Хозя­ин гаш­те­та

1 0

Совсем, ну совсем, неожи­дан­ная и такая уди­ви­тель­ная встре­ча. Уже через два­дцать лет. Вот и неправ­да, что в одну реку нель­зя вой­ти два­жды. Может сра­зу нель­зя. А через два­дцать лет, как ока­за­лось, мож­но. И вот они, трое участ­ни­ков радост­ных и гроз­ных собы­тий послед­них дней вой­ны, опять совер­шен­но неожи­дан­но встре­ти­лись в Потс­да­ме.

В Потс­дам­ском гар­ни­зон­ном доме офи­це­ров про­хо­ди­ла науч­но-кон­фе­рен­ция «Два­дцать лет Побе­ды, осво­бож­де­ния и мира». Пол­ков­ник Була­тов, редак­тор газе­ты Груп­пы совет­ских войск в Гер­ма­нии «Совет­ская Армия», вслу­ши­вал­ся в фами­лии пред­став­ля­е­мых участ­ни­ков кон­фе­рен­ции. С осо­бен­ным вни­ма­ни­ем — в назва­ние орга­ни­за­ций и фами­лии немец­ких участ­ни­ков из ГДР. Что­бы в пуб­ли­ка­ци­ях, в газе­те Груп­пы совет­ской войск в Гер­ма­нии, не было неточ­но­стей. И, не дай Бог, оши­бок.

Зву­чат фами­лии участ­ни­ков и гостей с совет­ской сто­ро­ны, вна­ча­ле тех что в пре­зи­ди­у­ме. И что это ? Не может быть! Да это же Нина Та самая Нина Савуш­ки­на ! Уже не девуш­ка-лей­те­нант, пере­вод­чи­ца, строй­ная как тополь. А стат­ная моло­жа­вая, ухо­жен­ная, кра­си­вая дама, доцент уни­вер­си­те­та, автор учеб­ни­ка по немец­ко­му язы­ку и кни­ги о войне. Так объ­яви­ли. Встре­тил бы на ули­це – не узнал. Про­чла немед­лен­но отправ­лен­ную ей в пре­зи­ди­ум запис­ку. Удив­лён­но улыб­ну­лась. Кив­ну­ла голо­вой, соглас­на встре­тить­ся в пере­ры­ве. И ста­ла искать гла­за­ми авто­ра запис­ки. Уви­де­ла под­ня­тую руку. Ещё раз кив­ну­ла.

И вот в пере­ры­ве они пожи­ма­ют друг дру­гу руки и обни­ма­ют­ся. А потом, пау­за, перед морем вопро­сов и взвол­но­ван­ных отве­тов. Как в зати­шье перед поры­вом бури. Но в эту пау­зу к ним вторг­ся сред­не­го роста кре­пыш под­пол­ков­ник. Подо­шёл с совсем вна­ча­ле непо­нят­ным вопро­сом: «Так, так, зна­чит без меня реши­ли встре­тить­ся?» Труд­но было, но всё же по голо­су, по мане­ре гово­рить и по весё­лым озор­ным гла­зам узна­ли: «Федя, Фёдор Поспе­лов! Ну нику­да не спря­тать­ся и не уйти от контр­раз­вед­ки!».

Була­тов спро­сил-сим­про­ви­зи­ро­вал: «Когда то стар­ший лей­те­нант контр­раз­вед­ки, наш бое­вой това­рищ. А теперь кто ?» И полу­чил быст­рый ответ: «А теперь стар­ший офи­цер отде­ла контр­раз­вед­ки шта­ба Груп­пы совет­ских войск в Гер­ма­нии». От Була­то­ва сра­зу посту­пи­ло пред­ло­же­ние после окон­ча­ния пер­во­го дня кон­фе­рен­ции собрать­ся и отме­тить встре­чу.

И вот они за сто­ли­ком в гаш­те­те гово­рят и гово­рят, зада­ют вопро­сы, отве­ча­ют и сно­ва зада­ют вопро­сы: «А помни­те?», «Да это было потом …». Но вдруг, когда был ска­зан ещё один тост, перед их сто­ли­ком появи­лась фигу­ра груз­но­го нем­ца с под­но­сом, запол­нен­ным закус­ка­ми и бока­ла­ми пива. Под­нос этот немец поста­вил на сто­лик и, вдруг, не встал, а бук­валь­но рух­нул на коле­ни, опи­ра­ясь одной рукой на край сто­ли­ка… Замол­ча­ли от неожи­дан­но­сти. Пер­вым отре­а­ги­ро­вал Поспе­лов: «Быст­ро вста­ём и ухо­дим! Это- про­во­ка­ция!». Савуш­ки­на почти одно­вре­мен­но быст­ро спро­си­ла по-немец­ки в чём дело. И чего хочет этот сред­не­го воз­рас­та, внешне опрят­ный и солид­ный немец?

Ответ всех насто­ро­жил и вызвал инте­рес. Савуш­ки­на пере­ве­ла: «Он хочет ска­зать опоз­дав­шее спа­си­бо пол­ков­ни­ку и нам, его това­ри­щам. Он-хозя­ин гаш­те­та». Була­тов под­клю­чил­ся к раз­го­во­ру сво­и­ми вопро­са­ми: «За что мне спа­си­бо? И что зна­чит опоз­дав­шее спа­си­бо? И пусть вста­нет».. Немец встал и про­дол­жил раз­го­вор, Савуш­ки­на пере­во­ди­ла. А раз­го­вор был такой: «Вы конеч­но меня не узна­ли. Да и как узнать дав­но было. Я тот самый маль­чиш­ка из гит­ле­рю­ген­да, кото­ро­го вы не рас­стре­ля­ли в лесу у Потс­да­ма»

И всем вспом­ни­лась доро­га и путь к Потс­да­му через лес. Их маши­на — лег­ко­вуш­ка. Води­тель –пожи­лой сер­жант с авто­ма­том ППШ. Кор­ре­спон­дент газе­ты фрон­то­вой газе­ты «Крас­ная Армия» капи­тан Була­тов. Редак­ци­он­ное зада­ние: напи­сать об осво­бож­дён­ном 4 гвар­дей­ской тан­ко­вой арми­ей 1‑го Укра­ин­ско­го фрон­та из нацист­ско­го конц­ла­ге­ря быв­шем пре­мьер-мини­стре дово­ен­но­го пра­ви­тель­ства Фран­ции Эду­ар Эррио с женой. Он был сто­рон­ни­ком фран­ко-совет­ско­го сбли­же­ния, но вме­сте с фран­цуз­ски­ми лиде­ра­ми заиг­ры­вав­ши­ми с наци­ста­ми до вой­ны уго­дил в конц­ла­герь. Лей­те­нант –пере­вод­чи­ца Савуш­ки­на со зна­ни­ем немец­ко­го и фран­цуз­ско­го на зад­нем сиде­нии. Рядом стар­ший лей­те­нант контр­раз­вед­ки Поспе­лов для сопро­вож­де­ния кон­так­тов с осво­бож­дён­ны­ми из конц­ла­ге­ря важ­ны­ми ино­стран­ца­ми. И для полу­че­ния нуж­ной инфор­ма­ции. Вой­ска­ми 1‑го Укра­ин­ско­го фрон­та были осво­бож­де­ны из конц­ла­ге­рей тыся­чи фран­цу­зов, англи­чан, дат­чан, бель­гий­цев, нор­веж­цев.

При осво­бож­де­нии ино­стран­цев из конц­ла­ге­рей сво­ей дер­зо­стью и сме­ло­стью отли­чи­лись лей­те­нант В.С. Езец­кий и коман­дир раз­вед­груп­пы стар­ший лей­те­нант Ф.И. Жар­чин­ский, ценой сво­ей жиз­ни спас­ший и быв­ше­го коман­ду­ю­ще­го воору­жён­ны­ми сила­ми Нор­ве­гии О.Руге. Надо было под­го­то­вить объ­ём­ную справ­ку, несколь­ко ста­тей, взять несколь­ко интер­вью у осво­бож­дён­ных ино­стран­цев и сослу­жив­цев геро­ев.

По пути в Потс­дам актив­но обсуж­да­ли план дей­ствий — выпол­не­ния объ­ём­ной сов­мест­ной зада­чи. К ней ещё добав­ля­лось зада­ние напи­сать очерк о спа­сён­ных коман­ди­ра­ми и крас­но­ар­мей­ца­ми шедев­рах живо­пи­си двор­цов в Сан Су Си. Со сме­хом оста­но­ви­лись на вынуж­ден­ную оста­нов­ку свер­нув на обо­чи­ну доро­ги у леса. Муж­чи­ны в одну сто­ро­ну, лей­те­нант Савуш­ки­на –в дру­гую. И вдруг она вскрик­ну­ла: «Там в кустах кто то пря­чет­ся!». После оче­ре­ди из авто­ма­та к доро­ге выбе­жал испу­ган­ный дол­го­вя­зый юно­ша, маль­чиш­ка –гит­ле­рю­ген­до­вец. С под­ня­ты­ми рука­ми и кри­ка­ми: «Гит­лер ‑капут, Гит­лер- капут, Гит­лер –капут!».

Поспе­лов крик­нул: «К кустам его и шлёп­нуть! Сер­жант –впе­рёд. Савуш­ки­на, спро­си: здесь в лесу он один? А то нам в спи­ну …». Савуш­ки­на спро­си­ла, гит­ле­рю­ген­до­вец быст­ро отве­тил, что один, все погиб­ли неде­лю назад: не уме­ли стре­лять. И что он про­би­ра­ет­ся домой, в Потс­дам. Сер­жант стал оттал­ки­вать гит­ле­рю­ген­дов­ца от доро­ги в лес к кустам. Снял авто­мат с предо­хра­ни­те­ля и щёлк­нул затво­ром. Маль­чиш­ка-гит­ле­рю­ге­но­вец упи­рал­ся нога­ми и кри­чал: «Найн, найн, найн !». Савуш­ки­на нерв­но дёр­га­ла Була­то­ва за рукав гим­на­стёр­ки: «Оста­но­ви­те, оста­но­ви­те их. Ведь он – маль­чиш­ка! Крас­но­ар­мей­цы в детей не стре­ля­ют!». Була­тов при­ка­зал-как отре­зал: «Отста­вить рас­стрел! Сер­жант пин­ка ему под ж…у. Да посиль­нее! Быст­рее побе­жит нах хаус к мутер!» …

Нем­ца при­гла­си­ли за стол. Он сбив­чи­во бла­го­да­рил, бла­го­да­рил и бла­го­да­рил. Рас­ска­зы­вал, как рад что остал­ся жить. Была и любовь. Открыл своё дело –гаш­тет. Есть уже взрос­лые дети. Двое. Все любят гулять в Сан Су Си, про­гул­ки на кате­ре. И смот­реть вме­сте на закат. И что это –их боль­шой, очень боль­шой пода­рок ему, нем­цу, его жене и детям.

Савуш­ки­на спро­си­ла у Була­то­ва, кото­рый жил и слу­жил в Потс­да­ме, есть ли в Сан Су Си пла­кат или таб­лич­ки, что всё в Сан Су Си спас­ли и сохра­ни­ли крас­но­ар­мей­цы. А Була­тов с иро­ни­ей и гру­стью отве­тил, что таких пла­ка­тов и таб­ли­чек в Сан Су Си. Но есть исто­ри­че­ская над­пись, остав­ша­я­ся навсе­гда на камен­ной дорож­ке напро­тив вхо­да в Лет­ний коро­лев­ский дво­рец. Над этой над­пи­сью очень и очень дол­го, ноча­ми тру­дил­ся крас­но­ар­ме­ец –роман­тик поже­лав­ший оста­вить память о себе в самом цен­тре Евро­пы. Штык ножом он на выца­ра­пал, нет, глу­бо­ко выгра­ви­ро­вал: «Здесь охра­нял рядо­вой Вер­ба. Кубань.1946 год».

Спро­си­ли и нем­ца, хозя­и­на гаш­те­та, оста­лась какая-либо у него память о войне и осво­бож­де­нии. Улыб­нув­шись, он груст­но отве­тил, что у него, к сожа­ле­нию, в памя­ти навсе­гда оста­лось то, что ино­гда ему снить­ся и порой слы­шит­ся. Но к его радо­сти всё реже и реже. Ему всё ещё мере­щит­ся в щелч­ке зам­ка, в закры­ва­е­мой двер­це маши­ны щел­чок затво­ра авто­ма­та. Что слу­чил­ся в лесу у доро­ги, непо­да­лё­ку от Потс­да­ма. Два­дцать лет тому назад. Когда его не рас­стре­ля­ли.

Немец-хозя­ин гаш­те­та с широ­кой улыб­кой про­щал­ся со сво­и­ми неожи­дан­ны­ми гостя­ми из про­шло­го. Немно­го при­дер­жал на выхо­де Була­то­ва. И попро­сил Савуш­ки­ну пере­ве­сти, что для него, Була­то­ва. есть при­гла­ше­ние. Пол­ков­ник может со сво­и­ми дру­зья­ми каж­дое вос­кре­се­нье при­хо­дить в гаш­тет. И чисто по-немец­ки уточ­нил: прось­ба что­бы дру­зей было не боль­ше пяти. Всех сво­их гостей из про­шло­го немец-хозя­ин гаш­те­та при­гла­сил поужи­нать в его гаш­те­те зав­тра, после окон­ча­ния вто­ро­го дня науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции. Вече­ром сле­ду­ю­ще­го дня, когда закон­чи­лась кон­фе­рен­ция, лей­те­нант пере­вод­чик из 34 артил­ле­рий­ской диви­зии, подо­шёл к пол­ков­ни­ку Була­то­ву и ска­зал, что во дво­ри­ке Дома офи­це­ров его ждёт немец. И лей­те­нант доба­вил, что это какой то стран­ный немец. Он ска­зал, что пол­ков­ни­ка, с его дву­мя дру­зья­ми вой­ны, ждёт не рас­стре­лян­ный хозя­ин гаш­те­та, из гит­ле­рю­ген­да.

Алек­сандр Фурс

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *