Как каза­ки на Ста­ли­на лам­па­сы наде­ли

0 0

В сере­дине 30‑х годов в свя­зи с боль­шой попу­ляр­но­стью рома­нов Миха­и­ла Шоло­хо­ва “Тихий Дон” и “Под­ня­тая цели­на” зача­сти­ли каза­ки из Вешен­ско­го рай­о­на в Моск­ву. И не про­сто для про­гу­лок, а в соста­ве ансам­бля пес­ни и пляс­ки высту­пать перед совет­ским пра­ви­тель­ством и тру­дя­щи­ми­ся сто­ли­цы. Ини­ци­а­то­ром тако­го небы­ва­ло­го по тем вре­ме­нам собы­тия был наш зем­ляк, сам Миха­ил Алек­сан­дро­вич Шоло­хов. Тут надо напом­нить в свя­зи с этим одну непро­стую ситу­а­цию.

В 1919 году по ука­за­нию “демо­на рево­лю­ции” Льва Троц­ко­го на Дон были посла­ны кара­тель­ные отря­ды. Они огнем и свин­цом про­шлись по вос­став­шим ста­ни­цам и хуто­рам. Запре­ще­но было само сло­во “казак”, нель­зя было наде­вать каза­чью фор­му, не раз­ре­ша­лось испол­нять ста­рин­ные пес­ни тихо­го Дона. Были пре­да­ны забве­нию заслу­ги каза­ков в сра­же­ни­ях с вра­га­ми Рос­сии. Стро­го огра­ни­чи­ва­ли их при­зыв на служ­бу в Крас­ную Армию как “нена­деж­ных эле­мен­тов”, вче­раш­них “вер­ных псов цар­ско­го само­дер­жа­вия”. Но “рас­ка­за­чен­ные” каза­ки высто­я­ли, сохра­ни­ли свой воин­ский дух, не забы­ли ста­рин­ных песен, не поте­ря­ли и жиз­не­лю­бия. 

В 1936 году в одну из поез­док в сто­ли­цу был «при­хва­чен» в каза­чий ансамбль неуго­мон­ный бала­гур, шут­ник и ост­ро­слов Тимо­фей Ива­но­вич Воро­бьев, счи­тав­ший­ся про­то­ти­пом деда Щука­ря из “Под­ня­той цели­ны”. Тимо­фею Ива­но­ви­чу пред­сто­я­ло в ту поезд­ку пре­под­не­сти Ста­ли­ну дон­ской румя­ный калач. Это был, как потом ока­за­лось, дале­ко иду­щий замы­сел Миха­и­ла Шоло­хо­ва, кото­рый, как все­гда, сопро­вож­дал каза­ков в Моск­ву. О том, что про­изо­шло в Крем­ле в тот зим­ний вечер, мне в свое вре­мя рас­ска­зал чудес­ный песен­ник ансам­бля Спи­ри­дон Ива­но­вич Шма­тов.

Тимо­фей Воро­бьев, с посе­дев­шей боро­дой, в каза­чьей фураж­ке, вел себя уве­рен­но. Не оро­бел и при виде само­го “вождя наро­дов”. Он сме­ло напра­вил­ся к Ста­ли­ну и, как поло­же­но по тра­ди­ции, на выши­том руш­ни­ке пре­под­нес пыш­ный дон­ской калач.

— Милуш­ка ты наш, доро­гой това­рищ Ста­лин, — звон­ким речи­та­ти­вом пел Тимо­фей Ива­но­вич. — Вот тебе пода­рок наш. Вру­ча­ем его тебе как само­му наше­му почет­но­му, истин­но­му, бес под­ме­су, каза­ку!

Ста­лин ску­по улыб­нул­ся в усы, не испро­бо­вав вку­са кала­ча, пере­дал его в дру­гие руки и похло­пал по пле­чу Тимо­фея Ива­но­ви­ча. Тому полег­ча­ло.

Но тут ситу­а­цию взо­рвал Шоло­хов. Он пре­ло­жил сей­час же и тут же при­нять Ста­ли­на в каза­ки.

Рис­ко­ван­ное дело зате­вал Миха­ил Алек­сан­дро­вич, ох, рис­ко­ван­ное. Ведь знал же отно­ше­ние “пла­мен­ных рево­лю­ци­о­не­ров” к каза­кам. А может, знал луч­ше дру­гих Ста­ли­на?

Даль­ней­ший ход собы­тий не пред­ве­щал ниче­го хоро­ше­го. При­сут­ству­ю­щий на при­е­ме Клим Воро­ши­лов стре­ми­тель­но вско­чил и угод­ли­во заго­ло­сил: “Нет, нет!” Ежов, в свою оче­редь, недоб­ро посмот­рел на Шоло­хо­ва, пре­зри­тель­но — на Воро­бье­ва и зама­хал рука­ми, слов­но отби­вал­ся от злых насе­ко­мых.

Но поис­ти­не Ста­лин был непред­ска­зу­ем в сво­их поступ­ках. Он согла­сил­ся. Одна­ко с усло­ви­ем, что при­ем будет про­ве­ден на схо­дах откры­тым голо­со­ва­ни­ем.

Пер­вы­ми при­ни­ма­ли Ста­ли­на в каза­ки кол­хоз­ни­ки хуто­ра Андро­пов­ско­го. По вос­по­ми­на­ни­ям Тихо­на Анто­но­ви­ча Зелень­ко­ва, рабо­тав­ше­го тогда инструк­то­ром Вешен­ско­го рай­ко­ма пар­тии, отсут­ствие само­го Ста­ли­на на собра­нии объ­яс­ня­ли его огром­ной заня­то­стью. Вышла и еще одна замин­ка: ведь Ста­лин был родом из Гру­зии. Но тут под­нял­ся один из ста­рей­ших каза­ков и напом­нил о том, что в ста­рое вре­мя в ряды каза­ков при­ни­ма­лись все -“и кал­мык, и турок или дру­гой какой ази­ат”. Глав­ное — всту­па­ю­щий дол­жен быть отваж­ным в бою, отзыв­чи­вым на беду, чест­ным, спра­вед­ли­вым, с откры­той душой чело­ве­ком. По сло­вам и заве­ре­ни­ям при­е­хав­ше­го из рай­цен­тра про­па­ган­ди­ста, това­рищ Ста­лин все­ми эти­ми каче­ства­ми обла­дал.

Никто в этом не риск­нул усо­мнить­ся…

Ста­лин еди­но­глас­но был при­нят в каза­ки. Про­го­ло­со­ва­ли еди­но­душ­но за него и в дру­гих местах рай­о­на. Все про­то­ко­лы собра­ний были отправ­ле­ны в Кремль.

Ста­ли­ну нра­ви­лось ходить в полу­во­ен­ной фор­ме. С тех пор он стал появ­лять­ся и в шта­нах с ярки­ми крас­ны­ми лам­па­са­ми. Это слу­ча­лось до того, как он стал мар­ша­лом и гене­ра­лис­си­му­сом.

Дон­цы в то вре­мя шути­ли: “Наде­ли каза­ки на Ста­ли­на лам­па­сы”. Те самые крас­ные поло­сы на фор­мен­ных шта­нах, сим­во­лы дон­цов, кото­рые во вре­мя рас­ка­за­чи­ва­ния были запре­ще­ны и уни­что­же­ны.

И все же, что сто­я­ло за поступ­ком Ста­ли­на?

Когда гря­ну­ла Вели­кая Оте­че­ствен­ная, на Дону уже к июлю были сфор­ми­ро­ва­ны две доб­ро­воль­че­ские каза­чьи диви­зии. Их жда­ла гром­кая рат­ная сла­ва… 

Источ­ник

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *