Ата­ман Сер­гей Голи­ков: «Мне стыд­но за тех каза­ков, кото­рые носят фор­му и выстав­ля­ют себя перед сева­сто­поль­ца­ми мошен­ни­ка­ми, вымо­га­те­ля­ми или жан­дар­ма­ми»

0 0

За послед­ние два года в Сева­сто­по­ле замет­но уве­ли­чи­лось чис­ло людей, оде­тых в фор­му каза­ков. Инте­рес сева­сто­поль­цев к каза­чье­му дви­же­нию есть, но мне­ния об этом явле­нии в жиз­ни горо­да неод­но­знач­ные.

Отве­тить на вопро­сы о каза­ках Сева­сто­по­ля согла­сил­ся ата­ман осо­бо­го каза­чье­го тер­ско­го окру­га каза­чий пол­ков­ник Голи­ков Сер­гей Пет­ро­вич. 

- Рас­ска­жи­те немно­го об исто­рии каза­чье­го дви­же­ния в Сева­сто­по­ле. 

- Наша орга­ни­за­ция как каза­чье под­раз­де­ле­ние сфор­ми­ро­ва­лась в нача­ле 90‑х. Это было вре­мя, когда в Кры­му обост­ри­лись про­яв­ле­ния наци­о­нал-экс­тре­миз­ма, и тогда мы впер­вые поучаст­во­ва­ли в дра­ма­ти­че­ских собы­ти­ях. Рань­ше, я знал, что я при­род­ный казак, но стес­нял­ся надеть фор­му. Тогда бра­тья-каза­ки в 1990 году позна­ко­ми­ли меня в Сим­фе­ро­по­ле с Вади­мом Илов­чен­ко, каза­ком тер­ско­го каза­чье­го вой­ска.

Я при­знал в нем каза­ка и понял, что наш народ не погиб без­воз­врат­но. При про­яв­ле­ни­ях экс­тре­миз­ма каза­че­ство орга­ни­зу­ет­ся и высту­па­ет на защи­ту Роди­ны. Собы­тий, в кото­рых мы при­ни­ма­ли уча­стие в 90‑х годах, было мно­го. Пере­чис­лю самые извест­ные.

Насто­я­тель Успен­ско­го Бах­чи­са­рай­ско­го мона­сты­ря отец Силу­ан обра­тил­ся к нам с прось­бой о помо­щи. Это был момент, когда крым­ско-татар­ские экс­тре­ми­сты пося­га­ли на тер­ри­то­рию мона­сты­ря. Нас собра­лось со все­го Кры­ма на защи­ту мона­сты­ря 40 чело­век каза­ков, а их было 2,5 тыся­чи. Дело было слож­ное, но Гос­подь рас­су­дил по-сво­е­му. Экс­тре­ми­сты, уви­дев нашу готов­ность сто­ять до кон­ца, сня­ли оса­ду и отсту­пи­ли.

Защи­та Свя­то-Поча­ев­ской Лав­ры в 2001 году. Нас защит­ни­ков была горст­ка, в 4 утра дол­жен был начать­ся штурм наци­о­на­ли­стов, но в этот реша­ю­щий момент над Поча­ев­ской Лав­рой в небе вос­си­ял Крест. Это зна­ме­ние доку­мен­таль­но под­твер­жде­но, и экс­тре­ми­сты, после­до­ва­те­ли УНО-УНСО, отсту­пи­ли, сели в авто­бу­сы и уеха­ли.

Потом в собы­ти­ях вес­ны 2014 года наш отряд из 30 чело­век при­ни­мал уча­стие в про­ти­во­сто­я­нии 26 фев­ра­ля под Вер­хов­ной Радой Кры­ма в Сим­фе­ро­по­ле. Мы при­е­ха­ли на помощь сим­фе­ро­поль­ским бра­тьям про­ти­во­сто­ять мно­го­ты­сяч­ной, обу­чен­ной инструк­то­ра­ми, тол­пе экс­тре­ми­стов. 

В той страш­ной дав­ке меня сби­ли с ног, и толь­ко чудом я остал­ся жив. Затем, наше под­раз­де­ле­ние сто­я­ло на блок­по­стах во вре­мя обо­ро­ны Сева­сто­по­ля в фев­ра­ле-мар­те 2014 года, обес­пе­чи­ва­ло поря­док про­ве­де­ния исто­ри­че­ско­го рефе­рен­ду­ма 16 мар­та в насе­лен­ных пунк­тах Бель­бек­ской доли­ны и при­ни­ма­ло уча­стие в собы­ти­ях на Дон­бас­се. Там погиб­ли двое луч­ших моих людей. Вой­на – это самое страш­ное и не хоте­лось бы повто­ре­ния таких собы­тий, но Роди­ну защи­щать надо. Вдох­нов­ля­ет при­мер мое­го пра­де­да каза­ка Афа­на­сия, он 4 раза ходил на вой­ну. Без пафо­са, буд­нич­но так, без геро­и­ки, с Богом в душе и любо­вью к Родине.

- Но, сего­дня у сева­сто­поль­цев нако­пи­лось нема­ло пре­тен­зий к каза­кам, в том чис­ле и каза­кам тер­ским, кото­рых воз­глав­ля­е­те Вы. 

- Моя вина в том, что во вре­мя Крым­ской вес­ны я набрал в свой отряд людей не про­ве­рен­ных. И сей­час, когда все собы­тия оста­лись поза­ди, ста­ло вид­но, кто есть кто. Я дав­нень­ко при­ме­тил, уже после Рус­ской вес­ны нача­лись попыт­ки мани­пу­ля­ций со сто­ро­ны неко­то­рых чле­нов мое­го под­раз­де­ле­ния. Как толь­ко меня нет в горо­де, то в Сева­сто­по­ле что-то нега­тив­ное начи­на­ет про­ис­хо­дить.

Напри­мер, если сра­зу после собы­тий Рус­ской вес­ны, когда по горо­ду шли мои каза­ки, то пат­руль отда­вал им честь, и про­хо­жие люди при­вет­ство­ва­ли нас. А потом, в резуль­та­те дея­тель­но­сти неко­то­рых мани­пу­ля­то­ров, при­стро­ив­ших­ся к наше­му под­раз­де­ле­нию, отно­ше­ние жите­лей горо­да к нам изме­ни­лось. Я ста­ра­юсь не рубить с пле­ча. Дать шанс каж­до­му начать с чисто­го листа. 

В нашем под­раз­де­ле­нии был такой казак – офи­цер Вла­ди­мир Дре­вет­няк. В самом нача­ле собы­тий на Дон­бас­се он соби­рал день­ги через интер­нет-сай­ты на бла­гое дело – помощь жите­лям Дон­бас­са, но, не цере­мо­нясь, выстав­лял там фото всех наших каза­ков. Зачем он делал так, что­бы вра­ги зна­ли всех в лицо? Потом появи­лись све­де­ния, что собран­ные Дре­вят­ни­ком сред­ства не пошли по назна­че­нию. Тогда ему была предо­став­ле­на воз­мож­ность пока­ять­ся перед това­ри­ща­ми и начать слу­жить чест­но. Но, вско­ре выяви­лись фак­ты под­дел­ки доку­мен­тов о реги­стра­ции наше­го под­раз­де­ле­ния в Гага­рин­ском рай­оне, там долж­ны были быть семе­ро учре­ди­те­лей, он заре­ги­стри­ро­вал себя одно­го. Мне при­шлось отстра­нить его от наше­го дви­же­ния.

Сей­час обсуж­да­ет­ся вопрос о том, что на Дре­вят­ни­ка будет подан иск в суд. Ско­рее все­го, это сде­ла­ет Лена Гря­до­ва, вдо­ва наше­го погиб­ше­го на Дон­бас­се това­ри­ща. После геро­и­че­ской гибе­ли 25.08.2015 Эди­ка Гря­до­ва, на сева­сто­поль­ском фору­ме Сев­ин­фо Вла­ди­мир Дре­вет­няк начал соби­рать денеж­ные сред­ства на транс­пор­ти­ров­ку тела погиб­ше­го, а затем на похо­ро­ны и помощь вдо­ве. Сбор денег был закон­чен 15 октяб­ря, но ни копей­ки ни вдо­ва, ни това­ри­щи, пере­во­зив­шие тело Эду­ар­да с Дон­бас­са сво­и­ми сила­ми, не полу­чи­ли. За такое мошен­ни­че­ство я отчис­лил Дре­вет­ня­ка из сво­е­го под­раз­де­ле­ния.

- Как Вы про­ком­мен­ти­ру­е­те факт уча­стия тер­ских каза­ков в напа­де­нии на колон­ну демон­стран­тов 1‑го мая в Сева­сто­по­ле?

- Да, этот эпи­зод был, и он совсем не кра­сит каза­чье дви­же­ние. На май­ские празд­ни­ки меня не было в Сева­сто­по­ле. По воз­вра­ще­нию в город я узнаю, что во вре­мя пер­во­май­ской демон­стра­ции кое-кто из людей, нося­щих такую же каза­чью фор­му, как и я, поз­во­лил себе под­нять руку на мир­ных граж­дан. Я про­вел «чист­ку» и не желаю упо­ми­нать фами­лии этих людей. Боль­ше они не чис­лят­ся в моем под­раз­де­ле­нии. Были так­же попыт­ки дис­кре­ди­та­ции наше­го дви­же­ние с под­бра­сы­ва­ни­ем листо­вок сомни­тель­но­го содер­жа­ния. По горо­ду были запу­ще­ны слу­хи, что это дело рук моих каза­ков. 

- Вы при­ня­ли меры во избе­жа­ние повто­ре­ния подоб­ных явле­ний? 

- Месяц назад я закон­чил пол­ное пере­фор­ми­ро­ва­ние сво­е­го под­раз­де­ле­ния. Если во вре­мя Рус­ской вес­ны коли­че­ство каза­ков в моем под­раз­де­ле­нии пере­ва­ли­ло за тыся­чу, то сего­дня, после пер­со­наль­ной пере­ат­те­ста­ции каж­до­го из них, оста­лось менее ста. Мне стыд­но за тех каза­ков, кото­рые носят каза­чью фор­му и выстав­ля­ют себя перед сева­сто­поль­ца­ми мошен­ни­ка­ми, вымо­га­те­ля­ми или жан­дар­ма­ми. Со всей ответ­ствен­но­стью заяв­ляю, что не одоб­ряю попыт­ки неко­то­рых каза­чьих ата­ма­нов «сру­бить» диви­ден­ды на каза­чьей теме. Тре­бо­вать пре­фе­рен­ций и денеж­ных средств от госу­дар­ства для раз­ви­тия каза­чье­го дви­же­ния в Сева­сто­по­ле счи­таю в корне несвое­вре­мен­ным и непра­виль­ным. Сего­дня не самое бла­го­по­луч­ное вре­мя. Мно­гие не устро­е­ны, обез­до­ле­ны, живут нелег­ко. Каж­дый из нас, не толь­ко казак, может и дол­жен помо­гать тем, кому тяже­лее, а не клян­чить для себя. Сева­сто­поль – это люби­мая частич­ка нашей боль­шой Роди­ны, и жите­ли Сева­сто­по­ля — это наши род­ные бра­тья. 

- Какие у Вас вза­и­мо­от­но­ше­ния с каза­чьим ата­ма­ном Ана­то­ли­ем Маре­той? 

- С Ана­то­ли­ем Маре­той, ата­ма­ном Чер­но­мор­ской каза­чьей сот­ни, отно­ше­ния хоро­шие, дру­же­ские, его люди вое­ва­ли рядом с мои­ми каза­ка­ми на Дон­бас­се, ниче­го пло­хо­го ска­зать о них нель­зя. Эту орга­ни­за­цию я ува­жаю, счи­таю, что они насто­я­щие каза­ки, а не как неко­то­рые «ряжен­ные кло­у­ны», кото­рые появи­лись в послед­нее вре­мя в Сева­сто­по­ле, к сожа­ле­нию, в боль­шом коли­че­стве. 

- Насто­я­щие каза­ки — это кто? 

- Насто­я­щие это те, кто любит Роди­ну, а не пыта­ет­ся за счет госу­дар­ствен­ных денег улуч­шить свое мате­ри­аль­ное состо­я­ние. Насто­я­щие – это те, кто слу­жит людям сво­ей стра­ны, а не под­стра­и­ва­ет­ся в целях нажи­вы под чьи-то сию­ми­нут­ные инте­ре­сы, позо­ря высо­кое зва­ние каза­ка. 

Помни­те, как у Н.В.Гоголя в пове­сти «Тарас Буль­ба»: «Каза­че­ство высе­че­но из народ­ной гру­ди кре­са­лом бед».

Источ­ник

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *