Огни Сер­гея Сотникова

10 лет назад тер­пя­щий бед­ствие лай­нер сел в север­ной тай­ге на забы­тый аэродром.

Над Ижмой лета­ют толь­ко воро­ны. А рань­ше из мест­но­го аэро­пор­та выпол­ня­лись регу­ляр­ные рей­сы по Коми АССР. За треш­ку на “куку­руз­ни­ке” доста­вят в Печо­ру. А за пять руб­лей — на Ан-24 в Сык­тыв­кар. В 90‑е аэро­порт раз­ва­лил­ся. И толь­ко Сер­гей Михай­ло­вич Сот­ни­ков целых 12 лет сле­дил за поло­сой. И дождал­ся. На “вынуж­ден­ную” пошел тяже­лый Ту-154…

Пустое небо

Ижма и горо­дом-то не счи­та­ет­ся. Так, село тыся­чи на четы­ре. Но на cеве­рах и это сча­стье. Два кафе, пять мага­зи­нов, совре­мен­ный Дом куль­ту­ры име­ни В. Осо­ки­на и остат­ки мона­сты­ря, кото­рый все никак не восстановят.

А тут доро­гу на стан­цию Ира­ёль постро­и­ли. Каких-то 100 кило­мет­ров, а как изме­ни­лась гео­гра­фия! Все кто хотел — уеха­ли. Летать ста­ло неко­му. Да и не на чем. Захи­рел аэро­порт. Даже метео­служ­ба съе­ха­ла. Толь­ко два­жды в год, в рас­пу­ти­цу, при­ле­та­ют вер­то­ле­ты. Кому хлеб доста­вить, а кого с инфарк­том вывез­ти. И то и дру­гое жиз­нен­но важно.

Толь­ко Сот­ни­ков оста­вал­ся на дежур­стве. Ну вы выде­ли фильм “Елки‑2”. Там при­мер­но опи­сы­ва­ет­ся ситу­а­ция. А на самом деле и элек­три­че­ства не было. И дизтоп­ли­ва. Мерз Сот­ни­ков, под 50 было, но пост не сда­вал. Часто поку­пал за свой счет соля­ру для един­ствен­но­го трак­то­ра и чистил поло­су. А летом косил тра­ву и порос­ли бере­зок, кото­рые про­би­ва­ют­ся через бетон­ные пли­ты. 12 лет. 12 лет каторж­но­го тру­да на 1340 мет­рах бетон­ки. Это была не его зона ответ­ствен­но­сти. Он все­го лишь отве­чал за вер­то­лет­ную пло­щад­ку. А поло­су вычерк­ну­ли из всех реест­ров, слов­но из жиз­ни Сер­гея Сот­ни­ко­ва. Но не такой он чело­век. Не при­вык без рабо­ты сидеть. Вос­пи­та­ние совет­ское. А небо все было пустым.

Не при­ле­тел

Над Ижмой лета­ют толь­ко воро­ны. А рань­ше из мест­но­го аэро­пор­та выпол­ня­лись регу­ляр­ные рей­сы по Коми АССР. За треш­ку на “куку­руз­ни­ке” доста­вят в Печо­ру. А за пять руб­лей — на Ан-24 в Сык­тыв­кар. В 90‑е аэро­порт раз­ва­лил­ся. И толь­ко Сер­гей Михай­ло­вич Сот­ни­ков целых 12 лет сле­дил за поло­сой. И дождал­ся. На “вынуж­ден­ную” пошел тяже­лый Ту-154…
Недав­но к Сот­ни­ко­ву при­ле­та­ли дру­зья на юби­лей той самой посад­ки. Может, небо не такое пустое? Фото: Юрий Снегирев

Пустое небо

Ижма и горо­дом-то не счи­та­ет­ся. Так, село тыся­чи на четы­ре. Но на cеве­рах и это сча­стье. Два кафе, пять мага­зи­нов, совре­мен­ный Дом куль­ту­ры име­ни В. Осо­ки­на и остат­ки мона­сты­ря, кото­рый все никак не восстановят.

А тут доро­гу на стан­цию Ира­ёль постро­и­ли. Каких-то 100 кило­мет­ров, а как изме­ни­лась гео­гра­фия! Все кто хотел — уеха­ли. Летать ста­ло неко­му. Да и не на чем. Захи­рел аэро­порт. Даже метео­служ­ба съе­ха­ла. Толь­ко два­жды в год, в рас­пу­ти­цу, при­ле­та­ют вер­то­ле­ты. Кому хлеб доста­вить, а кого с инфарк­том вывез­ти. И то и дру­гое жиз­нен­но важно.

Толь­ко Сот­ни­ков оста­вал­ся на дежур­стве. Ну вы выде­ли фильм “Елки‑2”. Там при­мер­но опи­сы­ва­ет­ся ситу­а­ция. А на самом деле и элек­три­че­ства не было. И дизтоп­ли­ва. Мерз Сот­ни­ков, под 50 было, но пост не сда­вал. Часто поку­пал за свой счет соля­ру для един­ствен­но­го трак­то­ра и чистил поло­су. А летом косил тра­ву и порос­ли бере­зок, кото­рые про­би­ва­ют­ся через бетон­ные пли­ты. 12 лет. 12 лет каторж­но­го тру­да на 1340 мет­рах бетон­ки. Это была не его зона ответ­ствен­но­сти. Он все­го лишь отве­чал за вер­то­лет­ную пло­щад­ку. А поло­су вычерк­ну­ли из всех реест­ров, слов­но из жиз­ни Сер­гея Сот­ни­ко­ва. Но не такой он чело­век. Не при­вык без рабо­ты сидеть. Вос­пи­та­ние совет­ское. А небо все было пустым.

Не при­ле­тел

Эту фено­ме­наль­ную посад­ку про­сла­ви­ли на весь мир. Лай­нер авиа­ком­па­нии “Алро­са”, сле­ду­ю­щий из Поляр­но­го в Моск­ву, мож­но ска­зать, поте­рял управ­ле­ние. Точ­нее, акку­му­ля­то­ры вышли на теп­ло­вой раз­гон и отка­за­ла вся элек­три­ка. Ни свя­зи, ни нави­га­ции. Даже насо­сы для пере­кач­ки топ­ли­ва отка­за­ли. А это поте­ря цен­тров­ки и неиз­беж­ное пике. Не слу­чай­но 154‑й лет­чи­ки зовут “лета­ю­щим топо­ром”. А на бор­ту — 81 чело­ве­че­ская душа. До сих пор счи­та­ет­ся чудом, что штур­ман угля­дел на уста­рев­шей кар­те (сла­ва богу, что “Туш­ка” лете­ла еще по кар­там) поло­су Сотникова.

Везе­ние, чудо, профессионализм

Кава­лер орде­на Муже­ства, Бое­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни и Крас­ной Звез­ды, а так­же афган­ско­го орде­на “За храб­рость”, леген­дар­ный лет­чик-снай­пер Вла­ди­мир Тала­нов так мне ска­зал про эту посадку:

- Это Везе­ние, Про­фес­си­о­на­лизм и про­сто Чудо! Имен­но с боль­шой бук­вы. Уви­деть про­свет в обла­ках и сесть на кро­хот­ную полос­ку тяже­ло­му граж­дан­ско­му лай­не­ру с отка­зав­ши­ми при­бо­ра­ми — непо­сти­жи­мо. Мы в Афга­ни­стане, конеч­но, сади­лись и в более экс­тре­маль­ных усло­ви­ях. Но тут не вой­на. И за спи­ной граж­дан­ские пас­са­жи­ры. Так что лет­чи­ки про­сто герои! У этих ребят желез­ные нер­вы и фан­та­сти­че­ское само­об­ла­да­ние. Но само­лет взле­та­ет ввысь, что­бы когда-то при­зем­лить­ся. И я низ­ко кла­ня­юсь скром­но­му тех­ни­ку Сер­гею Михай­ло­ви­чу Сот­ни­ко­ву. Без таких, как он, нам нече­го делать в небе.

Тала­нов зна­ет, о чем гово­рит. Он совер­шил две экс­тре­маль­ные посад­ки, завер­шив­ши­е­ся раз­ру­ше­ни­ем само­ле­та. Под­во­ди­ла тех­ни­ка. Никто из пас­са­жи­ров не постра­дал. А само­ле­ты — в хлам! Тоже “везун­чик”. После тако­го ухо­дят из авиа­ции. Я бы тоже ушел.

Хотел стать как Гагарин

Сер­гей Михай­ло­вич — очень скром­ный чело­век. Он устал от сво­ей сла­вы. Но я его уго­во­рил на встре­чу. Я тоже в этих местах раз­би­вал­ся на само­ле­те. Кста­ти, с лет­чи­ком Тала­но­вым. Коро­че, было о чем поговорить.

Отец его Миха­ил Сте­па­но­вич Сот­ни­ков всю жизнь зани­мал­ся лесо­за­го­тов­ка­ми в Баш­ки­рии. Про­кла­ды­вал узко­ко­лей­ки в лесу. Про­шел дол­гий тру­до­вой путь. Мама Мария Гри­го­рьев­на рабо­та­ла дис­пет­че­ром в “Башле­се”. Сере­жа меч­тал о небе с дет­ства, как Гага­рин. Бре­дил само­ле­та­ми. И подал доку­мен­ты в зна­ме­ни­тое Орен­бугр­ское лет­ное учи­ли­ще, кото­рое, как вы дога­да­лись, закан­чи­вал сам Юрий Гага­рин. Но здо­ро­вье под­ве­ло. Тогда ему посо­ве­то­ва­ли Его­рьев­ское авиа­ци­он­но-тех­ни­че­ское учи­ли­ще. Там зна­ния и сме­кал­ка так же важ­ны. А по здо­ро­вью есть допуск. В истре­би­те­ли не про­шел, так все рав­но при небе.

Окон­чил учи­ли­ще и при­был в Ижму — стра­те­ги­че­ский авиа­у­зел. Там в день отправ­ля­ли по 10 рей­сов. Есть такой ста­рый чер­но-белый фильм “Раз­ре­ши­те взлет”. Про малую авиа­цию в сере­дине застоя. Загуг­ли­те и посмот­ри­те. Авиа­ция тогда была стерж­нем наше­го обще­ства, осо­бен­но в глу­бин­ке. Мож­но было сме­ло выве­ши­вать лозунг “Ком­му­низм есть совет­ская власть плюс авиа­ция!” В каж­дый аул, в каж­дое село и посе­лок город­ско­го типа, если не было доро­ги, при­ле­тал или “куку­руз­ник”, или “Ми‑2”. Вспом­ни­те “Мими­но”! А теперь Сот­ни­ков от неба отлу­чен. Пенсия.

Идем по ули­це Ижмы. Кру­гом улыб­ки. Улы­ба­ют­ся не мне — Сот­ни­ко­ву. Даже дежур­ная в един­ствен­ной гости­ни­це, узнав, что я к Миха­лы­чу, выде­ли­ла мне самый луч­ший номер.

При­е­ха­ли на аэро­дром. Ржа­вые воро­та. Сот­ни­ков выхо­дит из сво­ей “Гран­ты”. Откры­ва­ет замок. Ни души. Едем мед­лен­но через поко­сив­ши­е­ся сараи, кото­рые когда-то были скла­да­ми, через забро­шен­ную метео­стан­цию из кото­рой тор­чит закоп­чен­ная тру­ба. Нако­нец, вер­то­лет­ная пло­щад­ка с поса­доч­ны­ми огня­ми. Она гото­ва при­нять вер­то­кры­лые маши­ны, как толь­ко насту­пит рас­пу­ти­ца. А даль­ше — рулеж­ка и та самая бетон­ка, упи­ра­ю­ща­я­ся в лес.

- Конеч­но, обид­но, — гово­рит Сот­ни­ков. — Обе­ща­ли воз­ро­дить аэро­порт. Я ждал, ждал. И вот уже на пен­сии. Мой пре­ем­ник Дима Канев на вер­то­лет­ной пло­щад­ке два раза в год про­да­ет биле­ты, реги­стри­ру­ет пас­са­жи­ров и почту. Ну и сле­дит за “квад­ра­том” — вер­то­лет­ной пло­щад­кой. А на деся­ти­ле­тие посад­ки “Туш­ки” ко мне при­ле­те­ли дру­зья. На сво­их само­ле­тах. “Сесс­ны” лете­ли со всех кра­ев, где мои одно­каш­ни­ки по учи­ли­щу оби­та­ют. Для них я опять вышел на поло­су с бен­зо­ко­сой. 400 мет­ров очи­стил. Все при­зем­ли­лись. Отме­ти­ли как полагается.

Дру­зья выби­лись в состо­я­тель­ные. Содер­жать соб­ствен­ный само­лет не мно­гим под силу. Но не забы­ва­ют одно­каш­ни­ка. При­ле­те­ли из раз­ных кра­ев. Толь­ко что­бы обнять захо­луст­но­го героя. К чер­ту доро­гой бен­зин, к чер­ту мото­ча­сы. Объ­я­тия с неба — это осо­бый шик. Лет­чи­ки пой­мут. Да и кто тут боль­ше состо­ял­ся? Тот, кто купил “мерс” или тот, кто спас тер­пя­щие бед­ствие души?

Кто тут боль­ше состо­ял­ся? Кто купил “мерс” или тот, кто спас тер­пя­щие бед­ствие души?

- А коман­дир кораб­ля Ново­се­лов прилетел?

- Нет, конеч­но. Он сей­час очень занят. Герой все-таки. Но позво­нил, поздра­вил. Хоро­ший раз­го­вор по теле­фо­ну был.

Ижим­ское чудо

- Миха­лыч! Над горо­дом тяже­лый борт кру­жит! Идет на посад­ку! — кри­ча­ла труб­ка. — Грохнется!

Сот­ни­ков в чем был вско­чил в свою маши­ну и аллю­ром, аллю­ром на аэро­дром. А там “Туш­ка” уже на чет­вер­тый заход шла. Для нее 2,5 кило­мет­ра поло­сы — нор­ма. А тут 1340 мет­ров. Впе­ре­ди — под­ле­сок. Хоро­шо, что Сот­ни­ков и его косил. А то бы дере­вья про­би­ли баки в кры­льях — и пожар. Страш­ный пожар. Сколь­ко раз так было!

Само­лет кос­нул­ся бето­на. Затряс­ся. Взре­ве­ли тур­би­ны на реверс. Но чудес не быва­ет. Поло­са кон­чи­лась, и само­лет по суглин­ку груз­но пошел в тай­гу. Стоп! Выки­ну­лись ава­рий­ные тра­пы. Так, зна­чит, чудо произошло?

- Люди шли спо­кой­но, — вспо­ми­на­ет Сот­ни­ков. — Улы­ба­лись даже. Не ска­зать, что в шоке. Кури­ли, раз­го­ва­ри­ва­ли. Под­вез­ли кофе и бутер­бро­ды. А потом при­ле­те­ли вер­то­ле­ты и всех увез­ли в Ухту. А я с само­ле­том остал­ся. Запер воро­та. И пошел к жене.

Малень­кое лири­че­ское отступ­ле­ние. Когда наш само­лет тер­пел ава­рию в Вор­ку­те в октяб­ре 1994-го, то пани­ка была нешу­точ­ная. Осо­бен­но тогда, когда тех­ни­ки вруч­ную ста­ли выпус­кать шас­си, кру­тя рулет­ки пря­мо под нога­ми пас­са­жи­ров. Я тогда понял: все. Сей­час с гру­стью вспо­ми­наю те вре­ме­на. А пас­са­жи­ры Ту-154 “Алро­сы” и подав­но забы­ли все, что про­изо­шло 7 сен­тяб­ря 2010 года. Что ж, пси­хи­ка дороже.

Почти 180 мет­ров пахал Ту-154 по север­ной тай­ге. Если бы Сер­гей Сот­ни­ков не выру­бал зону без­опас­но­сти за полосой,то бере­зы про­би­ли бы топ­лив­ные баки в кры­льях и начал­ся пожар, в кото­ром мало кто бы уце­лел. Фото: Юрий Снегирев

Пла­смас­со­вый макет

Сер­гею Михай­ло­ви­чу тут же позво­нил глав­ный авиа­ци­он­ный началь­ник Алек­сандр Нерадь­ко. Побла­го­да­рил за служ­бу. Потом при­ле­те­ли тех­ни­ки и инже­не­ры. И из “Алро­сы”, и с заво­да в Сама­ре, где про­из­ве­ли борт номер 85684. Реше­но было вос­ста­но­вить само­лет. В тур­би­ны попа­ла струж­ка от моло­дых бере­зок. Да тор­мо­зу­ха вытек­ла от жут­ко­го дав­ле­ния на педа­ли коман­ди­ра Новоселова.

Опе­ра­ция по выз­во­ле­нию лай­не­ра заня­ла несколь­ко меся­цев. Во-пер­вых, заме­ни­ли два боко­вых дви­га­те­ля. Хотя они и заво­ди­лись после про­дув­ки сжа­тым воз­ду­хом, риск отка­за был велик. Толь­ко зимой два трак­то­ра “Туш­ку” акку­рат­но выта­щи­ли на сот­ни­ков­скую бетон­ку. Очень было опас­но повре­дить шас­си. Запу­сти­ли по оче­ре­ди дви­га­те­ли. Вся Ижма собра­лась на аэро­дро­ме и смот­ре­ла на исто­ри­че­ский взлет. Такое быва­ет и вправ­ду раз в жиз­ни. А потом тишина?

Музей­ный экспонат

Сер­гей Сот­ни­ков у спа­сен­ной “Туш­ки”. В руках — гли­ня­ный суве­нир от почи­та­тель­ни­цы. Само­лет и он — герой. Фото: Юрий Снегирев

Я пошел в мест­ный кра­е­вед­че­ский музей. Там целый зал, посвя­щен­ный деся­ти­ле­тию тру­до­во­го подви­га Сот­ни­ко­ва. Водят школь­ни­ков. Ну прав­да, есть чем гор­дить­ся. Тут и почет­ные гра­мо­ты, и знач­ки, и даже памят­ная моне­та, кото­рую выко­вы­ва­ют пря­мо при тебе на нако­вальне. А под сар­ко­фа­гом пода­рок само­го Нерадь­ко — пласт­мас­со­вый макет Ту-154 с бор­то­вым номе­ром RA-85684. Маке­тик малень­кий. А стенд боль­шой. Не тот раз­мах кры­льев. Вду­май­тесь. Ижма. Моро­зы. Сля­коть. Мош­ка­ра. А Сот­ни­ков косит тра­ву и выди­ра­ет берез­ки в ожи­да­нии сво­е­го бор­та. 72 пас­са­жи­ров спас­ли не толь­ко воз­душ­ные коман­ди­ры, но и он, скром­ный слу­жа­щий аэро­пор­та. А ведь он тоже герой. Поболь­ше бы таких.

Один день Сер­гея Михалыча

Он вста­ет рано, по при­выч­ке, когда надо или чистить снег, или мести поло­су, — ров­но в 6.30. Семья боль­шая — семе­ро вну­ков. Стар­шие доче­ри разъ­е­ха­лись. Так что вся ответ­ствен­ность на деде.

Лег­кий зав­трак — и начи­на­ет­ся раз­воз в ясли, дет­сад и шко­лу. “Гран­та” Миха­лы­ча гло­та­ет уха­бы, но всех раз­во­зит вовремя.

Потом обя­за­тель­но на поло­су, кото­рая уже ста­ла род­ной. Про­сто посмот­реть, пощу­пать. В душе надеж­да, а в гла­зах страх — не дай бог она еще тако­му тяже­ло­му лай­не­ру при­го­дит­ся. Тогда надо уж косить лес мет­ров на сто. А где силы и, глав­ное, бензин?

Днем опять объ­езд яслей, дет­ско­го сада и шко­лы. Под­го­тов­ка уро­ков. Вос­пи­та­ние вну­ков — и вот уже вечер.

А по ночам Сер­гею Михай­ло­ви­чу снит­ся все один и тот же сон: тяже­лый Ту-154 идет на посад­ку в Ижме, а поло­са не под­го­тов­ле­на. Тогда он про­сы­па­ет­ся, пьет кап­ли и спит до рассвета.

Поло­са без Сот­ни­ко­ва зарас­та­ет. Бетон­ка тре­бу­ет ремон­та. Как мини­мум — асфаль­то­во­го покры­тия. Фото: Юрий Снегирев

Награ­ды

Коман­ди­ру кораб­ля Евге­нию Ново­се­ло­ву и вто­ро­му пило­ту Андрею Лама­но­ву при­сво­и­ли высо­кое зва­ние “Герой Рос­сии”. Осталь­но­му лет­но­му эки­па­жу вру­чи­ли не менее почет­ные орде­на Мужества.

Толь­ко через несколь­ко меся­цев вспом­ни­ли про скром­но­го само­де­я­тель­но­го смот­ри­те­ля полосы.

Ему в Сык­тыв­ка­ре от име­ни пре­зи­ден­та вру­чи­ли медаль орде­на “За заслу­ги перед Оте­че­ством” II сте­пе­ни. Началь­ная госу­дар­ствен­ная награ­да. Ниже толь­ко глис­са­да Ту-154 авиа­ком­па­нии “Алро­са” над Ижмой. Неуже­ли “тру­же­ник тыла” рос­сий­ской авиа­ции досто­ин лишь это­го? В “сов­ке”, как пре­зри­тель­но ино­гда назы­ва­ют Совет­ский Союз, его бы жда­ла дру­гая награ­да — орден Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни или в край­нем слу­чае “Знак Почета”.

Новые реа­лии — новые награ­ды. Интер­нет-сооб­ще­ство ски­ну­лось на пода­рок для Сот­ни­ко­ва — новень­кий снегоход.

- А что делать с остав­ши­ми­ся день­га­ми? — спро­си­ли Сотникова.

- Купи­те поса­доч­ные огни для всех наших вер­то­лет­ных пло­ща­док. А то мы ночью садим­ся на “жаров­ню” — под­жи­га­ем соляр­ку в боч­ках по пери­мет­ру, как в войну.

Огни купи­ли. А мест­ный худож­ник в музее изоб­ра­зил Сот­ни­ко­ва со Звез­дой Героя. Народ­ное твор­че­ство. Не воз­бра­ня­ет­ся. Но оно доро­же всех наград.

Источ­ник

4 thoughts on “Огни Сер­гея Сотникова

  1. Новые реа­лии — новые награ­ды. Интер­нет-сооб­ще­ство ски­ну­лось на пода­рок для Сот­ни­ко­ва — новень­кий сне­го­ход. Огни купи­ли. А мест­ный худож­ник в музее изоб­ра­зил Сот­ни­ко­ва со Звез­дой Героя. Народ­ное твор­че­ство. Не воз­бра­ня­ет­ся. Но оно доро­же всех наград.

  2. Рус­ский бит­ко­ин банк — PayPal обья­вил о вклю­че­ние бит­ко­и­на в свою пла­теж­ную систе­му. Бит­ко­ин рез­ко рас­тет вверх!
    Посмот­ри­те видео как зара­бо­тать 5000$ за несколь­ко часов вло­жив все­го 200$. https://cutt.ly/BitcoinBankRu

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *