Дмит­рий Стешин:“Молитва”

0 0

Кра­со­та пра­во­слав­ной молит­вы откры­лась мне вне­зап­но, но так ярко, и при таких необыч­ных обсто­я­тель­ствах, что я могу назвать и день и час. Но точ­ное место опре­де­лить невоз­мож­но – при­мер­но 100 кило­мет­ров от Тоб­ру­ка, на доро­ге, по кото­рой объ­ез­жа­ют при­бреж­ные посел­ки ливий­ской Кире­на­и­ки. Посел­ки эти нахо­дят­ся под вла­стью «ливий­ско­го джа­ма­а­та Аль-Каи­ды», поэто­му там силь­но не жалу­ют так назы­ва­е­мых «повстан­цев из Бен­га­зи». Людей, кото­рые шум­но раду­ют­ся, когда их стра­ну бом­бят чужие армии из дале­ких земель. Поэто­му, тобрук­ские так­си­сты, пере­во­зя­щие запад­ных жур­на­ли­стов с еги­пет­ской гра­ни­цы в Бен­га­зи, пред­по­чи­та­ют делать боль­шой крюк по пустыне, дале­ко объ­ез­жая креп­кое в вере и бес­ком­про­мисс­ное во взгля­дах побе­ре­жье. Объ­езд этот зани­ма­ет око­ло 300 кило­мет­ров, по иде­аль­ной асфаль­то­вой доро­ге про­ло­жен­ной через пусты­ню, как по линей­ке. 

Всю доро­гу, начи­ная, пожа­луй, с аэро­экс­прес­са в «Шере­ме­тье­во», меня муча­ли какие-то тягост­ные пред­чув­ствия. Я раз за разом доста­вал духов­ное утше­ние, кото­рым меня снаб­ди­ли в Свя­то-Бого­лю­бо­вом мона­сты­ре – кар­ман­ный молит­во­слов вытер­ся по кра­ям, при­об­рел вид книж­ки, к кото­рой обра­ща­ют­ся посто­ян­но. Меж­ду стра­нич­ка­ми лежа­ла икон­ка, на обо­ро­те кото­рой, сла­вян­ским полу­уста­вом был напе­ча­тан 90‑й пса­лом. Я про­чел его, бук­валь­но сот­ни раз, про­ез­жая в день тыся­чи кило­мет­ров по этим без­ра­дост­ным пес­кам Север­ной Афри­ки.

Пса­лом читал­ся стран­но. Я не пони­мал тек­ста, сло­ва не скла­ды­ва­лись в пред­ло­же­ния, а пред­ло­же­ния в текст. При этом, серд­це, опе­ре­жая разум, под­ска­зы­ва­ло мне, что рано или позд­но, я все-таки познаю его суть. Я пытал­ся заучить пса­лом наизусть, но моя почти фото­гра­фи­че­ская память на цита­ты, отка­зы­ва­лась запом­нить неболь­шой текст. Взгляд спо­ты­кал­ся на сдво­ен­ных глас­ных с шипя­щи­ми меж­ду ними. Вме­сто откры­тия души для молит­вы, дума­лось черт зна­ет о чем. Напри­мер: когда боль­ше­ви­ки отме­ни­ли арха­ич­ное окон­ча­ние аго и яго для при­ча­стий в вини­тель­ном и роди­тель­ном паде­жах? В 1918 или в 1919 году? А зачем? Что гре­мит в нашей машине спра­ва, сза­ди, где мы здесь будем ремон­ти­ро­вать­ся, если что слу­чит­ся, и дол­го ли ехать на вер­блю­дах до Бен­га­зи? Вер­блю­ды, дей­стви­тель­но, встре­ча­лись через каж­дый деся­ток кило­мет­ров, но их хозя­ев или погон­щи­ков мы не виде­ли нико­гда.

Воз­мож­но, их и не было, и вер­блю­ды жили здесь сами по себе, сво­бод­ные, никем не пора­бо­щен­ные, как после сотво­ре­ния мира. Небо над пусты­ней, спра­ва, как-то быст­ро ста­ло чер­ниль­но-чер­ным – мы нес­лись парал­лель­но пес­ча­ной буре и через пол­сот­ни кило­мет­ров, долж­ны были пере­сечь ее курс в точ­ке, где пустын­ная доро­га рез­ко сво­ра­чи­ва­ет к побе­ре­жью. Язы­ки этой бури запол­за­ли на асфальт, кру­ти­ли малень­кие смер­чи, хле­ста­ли по машине пес­ча­ной кру­пой. Води­тель наш крях­тел обес­по­ко­ен­но и кру­тил голо­вой. Ему не хоте­лось пере­жи­дать такой ката­клизм в пустыне, но, похо­же, что иных вари­ан­тов уже не было. Толь­ко мно­го­ча­со­вое сиде­ние в рас­ка­чи­ва­ю­щей­ся от беше­но­го вет­ра машине… В духо­те, с пес­ком на зубах и без воды…Я вчи­тал­ся в стро­ки псал­ма и бук­валь­но вздрог­нул — « и тма одес­ную, к тебе же не при­бли­жет­ся». Тьма и не при­бли­жа­лась, а про­сто тяну­ла к нам свои щупаль­цы. 

Текст вдруг пере­стал быть абстракт­ным, не име­ю­щим отно­ше­ния к реаль­но­сти, а пото­му – непо­сти­жи­мым. И я, совер­шен­но спо­кой­но смот­рел, как наш води­тель, при­шпо­ри­вая без­жа­лост­но и пого­няя маши­ну, «под­ре­за­ет» гро­зо­вой фронт тяну­щий­ся, пожа­луй, от самой еги­пет­ской Алек­сан­дрии. Но, мы успе­ва­ем про­ско­чить, я уже видел это, и думал, что по-дру­го­му и быть не долж­но. Уве­рен­ность была какая-то камен­ная, неподъ­ем­ная и непо­ко­ле­би­мая.

Через два дня нас взя­ли в плен ливий­ские повстан­цы. Мы с кол­ле­гой и дру­гом дол­го иска­ли ком­па­ньо­нов для нашей аван­тю­ры. Про­ана­ли­зи­ро­вав поток инфор­ма­ции из повстан­че­ской сто­ли­цы, мы заме­ти­ли такую любо­пыт­ную деталь: никто и нико­гда ниче­го не писал о том, что про­ис­хо­дит в глу­бине Кири­на­и­ки, в пес­ках Ливии, там, где нахо­дят­ся неф­те­нос­ные поля. По ску­пой офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции, власть там была в руках повстан­цев. Вери­лось это с боль­шим тру­дом, осо­бен­но после того, как мы бук­валь­но напо­ро­лись на раз­вед­ку Кад­да­фи в 180 кило­мет­рах от Бен­га­зи. Офи­ци­аль­но, повстан­цы кон­тро­ли­ро­ва­ли боль­шин­ство неф­тя­ных место­рож­де­ний Ливии, под эту непро­ве­рен­ную инфор­ма­цию Бен­га­зи набрал кучу кре­ди­тов и без­жа­лост­но экс­плу­а­ти­ро­вал всю воен­ную мощь «миро­во­го демо­кра­ти­че­ско­го сооб­ще­ства». Конеч­но, никто нам не дал поло­мать такую мно­го­мил­ли­он­ную игру и за горо­дом Адж­даби, как толь­ко мы откло­ни­лись от при­выч­ных жур­на­лист­ских марш­ру­тов, нас сра­зу же задер­жа­ли – двух кор­ре­спон­ден­тов КП и съе­моч­ную груп­пу НТВ – пять чело­век. Несколь­ко часов, под кон­во­ем, нас вози­ли из шта­ба в штаб и допра­ши­ва­ли. Насто­я­щее бес­по­кой­ство, зыб­кое ощу­ще­ние надви­га­ю­щей­ся беды воз­ник­ло к тре­тье­му часу задер­жа­ния, когда нами занял­ся кура­тор. Моло­дой араб с «оск­форд­ским» англий­ским, в кевла­ро­вом бро­не­жи­ле­те и в бал­ли­сти­че­ских, про­ти­во­оско­лоч­ных очках. Кура­тор и погнал наши маши­ны под вну­ши­тель­ным кон­во­ем яко­бы в Бен­га­зи. Так она нам ска­зал. Но ком­пас в моих часах и солн­це, пока­зы­ва­ли, что везут нас все даль­ше и даль­ше на юг. Я поко­пал­ся в сво­ем рюк­за­ке, достал молит­во­слов. Икон­ка с 90‑м пса­лом, как скольз­кая рыб­ка выско­чи­ла в мою ладонь из пере­пле­та кни­жеч­ки. Я начал читать, негром­ко, но так, что­бы слы­шал мой това­рищ, сидя­щий на перед­нем сиде­нье…

Охран­ник, измож­ден­ный негр с канад­ской авто­ма­ти­че­ской вин­тов­кой, посмот­рел на меня с ува­же­ни­ем. Я заме­тил, что он вни­ма­тель­но слу­ша­ет мой голос. Хотя, конеч­но, ниче­го не пони­ма­ет. Я сам стал пони­мать все­го несколь­ко дней назад… В машине ста­ло как-то тихо, и радио заткну­лось само по себе. Или его выклю­чил води­тель… Сот­ни раз заме­чал, что пред­ста­ви­те­ли самых-самых диких и озлоб­лен­ных арха­ич­ных наро­дов по-дру­го­му вос­при­ни­ма­ют веру­ю­щих людей. Кого они не любят и не ува­жа­ют – неве­ру­ю­щих, пото­му что толь­ко нали­чие Веры отли­ча­ет нас от живот­ных. 

«На руках возь­мут тя, да неко­гда пре­ткне­ши о камень ногу твою»… Перед­ний джип, пыля нещад­но, ушел на обо­чи­ну. Вся наша ком­па­ния без­оруж­ных и воору­жен­ных полез­ла на апрель­ское афри­кан­ское сол­ныш­ко. Кура­тор из Окс­фор­да с кем-то пере­го­ва­ри­вал­ся по теле­фо­ну и даже махал рука­ми на неви­ди­мо­го собе­сед­ни­ка. Пере­го­во­ры дли­лись дол­го, но по их ито­гам, мы раз­вер­ну­лись в обрат­ную сто­ро­ну и поеха­ли, дей­стви­тель­но на Север, а не в иную сто­ро­ну све­та. На «рево­лю­ци­он­ной воен­ной базе» в Бен­га­зи нас допра­ши­ва­ли еще 10 часов, бли­же к ночи пере­ве­ли в каме­ру — окна с решет­ка­ми и мат­ра­сы на полу…но в кон­це-кон­цов отпу­сти­ли. Спу­стя сут­ки мы узна­ли, что этот момент, момент вне­зап­ной нашей оста­нов­ки в пустыне, был самым куль­ми­на­ци­он­ным. Ита­льян­ский дипло­мат, зани­мав­ший­ся нашим осво­бож­де­ни­ем объ­яс­нил – «труд­нее все­го вас было выта­щить от «индей­цев», кото­рые задер­жа­ли вас под Адж­даби. Они не сомне­ва­лись, что вы наем­ни­ки, кото­рые еха­ли к Кад­да­фи. Вас вез­ли на юг от Адж­даби, у повстан­цев там тюрь­ма в каких-то авиа­ци­он­ных анга­рах». Уже вер­нув­шись в Рос­сию, мы посмот­ре­ли фото­гра­фии и видео­съем­ки из этой тюрь­мы. Они слу­чай­но попа­ли в интер­нет. Там даже «вои­нам Ичке­рии» было чему поучить­ся. А послед­ние стро­ки 90-го псал­ма объ­яс­ни­ли, пожа­луй, все про­ис­шед­шее в этот апрель­ский день:
«Воз­зо­вет ко Мне, и услы­шу его: с ним есмь в скор­би, изму его, и про­слав­лю его: Дол­го­тую дней испол­ню его, и явлю ему спа­се­ние Мое».

Дмит­рий Сте­шин 

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *