Жан­ны и Зои были всегда

В гор­няц­кой Лота­рин­гии вста­нет мону­мент в честь узниц фашист­ско­го концлагеря. 

На зем­ле Фран­ции воз­двиг­ну­то нема­ло памят­ни­ков, напо­ми­на­ю­щих о подви­гах рус­ских вои­нов. В Мур­ме­лоне, напри­мер, нахо­дят­ся часов­ня и брат­ский некро­поль в свя­зи с собы­ти­я­ми Пер­вой миро­вой вой­ны, о брат­стве фран­цуз­ских и совет­ских лёт­чи­ков напо­ми­на­ет памят­ник авиа­ци­он­ной эскад­ри­лье «Нормандия–Неман» в Ле Бур­же, есть памят­ные места на париж­ском клад­би­ще Пер-Лашез…

От Мар­се­ля и до бере­гов Ла-Ман­ша в тяжё­лые годы не раз вме­сте сто­я­ли в сра­же­ни­ях рус­ские с фран­цу­за­ми. И об этом пом­нят жите­ли горо­дов и малень­ких посёл­ков. До послед­не­го вре­ме­ни не нахо­ди­ла места на памят­ной кар­те Фран­ции участь рус­ских и совет­ских узни­ков кай­зе­ров­ско­го и гит­ле­ров­ско­го пле­на. Они не толь­ко стой­ко пере­но­си­ли тяго­ты и уни­же­ния, но неред­ко про­яв­ля­ли и боль­шое муже­ство, готов­ность к само­по­жерт­во­ва­нию. Одна из стра­ниц исто­рии свя­за­на с Тилем – неболь­шим горо­дом в Лота­рин­гии. Здесь в сере­дине 1944 года, когда фаши­сты ещё хозяй­ни­ча­ли во Фран­ции, про­изо­шёл мас­со­вый побег из конц­ла­ге­ря. Крас­ная армия в те дни в тяже­лей­ших боях осво­бож­да­ла от гит­ле­ров­цев Поль­шу, а сол­да­ты запад­ных союз­ни­ков бра­ли казав­ший­ся непри­ступ­ным Атлан­ти­че­ский вал. Труд­но ска­зать, зна­ли ли обо всём этом в конц­ла­ге­ре в Тиле. Но есть факт: несколь­ко десят­ков совет­ских узниц – рус­ских, бело­ру­сок, евре­ек – про­рва­ли с ору­жи­ем в руках кон­вой и ушли в близ­ле­жа­щие леса, попол­нив ряды фран­цуз­ско­го Сопротивления… 

Память геро­инь по при­зы­ву мэра и обще­ствен­но­сти горо­да ныне уве­ко­ве­чил трёх­мет­ро­вой ста­ту­ей заме­ча­тель­ный рус­ский скуль­птор Вла­ди­мир Суров­цев. Он рабо­тал в соав­тор­стве с сыном Дани­лой и с архи­тек­то­ра­ми Вла­ди­ми­ром и Оле­гом Сяги­ны­ми. Суров­цев уже изве­стен во Фран­ции сво­им мону­мен­том в честь сол­дат Рус­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са вре­мён Пер­вой миро­вой вой­ны, кото­рый высит­ся в Пари­же непо­да­лё­ку от того моста через Сену, кото­рый в 1896 году зало­жил в память об отце, осно­ва­те­ле воен­но­го сою­за Фран­ции и Рос­сии, импе­ра­тор Нико­лай II. 

Созда­ние памят­ни­ка под­дер­жа­но пра­ви­тель­ства­ми и посоль­ства­ми Рос­сии, Бело­рус­сии и Фран­ции. Пред­по­ла­га­ет­ся, что мону­мент в гор­няц­ком местеч­ке будет открыт буду­щей вес­ной, в канун юби­лея Побе­ды. Памят­ник име­ет две состав­ля­ю­щие – скульп­ту­ра безы­мян­ной пар­ти­зан­ки рабо­ты Суров­це­ва и горе­льеф бело­рус­ской худож­ни­цы Эллы Гри­шеч­ки­ной с изоб­ра­же­ни­ем круп­пов­ских ваго­нов для ско­та, в кото­рых фаши­сты целы­ми эше­ло­на­ми гна­ли из СССР в раб­ство тех, к кому отно­си­лись пре­зри­тель­нее, чем к домаш­ним животным. 

Как пола­га­ет скуль­птор, и рус­ские, и фран­цу­зы, да и все люди доб­рой воли смо­гут узнать в его пар­ти­зан­ке зна­ко­мые, даже род­ные серд­цу чер­ты. «Один обна­ру­жит в моей геро­ине Мари­ан­ну и Жан­ну д’Арк, дру­гой – Зою Кос­мо­де­мьян­скую или Улья­ну Гро­мо­ву. Силь­ных, непо­кор­ных вра­гам жен­щин было все­гда нема­ло!» – гово­рит Вла­ди­мир Суров­цев. И пояс­ня­ет: «Сме­шав в лице и во всём обли­ке некие общие и ори­ги­наль­ные при­зна­ки, свой­ствен­ные раз­ным евро­пей­ским наро­дам, я поста­рал­ся выявить их глу­бин­ное, неуни­что­жи­мое духов­ное род­ство!» Интер­на­ци­о­на­лизм, воля к сво­бо­де, жен­ская вза­и­мо­вы­руч­ка перед лицом бес­че­ло­веч­ной жесто­ко­сти, стой­кость в борь­бе за мир­ное небо над голо­вой – тако­вы иде­а­лы, кото­рые соеди­ня­ет в себе тиль­ская вои­тель­ни­ца. Она на века оста­нет­ся у ворот руд­ни­ков, где пол­ные без­за­вет­ной, достой­ной пера антич­ных поэтов храб­ро­сти вос­ста­ли про­тив каторж­но­го при­нуж­де­ния семь с поло­ви­ной деся­ти­ле­тий назад наши соотечественницы. 

Ники­та Дмит­ри­ев, Париж

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *