Андрей Нико­ла­ев: “Абха­зия: инве­сти­ции в раз­ру­ху”

0 0
Фото Юлии Ефремовой

Абха­зия в кон­це минув­шей неде­ли при­ни­ма­ла участ­ни­ков VI рос­сий­ско-абхаз­ско­го дело­во­го фору­ма. Он собрал 300 пред­ста­ви­те­лей рос­сий­ских и абхаз­ских мини­стерств и ведомств, биз­не­сме­нов, экс­пер­тов. Все были оза­да­че­ны одним вопро­сом – поче­му в Абха­зию, кото­рую руко­вод­ство частич­но при­знан­ной рес­пуб­ли­ки счи­та­ет едва ли не самой при­вле­ка­тель­ной стра­ной пост­со­вет­ско­го про­стран­ства с точ­ки зре­ния вло­же­ния инве­сти­ций, част­ный биз­нес, в том чис­ле рос­сий­ский, не идет.

На этот един­ствен­ный вопрос нашлось мно­же­ство отве­тов, при­чем фак­тор частич­но­го при­зна­ния рес­пуб­ли­ки в них прак­ти­че­ски не фигу­ри­ро­вал – ведь РФ явля­ет­ся пер­вой из четы­рех стран, при­знав­ших неза­ви­си­мость Абха­зии. Соот­вет­ствен­но, ее ста­тус мало вол­ну­ет рос­си­ян.

Вол­ну­ют их, как выяс­ни­лось, дру­гие вопро­сы. Если сум­ми­ро­вать выступ­ле­ния пред­ста­ви­те­лей рос­сий­ской сто­ро­ны, боль­шин­ство из них под­твер­ди­ло заин­те­ре­со­ван­ность во вло­же­нии денег в Абха­зию, но, как заявил дирек­тор Инсти­ту­та акту­аль­ной эко­но­ми­ки РФ Ники­та Иса­ев, рос­сий­ский малый, сред­ний и круп­ный биз­нес «хочет понят­ных пра­вил игры».

«Сей­час имен­но тот пери­од, когда сто­ит при­ни­мать уже какие-то реше­ния. Для того, что­бы их при­ни­мать мак­си­маль­но взве­шен­но, необ­хо­ди­мо заост­рить углы», — ска­зал он. По его мне­нию, сле­ду­ет сфор­ми­ро­вать инве­сти­ци­он­ную модель раз­ви­тия рес­пуб­ли­ки, кото­рая не может суще­ство­вать без част­ных вло­же­ний.

А для того, что­бы они суще­ство­ва­ли, необ­хо­ди­мо, счи­та­ет экс­перт, обо­зна­чить при­о­ри­те­ты в отно­ше­нии рос­сий­ско­го биз­не­са в Абха­зии. «Рос­сия – стра­те­ги­че­ский парт­нер Абха­зии. Она, кро­ме того, вкла­ды­ва­ет день­ги в соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­ек­ты рес­пуб­ли­ки. Крайне важ­но рас­смат­ри­вать рос­сий­ских биз­не­сме­нов в неко­то­ром при­о­ри­те­те в этом отно­ше­нии», — пояс­нил он.

Это, пожа­луй, клю­че­вое «но», из-за кото­ро­го рос­сий­ский част­ный биз­нес шара­ха­ет­ся от Абха­зии – он жела­ет экс­клю­зив­ных прав, кото­рых абха­зы ему не дают.

А заме­сти­тель мини­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Рос­сии Алек­сандр Цыбуль­ский доба­вил, что инве­сти­ци­он­ная актив­ность ослож­не­на отсут­стви­ем кадаст­ра недви­жи­мо­сти, про­зрач­ных пра­вил про­хож­де­ния тамо­жен­ных про­це­дур и уни­фи­ци­ро­ван­но­го под­хо­да в обла­сти нало­го­об­ло­же­ния. Так­же, пола­га­ет он, необ­хо­ди­ма опти­ми­за­ция земель­но­го зако­но­да­тель­ства.

Недо­ста­ет в «Стране души» и энер­ге­ти­че­ской инфра­струк­ту­ры, стро­и­тель­ной отрас­ли, бан­ков­ско­го сек­то­ра, то есть всех тех инстру­мен­тов, необ­хо­ди­мых для инве­сти­ро­ва­ния и кре­ди­то­ва­ния мало­го биз­не­са. По «при­го­во­ру» Цыбуль­ско­го, инве­сти­ци­он­ные про­ек­ты в Абха­зии мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как высо­ко­ри­с­ко­ван­ные.

При этом рос­сий­ский чинов­ник ука­зал на то, что поми­мо потен­ци­а­ла раз­ви­тия туриз­ма и аграр­но­го сек­то­ра Абха­зия име­ет воз­мож­ность стать базо­вым тран­зит­ным кори­до­ром для гру­зов, иду­щих из Рос­сии и в Рос­сию из стран Чер­но­мор­ско­го бас­сей­на и Южно­го Кав­ка­за. Он осо­бо отме­тил, что Абха­зия – стра­на моло­дая, и в ней нали­че­ству­ют «ниши» с малым уров­нем кон­ку­рен­ции, что само по себе может счи­тать­ся при­вле­ка­тель­ным для биз­не­са.

Но, резю­ми­ро­вал Цыбуль­ский, раз инве­стор не идет в Абха­зию, зна­чит, ему чего-то не хва­та­ет. А имен­но: «… спо­кой­ной обста­нов­ки и уве­рен­но­сти в том, что его инве­сти­ции на тер­ри­то­рии стра­ны защи­ще­ны».

Сло­вом, как ни уго­ва­ри­вал участ­ни­ков фору­ма министр эко­но­ми­ки Абха­зии Адгур Ард­зин­ба, что его рес­пуб­ли­ка, по срав­не­нию с дру­ги­ми стра­на­ми пост­со­вет­ско­го про­стран­ства, явля­ет­ся самой бла­го­при­ят­ной для вло­же­ния рос­сий­ских инве­сти­ций, услы­шан он пока не был. И это есте­ствен­но: как спра­вед­ли­во заме­тил рек­тор Рос­сий­ской ака­де­мии народ­но­го хозяй­ства и госу­дар­ствен­ной служ­бы при пре­зи­ден­те РФ Вла­ди­мир Мау, основ­ным пре­пят­стви­ем для раз­ви­тия рос­сий­ско-абхаз­ских эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний явля­ет­ся тот факт, что абхаз­ский народ не опре­де­лил­ся в сво­их стра­те­ги­че­ских целях: «На сло­вах все извест­но, но по сути – не про­изо­шло».

Рос­сий­ские пред­ста­ви­те­ли гово­ри­ли так­же об отсут­ствии «гаран­тии жиз­ни и соб­ствен­но­сти» в Абха­зии, и что об этом долж­на поза­бо­тить­ся власт­ная эли­та. Осо­бый акцент был сде­лан на том, что в Абха­зии все еще не при­нят закон о при­об­ре­те­нии ино­стран­ца­ми недви­жи­мо­го иму­ще­ства. Воз­ни­ка­ет вопрос: какой част­ный инве­стор будет делать биз­нес в Абха­зии, когда в любой момент ему могут дать под зад. На это может пой­ти толь­ко рос­сий­ский госу­дар­ствен­ный биз­нес, что он и дела­ет, посколь­ку пинать его рис­ко­ван­но. Кста­ти, 90 про­цен­тов инве­сти­ций в Абха­зию – госу­дар­ствен­ные.

Один из высо­ко­по­став­лен­ных рос­сий­ских чинов­ни­ков даже обмол­вил­ся, что биз­нес в Абха­зии ведет­ся не по зако­ну, а по «поня­ти­ям». Соб­ствен­но, это­го доста­точ­но, что­бы част­ный биз­нес в Стра­ну души не совал­ся.

Меж­ду тем, имея лишь потен­ци­аль­ную, а не прак­ти­че­скую инве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность, а так­же в усло­ви­ях отсут­ствия част­ных инве­сто­ров, Абха­зия с ее «диким рын­ком» и не менее дикой жиз­нью по «поня­ти­ям», все чаще ста­ла гово­рить о сво­ем уча­стии в евразий­ском инте­гра­ци­он­ном про­ек­те. И это понят­но, посколь­ку крайне выиг­рыш­но для малень­ких стран со сла­бой эко­но­ми­кой, пара­зи­ти­ру­ю­щих на воз­мож­но­стях силь­ных игро­ков.

Но тут воз­ни­ка­ет вопрос: как пред­став­ля­ет себе Абха­зия уча­стие в евразий­ском инте­гра­ци­он­ном про­ек­те в усло­ви­ях при­зна­ния ее неза­ви­си­мо­сти толь­ко одним госу­дар­ством соот­вет­ству­ю­ще­го поли­ти­ко-эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства – Рос­си­ей. Да и с той Абха­зия не спе­шит выпол­нять поло­же­ния Дого­во­ра о друж­бе и стра­те­ги­че­ском парт­нер­стве, осо­бен­но той его части, кото­рая каса­ет­ся вза­и­мо­дей­ствия по линии МВД, Мино­бо­ро­ны и струк­тур гос­бе­зо­пас­но­сти.

Но в Абха­зии рабо­та­ет дру­гая логи­ка: если ее при­мут в евразий­скую «семью», это авто­ма­ти­че­ски будет озна­чать при­зна­ние рес­пуб­ли­ки со сто­ро­ны всех чле­нов этой семьи. В свою оче­редь, уча­стие в евразий­ском инте­гра­ци­он­ном поле авто­ма­ти­че­ски сни­мет с повест­ки дня объ­еди­не­ние с Рос­си­ей, чего опа­са­ют­ся мно­гие абха­зы. Но наив­ных нет: евразий­ская инте­гра­ция Абха­зии не гро­зит по мно­гим, не толь­ко эко­но­ми­че­ским при­чи­нам, глав­ной из кото­рой явля­ет­ся тер­ри­то­ри­аль­ный кон­фликт с Гру­зи­ей и поли­ти­ка непри­зна­ния отко­лов­ших­ся от нее тер­ри­то­рий со сто­ро­ны пост­со­вет­ских и иных госу­дарств.

Отме­тим, что и Абха­зия не наив­ная, и ее энер­гии в выса­сы­ва­нии денег и иных пре­фе­рен­ций из Рос­сии, а затем их исчез­но­ве­нии в неиз­вест­ном направ­ле­нии, мож­но лишь поза­ви­до­вать. С такой же энер­ги­ей она, веро­ят­но, будет вти­рать­ся в евразий­ское эко­но­ми­че­ское про­стран­ство, не имея на то ника­ких осно­ва­ний, кро­ме гео­гра­фи­че­ских, не под­креп­лен­ных пол­но­цен­ным поли­ти­че­ским ста­ту­сом, пра­во­вой базой и внут­рен­ней ста­биль­но­стью. Но зато бес­ко­неч­но рас­суж­да­ю­щей исклю­чи­тель­но об угро­зах ее суве­ре­ни­те­ту и само­быт­но­сти, при­чем едва ли не в рав­ной сте­пе­ни со сто­ро­ны Рос­сии и Гру­зии.

Но вер­нем­ся к дело­во­му фору­му. Он высве­тил «окна воз­мож­но­стей» для Абха­зии, но отнюдь не под­твер­дил готов­ность рос­сий­ско­го част­но­го биз­не­са класть день­ги на абхаз­ские «под­окон­ни­ки». Посколь­ку ветер с моря здесь быва­ет силь­ным, и в каком направ­ле­нии он сду­нет эти день­ги, дознать­ся будет невоз­мож­но.

{youtube}J7OG26zn6D8{/youtube}

Андрей Нико­ла­ев

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *