Арег Гал­стян: Ста­нов­ле­ние эпо­хи рос­сий­ско­го нео­кон­сер­ва­тиз­ма?

0 0

Белый домНынеш­ний меж­ду­на­род­ный поли­ти­че­ский кри­зис, свя­зан­ный с рас­па­дом Ялтин­ско-Пост­дам­ской систе­мы, поро­дил в оте­че­ствен­ной и зару­беж­ной науч­но-ана­ли­ти­че­ской сре­де дис­кус­сию об идео­ло­ги­че­ских осно­вах рос­сий­ской поли­ти­ки. В пери­од тре­тьей пред­вы­бор­ной кам­па­нии В. Путин в сво­их про­грамм­ных ста­тьях обо­зна­чил буду­щие направ­ле­ния раз­ви­тия внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки. Укра­ин­ский и сирий­ский кри­зис заста­вил запад­ное экс­перт­ное сооб­ще­ство вер­нуть­ся к ана­ли­зу этих ста­тей. Ряд авто­ри­тет­ных аме­ри­кан­ских и евро­пей­ских изда­ний мно­го­крат­но обра­ща­лись к теме сущ­но­сти поли­ти­че­ско­го режи­ма в Рос­сии и лич­но­сти пре­зи­ден­та В. Пути­на. Мож­но ли назвать пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на нео­кон­сер­ва­то­ром, и соот­вет­ству­ет ли посту­ла­там этой идео­ло­гии рос­сий­ская поли­ти­ка?

Исто­ки нео­кон­сер­ва­тив­ной идео­ло­гии сло­жи­лись в США в пери­од 60‑х годов XX века, когда аме­ри­кан­ская ари­сто­кра­тия и обще­ствен­ность были разо­ча­ро­ва­ны в про­ва­ле либе­раль­ных идей «Вели­ко­го обще­ства», пред­ло­жен­ных адми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та Л. Джон­со­на. С одной сто­ро­ны, тра­ди­ци­он­ные кон­сер­ва­то­ры не суме­ли пред­ло­жить выход из соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го тупи­ка. С дру­гой — аме­ри­кан­цам надо­е­ли идеи про­па­ган­ды цен­но­стей мора­ли при отсут­ствии кон­крет­ных шагов по повы­ше­нию уров­ня жиз­ни. Имен­но на сты­ке кри­зи­са либе­ра­лиз­ма и тра­ди­ци­он­но­го кон­сер­ва­тиз­ма воз­ник нео­кон­сер­ва­тизм. Рупо­ром ново­го направ­ле­ния ста­ли жур­на­лы «Паб­лик инте­рест» и «Ком­мен­та­ри», осно­ван­ные И. Кри­сто­лом и Д. Бел­лом. Отец аме­ри­кан­ско­го некон­сер­ва­тив­но­го тече­ния И. Кри­стол опре­де­ли­ли сле­ду­ю­щие харак­тер­ные чер­ты ново­го дви­же­ния:

  • Нео­кон­сер­ва­тизм не роман­ти­чен в осно­ве и по харак­те­ру;
  • Кор­ни нео­кон­сер­ва­тиз­ма обна­ру­жи­ва­ют­ся в основ­ном в клас­си­че­ской поли­ти­че­ской фило­со­фии;
  • Нео­кон­сер­ва­тив­ная мысль не испы­ты­ва­ет боль­шой при­вя­зан­но­сти к бур­жу­аз­но­му обще­ству и бур­жу­аз­но­му это­су. Так­же, как в свое вре­мя Де Токвиль, нео­кон­сер­ва­то­ры не счи­та­ют, что либе­раль­но — демо­кра­ти­че­ский капи­та­лизм явля­ет­ся луч­шим из воз­мож­ных миров.

Идео­ло­ги нео­кон­сер­ва­тиз­ма счи­та­ли глав­ной зада­чей аме­ри­кан­ской поли­ти­ки про­ти­во­сто­я­ние совет­ско­му экс­пан­си­о­низ­му как угро­зе демо­кра­ти­че­ским сво­бо­дам Запа­да. Пара­док­саль­но, что защи­щая идеи либе­раль­но­го мира в кон­тек­сте внеш­ней поли­ти­ки, нео­кон­сер­ва­то­ры жест­ко кри­ти­ко­ва­ли либе­раль­ную про­грам­му «Вели­ко­го обще­ства» внут­ри самих США. В этой свя­зи важ­но отме­тить, что вме­сте с кри­ти­кой нео­кон­сер­ва­то­ры при­зна­ва­ли воз­мож­ность раз­ви­тия идей «обще­ства бла­го­со­сто­я­ния» при усло­вии, что госу­дар­ство возь­мет на себя опре­де­лен­ные функ­ции кон­тро­ля. Но, вме­сте с тем, в отли­чие от либе­ра­лов, неоко­ны высту­па­ли про­тив­ни­ка­ми чрез­мер­но­го роста феде­раль­ных рас­хо­дов, посколь­ку это нару­ша­ло тра­ди­ци­он­ные аме­ри­кан­ские пред­став­ле­ния об инди­ви­ду­а­лиз­ме и нега­тив­но ска­зы­ва­лось на эко­но­ми­ке. При этом нео­кон­сер­ва­тизм допус­ка­ет вре­мен­ный дефи­цит бюд­же­та, если это не вре­дит дол­го­сроч­но­му эко­но­ми­че­ско­му росту.

Итак, мож­но ли при­ме­нить экон­ми­че­ские посту­ла­ты нео­кон­сер­ва­тиз­ма к рос­сий­ской поли­ти­ке? Ответ на этот вопрос неод­но­зна­чен. В про­грамм­ной ста­тье «О наших эко­но­ми­че­ских зада­чах» В. Путин гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти госу­дар­ствен­но­го суб­си­ди­ро­ва­ния для сель­ско­го хозяй­ства и вве­де­нии нало­га на рос­кошь, что не соот­вет­ству­ет нео­кон­сер­ва­тив­ной идео­ло­гии. 

Одна­ко в дру­гой ста­тье «Рос­сия сосре­до­та­чи­ва­ет­ся — вызо­вы, на кото­рые мы долж­ны отве­тить» рос­сий­ский лидер отме­ча­ет, что эра госу­дарств все­об­ще­го бла­го­ден­ствия «на чужом гор­бу» закан­чи­ва­ет­ся и никто не смо­жет жить луч­ше, чем рабо­та­ет.

В дру­гих ста­тьях, посвя­щен­ных эко­но­ми­ке, гово­рит­ся об огра­ни­че­нии вме­ша­тель­ства госу­дар­ства в биз­нес, о сни­же­нии госу­дар­ствен­но­го регу­ли­ро­ва­ния обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти и соци­аль­ной сфе­ры. При деталь­ном ана­ли­зе ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что совре­мен­ная эко­но­ми­че­ская поли­ти­ка Рос­сии содер­жит мно­же­ство отдель­ных ком­по­нен­тов, при­су­щих нео­кон­сер­ва­тив­ной кон­цеп­ции. Одна­ко в целом она выте­ка­ет из логи­ки стро­и­тель­ства соци­аль­но­го госу­дар­ства и места­ми явля­ет­ся весь­ма про­ти­во­ре­чи­вой.

Несмот­ря на важ­ность эко­но­ми­ки, нео­кон­сер­ва­тизм дела­ет важ­ный акцент на прин­ци­пах веде­ния внеш­ней поли­ти­ки, а так­же на вопро­сах рели­гии и мора­ли в обще­стве. И. Кри­стол отме­чал, что нео­кон­сер­ва­то­ры кри­ти­ку­ют все­об­щее бла­го­со­сто­я­ние как идею раз­вра­ща­ю­щее души людей, а не как пустую тра­ту денег нало­го­пла­тель­щи­ков. Про­дол­жая идею Кри­сто­ла, про­фес­сор Дж. Нэш отме­ча­ет, что нео­кон­сер­ва­то­ры — это либе­ра­лы Ста­ро­го кур­са, став­шие сто­рон­ни­ка­ми идеи суще­ство­ва­ния пре­де­лов поли­ти­че­ских реше­ний под вли­я­ни­ем неудач соци­аль­ной стра­те­гии про­шло­го деся­ти­ле­тия. Нэш рас­суж­да­ет о важ­но­сти мора­ли для неоко­нов, но не при­рав­ни­ва­ет дан­ное направ­ле­ние к орто­док­саль­но­му кон­сер­ва­тиз­му. Ины­ми сло­ва­ми, в куль­тур­но-мораль­ной и рели­ги­оз­ной сфе­ре нео­кон­сер­ва­тизм стал ори­ен­ти­ром для поис­ка новой орто­док­сии и попыт­кой вдох­нуть новую жизнь в ста­рую тра­ди­цию. Таким обра­зом, вто­рой посту­лат гла­сит о том, что в мораль­ном аспек­те нео­кон­сер­ва­тизм осно­ван на хри­сти­ан­ско-иудей­ских цен­но­стях. 

После­до­ва­те­ли дви­же­ния про­па­ган­ди­ру­ют цело­муд­рие, гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти сохра­не­ния инсти­ту­та тра­ди­ци­он­ной семьи, уси­ле­ния роли рели­гии в жиз­ни людей. В отли­чие от эко­но­ми­че­ской пара­диг­мы, этот посту­лат в пол­ной мере мож­но при­ме­нить в отно­ше­нии совре­мен­ной Рос­сии и пре­зи­ден­та Пути­на.

В ста­тье о наци­о­наль­ном вопро­се, рос­сий­ский пре­зи­дент под­чер­ки­ва­ет, что в осно­ве пра­во­сла­вия, исла­ма, буд­диз­ма, иуда­из­ма лежат базо­вые, общие мораль­ные, нрав­ствен­ные и духов­ные цен­но­сти. В. Путин уве­рен, что эти цен­ност­ные ори­ен­ти­ры невоз­мож­но чем-либо заме­нить, и их надо укреп­лять.

Дан­ные тео­ре­ти­че­ские уста­нов­ки в пол­ной мере реа­ли­зу­ют­ся. Так, после скан­даль­но­го инци­ден­та с «Пус­си Рай­от» был при­нят феде­раль­ный закон «О про­ти­во­дей­ствии оскорб­ле­нию рели­ги­оз­ных убеж­де­ний и чувств граж­дан». Во вре­мя одной из встреч с лиде­ра­ми раз­ных рели­ги­оз­ных кон­фес­сий, В. Путин сде­лал осо­бый акцент на необ­хо­ди­мо­сти сов­мест­ной эффек­тив­ной рабо­ты, когда дело каса­ет­ся вос­пи­та­ния моло­де­жи. Исхо­дя из выше­пе­ре­чис­лен­ных фак­тов, мож­но сде­лать вывод, что рос­сий­ская поли­ти­ка дей­стви­тель­но явля­ет­ся нео­кон­сер­ва­тив­ной, когда мы гово­рим о месте и роли мора­ли и рели­гии в обще­стве. 

Дру­гой важ­ный аспект – пар­тий­ная при­над­леж­ность. Чаще все­го нео­кон­сер­ва­тив­ная эли­та ассо­ци­и­ру­ет­ся с Рес­пуб­ли­кан­ской пар­ти­ей. Одна­ко это не совсем вер­но. Так, напри­мер изда­тель­ский совет жур­на­ла «Паб­лик Инте­рестс» вклю­чал в себя не толь­ко рес­пуб­ли­кан­цев, но и извест­ных демо­кра­тов, таких как извест­ный либе­рал-пра­во­за­щит­ник Д. Мой­ни­хен. В свя­зи с этим, мож­но ска­зать, что пред­став­ле­ние тех ил иных дея­те­лей как нео­кон­сер­ва­то­ров часто про­ти­во­ре­чит их соб­ствен­ной поли­ти­че­ской иден­ти­фи­ка­ции. Преж­де все­го, это свя­за­но с тем, что сами они нико­гда не стре­ми­лись встать под зна­мё­на кон­сер­ва­тиз­ма или либе­ра­лиз­ма. Исхо­дя из это­го, нео­кон­сер­ва­тор уже сам по себе явля­ет­ся некой поли­ти­че­ской иден­тич­но­стью. Ана­лиз поли­ти­че­ских про­цес­сов в США в пери­од пре­зи­дент­ства Буша-млад­ше­го пока­зы­ва­ет, что раз­де­ле­ние на рес­пуб­ли­кан­цев и демо­кра­тов в кон­тек­сте внеш­ней поли­ти­ки было услов­ным. Так, по афган­ско­му, иран­ско­му и ирак­ско­му вопро­сам мно­гие демо­кра­ты под­дер­жи­ва­ли поли­ти­ку Буша столь же актив­но, как и рес­пуб­ли­кан­цы. Моти­ва­ция этой под­держ­ки исхо­ди­ла из идеи «аме­ри­кан­ской исклю­чи­тель­но­сти».

Ины­ми сло­ва­ми, гло­баль­ное лидер­ство США не явля­ет­ся пред­ме­том раз­но­гла­сий и при­зна­ет­ся необ­хо­ди­мым со сто­ро­ны всех поли­ти­че­ских тече­ний — от либе­раль­ных интер­на­ци­о­на­ли­стов до кон­сер­ва­то­ров гло­ба­ли­стов. Раз­ни­ца состо­ит лишь в том, что реа­ли­сты видят в США первую дер­жа­ву сре­ди рав­ных, а нео­кон­сер­ва­то­ры — един­ствен­ную сверх­дер­жа­ву, обла­да­ю­щую моно­по­ли­ей на уста­нов­ле­ние пра­вил игры в систе­ме меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний.

В дан­ном аспек­те инте­рес­на и ситу­а­ция в Рос­сии. Пре­зи­дент В. Путин в ста­тье «Рос­сия и меня­ю­щий­ся мир» пишет о свя­щен­ной» важ­но­сти прин­ци­па госу­дар­ствен­но­го суве­ре­ни­те­та, при этом есте­ствен­ные пра­ва чело­ве­ка он ста­вит на вто­рой план. Сирий­ский и укра­ин­ский кри­зи­сы ста­ли весь­ма пока­за­тель­ны­ми при­ме­ра­ми прак­ти­че­ской реа­ли­за­ции этих прин­ци­пов. В обо­их слу­ча­ях подав­ля­ю­щее боль­шин­ство депу­та­тов вне зави­си­мо­сти от пар­тий­ной при­над­леж­но­сти под­дер­жа­ли реше­ния, при­ня­тые пре­зи­ден­том и его адми­ни­стра­ци­ей. В рам­ках внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го посту­ла­та мож­но про­ве­сти парал­ле­ли меж­ду аме­ри­кан­ской поли­ти­кой в пери­од пре­зи­дент­ства Р. Рей­га­на и совре­мен­ной поли­ти­кой В. Пути­на. В свое вре­мя Вашинг­тон был серьез­но обес­по­ко­ен ситу­а­ци­ей в Ника­ра­гуа, где шла граж­дан­ская вой­на. Пре­зи­дент Рей­ган видел в этой кро­шеч­ной стране, где насе­ле­ние мень­ше, чем в Нью-Йор­ке, стра­те­ги­че­скую угро­зу. В посла­нии к Кон­грес­су, Рей­ган заве­рял зако­но­да­те­лей, что тер­ро­ри­сты и дивер­сан­ты из Ника­ра­гуа смо­гут все­го за два дня добрать­ся до Хар­лин­ге­на в Теха­се.

Рос­сия дей­ство­ва­ла в том же сти­ле на Укра­ине. В Москве суще­ство­ва­ли опа­се­ния, что укра­ин­ские наци­о­на­ли­сты пред­став­ля­ют серьез­ную угро­зу для рус­ско­го насе­ле­ния в Кры­му, Донец­ке и Луган­ске. Рей­ган и Путин дей­ство­ва­ли реши­тель­но и быст­ро, осо­зна­вая послед­ствия для наци­о­наль­ных инте­ре­сов сво­их стран. Ана­ло­гич­ным обра­зом дей­ство­вал Буш-стар­ший в Пер­сид­ском зали­ве, Билл Клин­тон в Юго­сла­вии и Буш-млад­ший в Афга­ни­стане и Ира­ке. Таким обра­зом, совре­мен­ную рос­сий­скую поли­ти­ку мож­но назвать нео­кон­сер­ва­тив­ной с отдель­ной ого­вор­кой. Дело в том, что нео­кон­сер­ва­то­ры явля­ют­ся сто­рон­ни­ка­ми жест­ко­го геге­мо­низ­ма США в меж­ду­на­род­ных вопро­сах, в то вре­мя как рос­сий­ская внеш­не­по­ли­ти­че­ская кон­цеп­ция исхо­дит из важ­но­сти инте­гра­ци­он­ных про­цес­сов и необ­хо­ди­мо­сти сохра­не­ния роли ООН и дру­гих над­на­ци­о­наль­ных орга­ни­за­ций как осно­вы суще­ству­ю­ще­го миро­по­ряд­ка, что про­ти­во­ре­чит иде­ям нео­кон­сер­ва­тиз­ма. Не исклю­ча­ет­ся, что подоб­ный под­ход может быть про­дик­то­ван тем, что Рос­сия пока не обла­да­ет необ­хо­ди­мы­ми ресур­са­ми и воз­мож­но­стя­ми, что­бы стать гло­баль­ным геге­мо­ном.

Раз­лич­ные собы­тия, свя­зан­ные с сирий­ским кри­зи­сом ярко про­де­мон­стри­ро­ва­ли осо­бен­но­го рос­сий­ско­го нео­кон­сер­ва­тиз­ма. Мно­гие аме­ри­кан­ские экс­пер­ты срав­ни­ли речь Пути­на на засе­да­нии сове­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти с посла­ни­ем Буша-млад­ше­го после тер­ак­та 11 сен­тяб­ря. Док­три­на Буша-Чей­ни во мно­гом близ­ка по духу с рито­ри­кой рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та о необ­хо­ди­мо­сти вве­де­ния пре­вен­тив­ной вой­ны про­тив меж­ду­на­род­но­го тер­ро­риз­ма. В целом, «Нео­кон­сер­ват­ин­вый Бушизм» — это поли­ти­че­ская смесь раз­ных боль­ших стра­те­гий, сме­шан­ных в один уни­каль­ный внеш­не­по­ли­ти­че­ский кок­тейль интер­вен­ци­о­нист­ской поли­ти­ки, агрес­сив­но­сти, жела­нии дей­ство­вать само­сто­я­тель­но и при­вер­жен­но­сти идее миро­во­го гос­под­ства США. Вме­ша­тель­ство во внут­рен­ние дела дру­гих стран с целью свер­же­ния дик­та­тор­ских режи­мов стал глав­ным инстру­мен­том аме­ри­кан­ской поли­ти­ки.

Рес­пуб­ли­ка­нец счи­тал, что корень про­блем ближ­не­во­сточ­ных стран кро­ет­ся в ее поли­ти­че­ских эли­тах, уни­что­же­ние кото­рых мог­ло бы решить все про­бле­мы. Путин, во мно­гом схож с Бушем, когда речь идет о защи­те инте­ре­сов стра­ны и ее пре­сти­жа на меж­ду­на­род­ной арене. Как и Буш-млад­ший, рос­сий­ский пре­зи­дент поощ­ря­ет про­рос­сий­ские режи­мы, предо­став­ляя деше­вые кре­ди­ты, сни­жен­ную цену на газ, ору­жие по льгот­ным ценам. Ины­ми сло­ва­ми Путин, как и Буш, готов во мно­гом пожерт­во­вать внут­рен­ней поли­ти­кой в обмен на бла­го­при­ят­ный харак­тер и имидж сво­их стран. 

Основ­ным поло­же­ни­ем Док­три­ны Буша, конеч­но, явля­лась зада­ча укре­пить и под­дер­жи­вать миро­вую геге­мо­нию США. В рам­ках этой агрес­сив­ной кон­цеп­ции мир про­сто нуж­да­ет­ся в Аме­ри­ке в каче­стве бла­го­го геге­мо­на, ина­че либе­раль­ный поря­док про­сто рух­нет. Если Вашинг­тон поте­ря­ет лидер­ские пози­ции, мир обру­шит­ся в хаос и борь­бу. Цель Пути­на в укреп­ле­нии пози­ции Рос­сии как реги­о­наль­ной сверх­дер­жа­вы на всей пост­со­вет­ской тер­ри­то­рии, явля­ясь при этом гло­баль­ным гео­по­ли­ти­че­ским про­ти­во­ве­сом США и НАТО. Пре­зи­дент Рос­сии опа­са­ет­ся того, что если Рос­сия не смо­жет вос­ста­но­вить поло­же­ние доми­ни­ру­ю­щей силы, то все может вер­нуть­ся к хао­су, кото­рый погло­тил Восточ­ную Евро­пу и Цен­траль­ную Азию в 1990-ых годах.

При всей схо­же­сти име­ет место серьез­ная ого­вор­ка. Нео­кон­сер­ва­тизм исхо­дит из того, что в осно­ве внеш­ней поли­ти­ки лежит прин­цип мораль­ной ясно­сти. США при­дер­жи­ва­ют­ся ясно­сти мес­си­ан­ства и рас­про­стра­не­ния демо­кра­тии, исхо­дя из кон­цеп­та исклю­чи­тель­но­сти и явно­го пред­на­чер­та­ния. В осно­ве это­го мес­си­ан­ства лежит тео­рия демо­кра­ти­че­ско­го мира, соглас­но кото­рой отно­ше­ния меж­ду демо­кра­ти­че­ски­ми стра­на­ми менее кон­фликт­ны, чем меж­ду неде­мо­кра­ти­че­ски­ми. При­ме­ча­тель­но, что в этом вопро­се нео­кон­сер­ва­то­ры тес­но смы­ка­ют­ся с либе­ра­ла­ми – интер­вен­ци­о­ни­ста­ми, что при­да­ет мес­си­ан­ству допол­ни­тель­ный поли­ти­че­ский эффект. 

В отли­чие от США, рос­сий­ская внеш­няя поли­ти­ка неидео­ло­ги­зи­ро­ва­на. Под­держ­ка гло­баль­ной идеи мно­го­по­ляр­но­го мира — абстракт, у кото­ро­го нет чет­ко выра­жен­ных кон­ту­ров. Идеи спра­вед­ли­во­сти и откры­то­сти в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях роман­тич­ны и идут враз­рез с основ­ны­ми посту­ла­та­ми нео­кон­сер­ва­тив­ной идео­ло­гии. При­ни­мая в рас­чет эти фак­ты, нуж­но пом­нить, что нео­кон­сер­ва­тизм в Рос­сии нахо­дит­ся лишь на ста­дии фор­ми­ро­ва­ния. Даль­ней­ший успех раз­ви­тия это­го направ­ле­ния свя­зан с фак­то­ром силь­ной лич­но­сти. В этом кро­ет­ся глав­ное раз­ли­чие меж­ду аме­ри­кан­ским и рос­сий­ским нео­кон­сер­ва­тиз­мом. При­ро­да рос­сий­ско­го госу­дар­ства тако­ва, что воля наро­да выра­жа­ет­ся через дея­тель­ность лица, сто­я­ще­го на вер­шине вла­сти. Это спе­ци­фи­че­ская рос­сий­ская фор­ма нео­кон­сер­ва­тиз­ма, когда насе­ле­ние непо­сред­ствен­но выра­жа­ет дове­рие лиде­ру, кото­рый и оли­це­тво­ря­ет собой выс­шее наро­до­вла­стие и опре­де­ля­ет цен­ност­ные ори­ен­ти­ры.

Арег Гал­стян

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *