Борис Кули­ков: Любовь моя и боль моя Россия

Борис Куликов.jpg

Борис Нико­ла­е­вич Кули­ков (28 авгу­ста 1937 — 5 мар­та 1993) — рус­ский совет­ский поэт и прозаик.

Родил­ся 28 авгу­ста 1937 года в ста­ни­це Семи­ка­ра­кор­ской в семье потом­ствен­но­го дон­ско­го казака.

Вско­ре после нача­ла Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны отец буду­ще­го поэта, Нико­лай Фили­мо­но­вич Кули­ков, ухо­дит на фронт. Когда немец­ко-фашист­ские вой­ска подо­шли к Семи­ка­ра­кор­ской, мать Бори­са Алек­сандра Алек­сан­дров­на была смер­тель­но ране­на оскол­ком бом­бы. Оси­ро­тев­шие дети оста­лись с бабуш­кой. Вме­сте с ней они пере­жи­ли окку­па­цию. Одна­жды к ним в хату нагря­ну­ли поли­цаи и забра­ли бабуш­ку в отде­ле­ние, где жесто­ко изби­ли плетьми.

Похо­рон­ка на сына, при­шед­шая вско­ре осво­бож­де­ния ста­ни­цы, окон­ча­тель­но подо­рва­ла её силы, и вско­ре она умер­ла. После это­го сест­ру Бори­са Эллу заби­ра­ет сест­ра мате­ри Анна и уво­зит на Даль­ний Восток, а Борис оста­ёт­ся с тётей Ека­те­ри­ной Фили­мо­нов­ной, у кото­рой было чет­ве­ро сво­их детей. Память о ней Борис Кули­ков про­нёс через всю жизнь, посвя­тив ей повесть «Память серд­ца», состо­я­щую из новелл «Тётя Катя», «Борис Году­нов и Васи­ли­са Пре­крас­ная» и «Наши пришли!».

После окон­ча­ния Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны из фашист­ско­го пле­на воз­вра­ща­ет­ся отец и женит­ся на тёте Ане, вер­нув­шей­ся вме­сте с Эллой с Даль­не­го Восто­ка. Так вос­со­еди­ни­лась их семья.

Ещё во вре­мя учё­бы в шко­ле пуб­ли­ко­вал­ся в мест­ной газе­те, писал в «Пио­нер­скую правду».

После окон­ча­ния шко­лы Борис Кули­ков посту­па­ет на исто­ри­че­ский факуль­тет Ростов­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Во вре­мя учё­бы участ­во­вал в поста­нов­ках создан­но­го им вме­сте с дру­зья­ми сту­ден­че­ско­го теат­ра «СТИФ». В это же вре­мя в газе­тах и жур­на­лах Ростов­ской обла­сти появ­ля­ют­ся его пер­вые стихи.

Пере­про­бо­вал мно­же­ство про­фес­сий, рабо­тая ком­бай­не­ром, сле­са­рем, камен­щи­ком, асфаль­то­бе­тон­щи­ком, масте­ром кам­не­дро­биль­но­го цеха.

Про­дол­жа­ет писать сти­хи. В 1964 году выхо­дит его пер­вый сбор­ник. При­ме­ча­тель­но, что вышел он не вРо­ст­из­да­те, а сра­зу в Москве, в изда­тель­стве «Моло­дая гвардия».

За кни­гу «Вер­бохлёст», вышед­шую в 1968 году в изда­тель­стве «Совет­ский писа­тель», Кули­ко­ва при­ни­ма­ют вСо­юз писа­те­лей СССР.

Затем он обра­ща­ет­ся к про­зе, напи­сав ряд рас­ска­зов и пове­стей, но не остав­ля­ет и поэзию.

После рас­па­да Совет­ско­го Сою­за, Сою­за писа­те­лей СССР и раз­де­ле­ния Сою­за писа­те­лей РСФСР на Союз писа­те­лей Рос­сии («поч­вен­ни­че­ско­го» направ­ле­ния) и Союз рос­сий­ских писа­те­лей («демо­кра­ти­че­ско­го» направ­ле­ния), Кули­ков вошёл в пер­вый из них.

Жил в Семикаракорске.

Борис Кули­ков тяже­ло пере­жи­вал пере­строй­ку и рас­пад стра­ны. В фев­ра­ле 1993 года во вре­мя про­смот­ра выступ­ле­ния Ель­ци­на, у него слу­чил­ся инсульт и 5 мар­та он умер.

Пуб­ли­ку­ем под­бор­ку сти­хов Б.Н. Кули­ко­ва, при­слан­ных в редак­цию Казак-ТВ доче­рью авто­ра Мари­ей Кули­ко­вой:

КТО Я ТАКОЙ

Каза­чий дух

Не грим актёрский, 

Что под услуж­ли­вой рукой…

Кто я такой?

Казак дон­ской

Ста­ни­цы Семикаракорской!

Все мои пред­ки – казаки.

Они вра­гов исправ­но били, 

Паха­ли, сея­ли, косили,

А меж­ду глав­ным делом были

И спеть и выпить мастаки!

От них, роди­мых, у меня

Неса­но­ви­тость,

Нели­чин­ность.

(но чуть лука­вая картинность

И эта вот декларативность, 

за кою кри­ти­ки бранят.)

и не скрываю:

счаст­лив я.

Как звон­ко — рус­ская подкова,

От них фами­лия моя.

У них – от поля Куликова.

И стать,

И кость,

И в дра­ке злость,

И в песне то самозабвенье – 

Пусть не навек,

Пусть на мгновенье – 

Всё, всё во мне перелилось.

Поэт там я 

Иль не поэт…

Но каза­ком меня взрастили

И выше сча­стья доли нет –

Я нужен мате­ри России,

Как мои пред­ки — казаки,

Что буд­то не поэты были,

Ну, а вра­гов исправ­но били, 

Паха­ли, сея­ли, косили, 

а меж­ду глав­ным делом были

и спеть и выпить мастаки!

1966г.

_____________________

ЧТО — ТО МНЕ НЕ ПОЕТСЯ 

Что – то мне не поёт­ся,
Что – то голо­са нет.
Что – то мне не сме­ёт­ся –
Всё печа­лит­ся мне.
И отку­да, отку­да
Эта тяж­кая грусть?
Ведь со мною то чудо,
Что по име­ни Русь.
Те же звёз­ды – роси­ны,
Тот же свет необъ­ят.
Вся род­ная Рос­сия…
Да чужие края.
И гру­щу я, как вдо­вый,
Как забро­шен­ный дом…
Мой медо­во – бедо­вый,
Серд­цу радост­ный Дон,
Как ты креп­ко далё­ко,
Слов­но где — то в былом…
Без тебя я как сокол
С пере­би­тым кры­лом,
Без тебя не сме­ёт­ся,
Сча­стья – радо­сти нет.
Без тебя не поёт­ся –
Без­го­ло­сит­ся мне.

1964г.

_____________________

БЕС­СО­НИ­ЦА 

А.В.Калинину
 
За каж­дый день про­шед­ший бес­по­ко­юсь.
Сомне­ния как ост­рые ножи:
Быть может, что – то важ­ное такое
Я не успел,
 не смог,
 не совер­шил.
Не шёл ли по кри­вой
Или по кру­гу, не слиш­ком ли себя я бере­гу,
Всё сде­лал ли я в этот день для дру­га,
Не усту­пил ли в чём – нибудь вра­гу?
Не забы­вал ли думать еже­час­но
За книж­кой,
 в спо­ре,
 в поле,
 у стан­ка,
Что жизнь труд­на
И всё – таки пре­крас­на.
Что жизнь до боли корот­ка.
И надо жить
 на самой выс­шей ско­ро­сти,
Всем гром­ким серд­цем радост­но тру­бя.
Судить себя
 со всею выс­шей стро­го­стью
И за ошиб­ки
 не про­щать себя.
Уж звёз­ды гас­нут,
 к гори­зон­ту кло­нят­ся.
Вста­ёт рас­свет,
 росою трав зве­ня.
Но не ухо­дит от меня бес­сон­ни­ца,
Тре­во­га не ухо­дит от меня.
Я вижу –
 тра­вы вста­ли над рекою.
Я слы­шу –
 ожи­ва­ют эта­жи.
За каж­дый день гря­ду­щий
 бес­по­ко­юсь:
Как бес­по­кой­ней
 этот день прожить.

_____________________

ДОН­ЩИ­НА 

Род­ная степь…

Бес­край­ние покосы.

Куз­не­чи­ки куют,

Как кова­ли,

Да солн­це

По коле­но бро­дит в росах,

Да шеп­чут­ся о чём – то ковыли.

Взды­хаю пол­ной грудью 

Терп­кий запах,

И радост­но кру­жит­ся голова!

Бре­ду за солнцем

По тра­ве на запад,

Шеп­чу зем­ле хоро­шие слова.

Поля мои,

Сады мои зелё­ные, мой тихий Дон, 

Озё­ра, как моря…

Моя Дон­щи­на, солн­цем прокалённая,

Ты, серд­це, до кро­ви­нуш­ки моя.

Сви­ре­пы ветры

И дождей так мало.

В июле сво­дит дух

От духо­ты…

Но сколь­ко слёз 

и кро­ви ты впитала,

навер­ное,

лишь зна­ешь толь­ко ты.

Моря каза­чьей кро­ви неуёмной

И вдо­вьих слёз, что солоно-горьки…

Здесь пото­му такие чернозёмы.

И бель­ма­ми гля­дят солончаки!

Всё было, вёс.

Но порос­ло бурьяном,

И не прошло,

Как невоз­врат­ный сон…

Но запах твой,

Горя­чий и медвяный, 

Но око­ём волнуется, 

как Дон.

И жизнь течёт,

И мчит­ся вре­мя быстро,

Цве­тут сады.

На реч­ке малыши

В ладо­ни ловят сол­неч­ные брызги.

И неба синь.

И пес­ни от души…

Дымит завод.

Сто­ят хле­ба густые,

Идут казач­ки в табор на обед…

Моя Дон­щи­на,

Дочь моей России,

Я по-сыно­вьи кла­ня­юсь тебе.

_____________________

ВОЛЬ­НИ­ЦА

О воль­ни­ца –
Степ­ной раз­мах
И ржа­нье дикой кобы­ли­цы,
Полёт орла,
Что гор­до длит­ся,
Души довер­чи­вый рас­пах!
О воль­ни­ца – раз­гул реки,
Раз­бег раз­го­ни­сто­го вет­ра,
Жела­нье радо­сти и све­та,
Гро­мам угрю­мым вопре­ки!
О воль­ни­ца-
Каза­чий круг,
Еди­но­душ­ный выкрик:
«Любо!»
Побег от цар­ской воли лютой
На ост­ро­гру­дый Стень­кин круг!
Ты окры­ля­ла нас людей,
вела за луч­шее бороть­ся,
рож­да­ла ты зем­ле­про­ход­цев,
Поэтов,
рат­ни­ков,
вождей.
В моей душе
Твой веч­ный зов,
В моей душе
Твой клич побед­ный,
Сиг­нал тру­бы гор­ни­ста
Мед­ной
И радость
крас­ных
парусов!

_____________________

ОБЕ­ЛИС­КИ

Нам не забыть боёв вче­раш­них,
Как нико­гда не поза­быть
в бою упав­ших
и не встав­ших
людей, отдав­ших жизнь за жизнь.
И все же нам
О про­шлом близ­ком,
О тяж­ких днях годи­ны той
Напо­ми­на­ют обе­лис­ки
Сво­ей суро­вой немо­той.
И веч­ным коло­ко­лом будит
Покой
 усоп­ших здесь сол­дат.
Мир веч­ный вас!
Живи­те, люди!
Но будь­те бди­тель­ны все­гда!
Что­бы о новых днях печа­ли
Со всей суро­вой
Пря­мо­той
вам
 обе­лис­ки
 не кри­ча­ли
Сво­ей
 печаль­ной немотой!

_____________________

ЦВЕТ ЛАЗО­РЕ­ВЫЙ 

Я без степи

и мыс­лить себя не могу,

Без полё­та орла

в гро­зо­вом поднебесье,

Без уста­лых коней

в тихом, волг­лом лугу.

Без про­тяж­ной казац­кой пра­де­дов­ской песни.

Ах, да был я в горах!

Их тор­же­ствен­ный вид 

Уни­жал 

и давил –

Я его не приемлю.

Ах, да был я в лесах!

Солн­це там не глядит

через кро­ны дерев

На роди­мую землю.

Нико­му не сужу.

Вы живи­те, друзья,

Там, где родина.

там, где лег­ко вам живётся.

Я – степняк.

Я — казак.

Мне без сте­пи нельзя, -

Лишь в раз­ма­хе степном

мне про­стор­но поётся.

Всё здесь род­но до слёз.

Всё при­выч­но на деле:

От гро­хо­чу­щих гроз –

до пою­щих метелей.

От окол­ка – леска –

до широ­ко­го поля.

От реч­но­го песка…

Воля!

Волюш­ка – воля!

И,

Когда по весне

у обо­чин дорог

Сквозь туман

зоре­вой

Кро­ве­не­ют лазори,-

Чую, серд­це сжимается 

в тёп­лый комок,

Вспо­ми­на­ют­ся прошлые

в поле и горе.

Это души взошли!

тех, уби­тых в веках,

Кто пошёл за Донским

к Кули­ко­во­му полю,

Кто со Стень­кой вздымал 

окро­вав­лен­ный стяг,

Кто ходил с Пугачём

за зем­ли­цу и волю.

Это всхо­ды 

Посе­вов огня и свинца

В веко­веч­ных исканиях

жиз­нен­ной сути

Брат на бра­та вставал.

Сын вста­вал — на отца!

Кто был прав?

Кто не прав?

Кто их нын­че осудит…

Это свет­лые души

рос­сий­ских сынов,

Кто лома­ли фаши­сту хребет

в Ста­лин­гра­де,

Кто со степи,

кто с тундры,

кто с гор и лесов

Шли сюда умирать

Жиз­ни нынеш­ней ради.

С дет­ства это во мне.

И ска­жу – не совру:

Для люби­мой моей

(иль хоро­шая дата),

Но в роди­мой степи

я тюль­пан не сорву –

Нико­гда не уни­жу я

душу сол­да­та…

Степь чер­не­ет легко 

и легонь­ко парит.

И воль­гот­но лежит

под улыб­чи­вым солнцем.

Высо­ко-высо­ко

само­лё­тик летит.

Жаво­ро­нок под ним

Неж­ным бьёт колокольцем…

1985

_____________________

РОС­СИЯ 

Ни у кого поща­ды не про­си­ла.
Дру­гим про­ща­ла ‚
Мести не тая,
Любовь моя
И боль моя 
Рос­сия,
Тре­во­га каж­до­днев­ная моя.
Когда качал пла­не­ту кон­ский топот
И шёл Восток
В немыс­ли­мый раз­бой,
Шара­ха­лась над­мен­ная Евро­па
И пря­та­лась за ране­ной 
Тобой.
Когда свин­цо­во нали­ва­лись тучи
И гро­мы­ха­ла с Запа­да гро­за,
Гля­дел Восток с надеж­дой на могу­чую
Во все свои рас­ко­сые гла­за.
Ты всех спа­са­ла, при­ни­мая муку,
Вели­кая,
И в звёз­дах,
И в кре­стах…
Ты пер­вая про­тя­ги­ва­ла руку,
Повер­жен­но­му помо­гая встать.
В берё­зах вся.
В сне­гах сибир­ских хруст­ских,
Вся в жилах синих живо­твор­ных рек…
Зага­доч­ная.
Толь­ко не для рус­ских,
Одна несо­кру­ши­мая навек.
Тяже­лы­ми нога­ми попи­рая
Угро­зы вра­жьи,
Вра­же­скую ложь,
Дву­жиль­но,
По-бур­лац­ки напря­га­ясь,
Ты всю пла­не­ту за собой ведёшь.

_____________________

МОИМ СОПЛЕ­МЕН­НИ­КАМ

Не горе с Дона их вело,
Не цар­ская гна­ла их служ­ба –
Исто­рии так было нуж­но,
Чтоб на Алтай, суро­вый вьюж­ный,
орлов казац­ких
занес­ло.
Зем­ля ничей­ная… Ну что ж,
Ни ханам, зна­чит, ни короне…
А по рабо­те нев­тер­пёж,
Чеса­лись креп­кие ладо­ни.
За чипя­ги одной рукой,
Дру­гой за древ­ко вер­ной пики…
Вот так осва­и­ва­ли дикий
Тот край вели­кий, веко­вой.
С алтай­цем труб­ки мира жгли,
И мир­но рядом с ним сели­лись,
И помо­га­ли, чем мог­ли,
И скуд­ным хле­буш­ком
Делились.

Когда ж сви­ре­пая орда
Лихих раз­бой­ни­ков рас­ко­сых
Шла жечь и гра­бить, вот тогда
Меня­ли соху, серп и косы
На шаш­ку вер­ную
В бою.
Казак рубил­ся креп­ко,
Зная, —
За волю воль­ную свою.
За зем­лю рус­ско­го Алтая!

…Пыли­лись в поле ковы­ли,
Тре­щал на реч­ках лёд от сту­ди…
Когда уж там потом при­шли
Те, госу­дар­ствен­ные люди!
Когда уж там нашли руду,
Вой­ска посла­ли на кор­до­ны
И всю алтай­скую гря­ду.
Обжи­ли креп­кие чалдоны…

О пред­ки гор­дые мои,
Сыны дон­ских сте­пей роди­мых!
В харак­те­рах необо­ри­мых
Я узнаю сего­дня их
В хозяй­ской хват­ке,
В огонь­ке,
Лихой, со сви­стом жар­кой пляс­ке.
В казац­кой дедов­ской фураж­ке
На вост­ро­гла­зом парень­ке.
И в песне неза­бы­той, той,
Что дал вам Дон в доро­гу синий,
Что поко­ри­ла шар зем­ной,
Как вы Алтай,
Казац­кой силой.

Когда ее мой ловит слух,
Тре­вож­но в жилах кровь забьет­ся,
И гор­дый дух зем­ле­про­ход­цев
Во мне востре­пе­нет­ся вдруг!

1974г.

_____________________

СТА­РАЯ ШАШКА

В сарае ста­ром
хлам ненуж­ный сло­жен.
Там рядом с бур­кой
и папа­хой-шап­кой,
Небреж­но кем-то
кину­тая в нож­ны,
Ржа­ве­ет
гроз­ная когда-то
шаш­ка…
Ненуж­ная теперь -
не те года,
Лежит она,
покры­та пылью густо.
Лишь дети рубят ею ино­гда
Под­сол­ну­хи
да хруст­кую капу­сту.
В зазуб­ри­нах кли­нок булат­ной ста­ли,
В цара­пи­нах глу­бо­ких руко­ять…
Да раз­ве для того ее кова­ли,
Огнем,
водой
и вет­ром зака­ля­ли,
Чтоб так вот бес­по­лез­но уми­рать?
Нет!
Зна­ла шаш­ка даль­ние похо­ды,
Заса­ды,
и бес­сон­ные посты,
Тре­во­ги
и ата­ки,
и пого­ни,
И шле­мы, и пого­ны, и кре­сты.
…Зия­ли звез­ды в небе
слов­но раны,
И на нее
кро­ва­вый свет
сочи­ли,-
Ее все­гда перед рас­све­том рья­но
Точил хозя­ин мол­ча
на точи­ле.
Зажа­тая в его тугой кулак,
В ата­ке
с виз­гом,
скре­же­том
и хру­стом
Руби­ла,
как под­сол­ну­хи,
тела
И голо­вы кро­ши­ла,
как капу­сту!
Был лют хозя­ин и лицом баг­ров,
Когда свои отста­и­ва­ли пра­ва,
Пья­ни­ла кровь заруб­лен­ных вра­гов,
Горя­чая
и злая.
Как пер­вач.
Взбу­ха­ли на ладо­нях жилы синие,
И шаш­ка
тяж­ко
нали­ва­лась
силой –
Спле­ча
руби­ла голо­вы невин­ные
И голо­вы
повин­ные
руби­ла!
Но чаще были вер­ны­ми
Уда­ры
И выиг­ра­ны тыся­чи боев…
Ей мил­ли­о­ны были бла­го­дар­ны,
И мил­ли­о­ны про­кля­ли ее.
Теперь ни для боев,
ни для пара­дов
Не те года…
Не вет­ра в сте­пи…
И все же забы­вать ее не надо,
Не надо
о под­сол­ну­хи тупить.
А вдруг блес­нет кро­ва­вая зар­ни­ца
И в бой покли­чут тру­бы каза­ка –
Она еще нам креп­ко при­го­дит­ся
В надеж­ных
наших
жили­стых
руках.
И верю я –
в ата­ке ли,
в погоне,
Как в это свя­то вери­те и вы, -
Невин­ной голо­вы теперь не тро­нет
И не сне­сет повин­ной головы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *