­дое сло­во каза­ка. Дело в том, что на Кав­ка­зе ложь вовсе не грех, а эле­мент воен­ной хит­ро­сти. Каза­ки же, люди пра­во­слав­ные, ста­ро­об­ряд­че­ско­го тол­ка, не лга­ли. И гор­цы зна­ли: раз казак ска­зал, то так оно и есть, так оно и будет. Ислам тогда толь­ко еще начи­нал про­ни­кать на Кав­каз, анта­го­низ­ма к хри­сти­ан­ству, так же как и к дру­гим веро­ва­ни­ям, не было, а дове­рие к людям было.

Мно­гие, воз­мож­но, уди­вят­ся моим сло­вам, но древ­ней­шие в совре­мен­ной Рос­сии хри­сти­ан­ские хра­мы нахо­дят­ся вовсе не в Угли­че, Яро­слав­ле или Росто­ве Вели­ком. Они нахо­дят­ся на Кав­ка­зе! Напри­мер, в горах Кара­чае­во-Чер­ке­сии. Еще совсем недав­но, по исто­ри­че­ским мер­кам, чер­ке­сы, как и дру­гие наро­ды Кав­ка­за, были хри­сти­а­на­ми. Алан­ская епар­хия зани­ма­ла тер­ри­то­рию почти все­го Кав­ка­за и Закав­ка­зья. Но посте­пен­но в реги­он начал при­хо­дить ислам, он стал про­ни­кать и в пле­ме­на каза­чьих сосе­дей. Эта рели­гия не мог­ла не нало­жить отпе­ча­ток на вза­и­мо­от­но­ше­ния каза­ков и гор­цев, они ста­ли более напря­жен­ны­ми. А тут еще и поли­ти­ка вме­ша­лась. Когда гово­рят, что каза­ки на Кав­ка­зе посто­ян­но вое­ва­ли с гор­ца­ми, то упус­ка­ют из виду, что вое­ва­ли не каза­ки с гор­ца­ми, а три, как ска­за­ли бы сего­дня, «гео­по­ли­ти­че­ских игро­ка», три импе­рии. С одной сто­ро­ны ста­рая, дрях­ле­ю­щая на гла­зах, но еще силь­ная Пер­сия, с дру­гой — могу­чая Осман­ская импе­рия, нахо­див­ша­я­ся в пол­ном рас­цве­те сил, и с тре­тьей — юная, толь­ко заяв­ля­ю­щая свои пра­ва Рос­сий­ская импе­рия, кото­рая и импе­ри­ей-то еще не ста­ла.

Я думаю, что пер­вым рос­сий­ским импе­ра­то­ром был не Петр Пер­вый, как при­ня­то счи­тать, а Иван Гроз­ный. Имен­но при нем мос­ков­ское цар­ство вырос­ло из наци­о­наль­но­го госу­дар­ства рус­ских в импе­рию. Он объ­еди­нил мно­же­ство царств, ханств, коро­левств и кня­жеств. Толь­ко из скром­но­сти, пожа­луй, царь не име­но­вал себя импе­ра­то­ром, а может, счи­тал, что цар­ский титул выше вся­ких там замор­ских «ампи­ра­то­ров». Как бы то ни было, Рос­сия издав­на про­яв­ля­ла инте­рес к сла­вян­ско­му пра­во­слав­но­му анкла­ву, зате­рян­но­му в горах Кав­ка­за. Госу­дар­ство в пери­од прав­ле­ния Ива­на IV, царя Федо­ра, Алек­сея Михай­ло­ви­ча и после­ду­ю­щих рус­ских само­держ­цев снаб­жа­ло воль­ных каза­ков ору­жи­ем и бое­при­па­са­ми с целью уси­ле­ния сво­е­го вли­я­ния в реги­оне. Про­во­дя поли­ти­ку защи­ты южных гра­ниц, рас­ши­ряя экс­пан­сию в этом направ­ле­нии, Русь под­дер­жи­ва­ла гре­бен­ских каза­ков в мест­ных кон­флик­тах с гор­ца­ми, исполь­зо­ва­ла гре­бен­цов в сво­их целях при кон­фрон­та­ции с основ­ны­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми про­тив­ни­ка­ми на Кав­ка­зе — Ира­ном и Тур­ци­ей.

Осо­бен­но каза­ки пона­до­би­лись во вре­ме­на пер­сид­ских и турец­ких похо­дов моло­до­го импе­ра­то­ра Пет­ра Пер­во­го. Имен­но с это­го вре­ме­ни начи­на­ет­ся посто­ян­ная дей­стви­тель­ная служ­ба гре­бен­ских каза­ков рус­ско­му госу­дар­ству. В 1712 г. Петр Вели­кий, желая про­ве­сти с юго-восто­ка обо­ро­ни­тель­ную линию от Тур­ции и Кры­ма, пере­се­лил гре­бен­цов на левый берег Тере­ка, где сто­я­ла кре­пость Тар­ка. Мож­но ска­зать, что тогда и роди­лось Тер­ское каза­чье вой­ско — тре­тье по стар­шин­ству сре­ди каза­чьих войск Рос­сий­ской импе­рии. Стар­шин­ство счи­та­ет­ся с 1577 года, когда тер­ские каза­ки впер­вые дей­ство­ва­ли под цар­ски­ми зна­ме­на­ми.

В Тер­ское вой­ско вхо­дят гре­бен­цы, низо­вые тер­цы, агра­хан­цы, тер­цы-семей­цы, киз­ляр­цы, вол­г­цы, моз­док­цы, вла­ди­кав­каз­цы и сун­жен­цы. В раз­ные пери­о­ды вре­ме­ни и по раз­ным при­чи­нам появи­лись эти груп­пы каза­ков на Кав­ка­зе. Сего­дня это еди­ная каза­чья семья, име­ю­щая серьез­ное вли­я­ние в реги­оне. Были попыт­ки при­пи­сать к каза­кам мест­ное насе­ле­ние, они каса­лись кре­ще­ных кал­мы­ков, пра­во­слав­ных осе­тин и чер­ке­сов, бежав­ших от осман­ско­го и пер­сид­ско­го гне­та гру­зин и армян. За ред­ким исклю­че­ни­ем попыт­ки эти были без­успеш­ны­ми. Не полу­ча­лось каза­ков из кочев­ни­ков и кре­стьян, прав­да, это не кос­ну­лось осе­тин. Алан­ский отдел и сего­дня одно из наи­бо­лее бое­вых под­раз­де­ле­ний Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска. Напри­мер, каза­ки-осе­ти­ны очень достой­но, мож­но ска­зать, геро­и­че­ски про­яви­ли себя во вре­мя веро­лом­но­го напа­де­ния Гру­зии на Южную Осе­тию. Имен­но Алан­ский отдел вой­ска пер­вый встал на защи­ту мир­но­го насе­ле­ния рес­пуб­ли­ки в 2008 году. Более 700 тер­цев участ­во­ва­ли в сдер­жи­ва­нии гру­зин­ской агрес­сии.

Рядом с Тер­ским вой­ском рас­по­ла­га­ет­ся вой­ско Кубан­ское. Нача­лось оно, как водит­ся, с дон­ских каза­ков. Стар­шин­ство свое ведет от 1696 года, когда хопер­ские каза­ки вой­ска Дон­ско­го отли­чи­лись в раз­гро­ме турец­ко­го фло­та. Из них был сфор­ми­ро­ван Пер­вый Хопер­ский полк Кубан­ско­го каза­чье­го вой­ска. Вме­сте с ними к вой­ску были при­чис­ле­ны и дру­гие линей­цы.

Одна­ко основ­ную мас­су кубан­цев состав­ля­ют потом­ки чер­но­мор­ских каза­ков, быв­ших запо­рож­цев, кото­рым Ека­те­ри­на Вели­кая пожа­ло­ва­ла зем­ли на Тама­ни и Куба­ни «в веч­ное и потом­ствен­ное вла­де­ние». К 1793 году чер­но­мор­цы в соста­ве соро­ка куре­ней, а это око­ло два­дца­ти пяти тысяч чело­век, пере­се­ли­лись на кубан­ские зем­ли. Глав­ной зада­чей ново­го вой­ска ста­ло созда­ние обо­ро­ни­тель­ной линии вдоль всей обла­сти и раз­ви­тие хозяй­ства. Быв­шие чер­но­мор­ские каза­ки, став­шие каза­ка­ми кубан­ски­ми, состав­ля­ли и состав­ля­ют боль­шую часть каза­че­ства в Ейском, Ека­те­ри­но­дар­ском и Темрюк­ском отде­лах Кубан­ско­го вой­ска.

Кубан­ские каза­ки извест­ны все­му миру , это отдель­ная каста каза­че­ства, пред­став­ля­ю­щая собой осо­бое куль­тур­ное и исто­ри­че­ское обще­ство. Имен­но кубан­цы и тер­цы были лич­ной охра­ной рос­сий­ских импе­ра­то­ров, слу­жа им верой и прав­дой. Было такое кубан­ское раз­вед­под­раз­де­ле­ние, в кото­рое вхо­ди­ли так назы­ва­е­мые пла­сту­ны — они дви­га­лись бес­шум­но, как кош­ки, и мог­ли про­во­дить крайне успеш­ные вылаз­ки в стан вра­га. И, конеч­но, все мы пом­ним Кубан­ский каза­чий хор, несу­щий в мас­сы народ­ную куль­ту­ру каза­ков всех войск.

В сред­ние века близ­кое сосед­ство с кав­каз­ски­ми гор­ца­ми, сме­шан­ные бра­ки спо­соб­ство­ва­ли вза­и­мо­про­ник­но­ве­нию куль­тур. Мно­гие каза­ки часто сво­бод­но вла­де­ли несколь­ки­ми язы­ка­ми. Лев Тол­стой, неко­то­рое вре­мя жив­ший сре­ди каза­ков, писал: «Моло­дец-казак щего­ля­ет зна­ни­ем татар­ско­го язы­ка и, раз­гу­ляв­шись, даже с сво­им бра­том гово­рит по-татар­ски» (рус­ские в те вре­ме­на почти все язы­ки Кав­ка­за объ­еди­ня­ли сло­вом «татар­ский»). В то же вре­мя уда­ва­лось не терять само­быт­ность, свой язык. Тот же Лев Нико­ла­е­вич гово­рил, что каза­ки, живя дол­гое вре­мя на Кав­ка­зе, несмот­ря на уда­лен­ность от Рос­сии, «удер­жа­ли и там во всей преж­ней чисто­те рус­ский язык и ста­рую веру».

Одна­ко он еще вот что писал: «Вли­я­ние Рос­сии выра­жа­ет­ся толь­ко с невы­год­ной сто­ро­ны: стес­не­ни­ем в выбо­рах, сня­ти­ем коло­ко­лов и вой­ска­ми, кото­рые сто­ят и про­хо­дят там. Казак, по вле­че­нию, менее нена­ви­дит джи­ги­та-гор­ца, кото­рый убил его бра­та, чем сол­да­та, кото­рый сто­ит у него, что­бы защи­щать его ста­ни­цу, но кото­рый заку­рил таба­ком его хату. Он ува­жа­ет вра­га-гор­ца, но пре­зи­ра­ет чужо­го для него и угне­та­те­ля сол­да­та. Соб­ствен­но, рус­ский мужик для каза­ка есть какое-то чуж­дое, дикое и пре­зрен­ное суще­ство, кото­ро­го образ­чик он видал в захо­дя­щих тор­га­шах и пере­се­лен­цах-мало­рос­си­я­нах, кото­рых каза­ки пре­зри­тель­но назы­ва­ют шапо­ва­ла­ми». Это чет­кое отде­ле­ние себя от так назы­ва­е­мых «вели­ко­рос­си­ян», жите­лей цен­траль­ных обла­стей Рос­сии, каза­ки сохра­ни­ли и по сей день. Да, мы рус­ские по при­ро­де сво­ей, но каза­ки — люди сво­бод­ные, и этим все ска­за­но.

Как я уже гово­рил, каза­ки все­гда вно­си­ли свой вклад в ста­биль­ность на Кав­ка­зе. Во вре­мя «пара­да суве­ре­ни­те­тов», когда воин­ству­ю­щие, наци­о­на­ли­сти­че­ски настро­ен­ные маро­де­ры раз­ных мастей пыта­лись отобрать у рус­ских на Кав­ка­зе не толь­ко иму­ще­ство, но и жизнь, толь­ко каза­ки суме­ли орга­ни­зо­вать им достой­ное сопро­тив­ле­ние. В 1996 году уда­лось напра­вить в Чеч­ню для уча­стия в кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции 694‑й отдель­ный каза­чий мото­стрел­ко­вый бата­льон им. Ермо­ло­ва. Он был сфор­ми­ро­ван по боль­шей части из тер­ских каза­ков. Бата­льон насчи­ты­вал 800 доб­ро­воль­цев, они с честью выпол­ни­ли все постав­лен­ные перед ними бое­вые зада­чи. Кро­ме того, тер­цы участ­во­ва­ли в собы­ти­ях в При­дне­стро­вье, Абха­зии, Север­ной и Южной Осе­тии, в Кры­му. И, конеч­но, они не оста­лись без­участ­ны к про­ис­хо­дя­ще­му на юго-восто­ке Укра­и­ны в 2014 году. Тер­ская вол­чья сот­ня про­ти­во­сто­я­ла наци­о­на­ли­сти­че­ски-фашист­ским бата­льо­нам укро­ка­ра­те­лей, кото­рые, как извест­но, дей­ство­ва­ли крайне жесто­ко по отно­ше­нию к мир­но­му насе­ле­нию Дон­бас­са.

Кубан­ские каза­ки, под­дер­жи­ва­е­мые пра­ви­тель­ством края, тоже спо­соб­ны пога­сить мно­гие кон­флик­ты, воз­ни­ка­ю­щие на меж­на­ци­о­наль­ной и меж­кон­фес­си­о­наль­ной поч­ве. Они были в Кры­му, когда нуж­но было бло­ки­ро­вать попыт­ки укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов поме­шать про­ве­де­нию рефе­рен­ду­ма, сво­бод­но­му воле­изъ­яв­ле­нию наро­да. В том, что Крым вос­со­еди­нил­ся с Рос­си­ей, есть, несо­мнен­но, и заслу­га кубан­ских каза­ков.

Каза­ков все­гда ува­жа­ли, ува­жа­ют и будут ува­жать на Кав­ка­зе. Каза­ки при­шли сюда не вче­ра и не поза­вче­ра, они живут здесь века­ми! И они такие же кав­каз­цы, как и про­чие наро­ды, насе­ля­ю­щие реги­он. А еще они все­гда высту­па­ют за мир и доб­ро­со­сед­ство. В силу того, что впи­та­ли в себя мно­же­ство кро­вей сосед­них наро­дов, каза­ки по опре­де­ле­нию не могут быть наци­о­на­ли­ста­ми. При этом каза­чье­му сооб­ще­ству уда­ет­ся века­ми сохра­нять свои тра­ди­ции, обы­чаи и любовь к оте­че­ству.

Васи­лий Ящи­ков, подъ­е­са­ул Тер­ско­го каза­чье­го вой­ска

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *